Хронология вируса в Атырау: для скептиков и не только

17 394 просмотра

«Никакого коронавируса нет», «людям предлагают по 300 тысяч за то, чтобы они полежали в инфекционке», «семьям умерших заплатили за молчание». Такое мы слышим каждый день от разных людей. Тех, кто пытается предохраняться от COVID-19, они называют стадом не понимая, что именно благодаря этому «стаду» удается еще хоть как-то сдерживать распространение инфекции. Может быть, пониманию поспособствует экскурс «АЖ» в недалёкое прошлое.

ВИРУС ПРИБЫЛ ИЗ-ЗА ГРАНИЦЫ

16 марта в Казахстане был введен режим чрезвычайного положения. С 27 марта, когда было официально сообщено о первых случаях заражения в Атырауской области, и до сегодняшнего дня в нашем регионе заразился 1341 человек. 994 излечились, 6 умерли.

Первые три COVID-19 были «завезены» в Атырау из-за пределов области и страны. Первый носитель прилетел 21 марта из Нур-Султана, и 26 марта в связи с тем, что у него были симптомы ОРВИ, его проверили на коронавирус – результат оказался положительным. Затем положительный результат определили у девушки, прилетевшей в Атырау 17 марта из Стамбула через Алматы. Третий зараженный был выявлен среди прилетевших 26 марта рейсом «Амстердам – Атырау», после того как всех пассажиров этого рейса отправили на карантин и взяли анализы. Какое-то время ежедневно регистрировалось по 1-2  новых инфицированных, в большинстве – прилетевших из-за границы и контактных с прибывшими ранее.  Все они принимали стандартное лечение по действовавшему тогда протоколу, которое включало в себя противовирусные внутривенные инъекции дважды в день в течение 14 дней.

АТЫРАУ НА КАРАНТИНЕ

В Атырау приостановили движение поездов в направлении Узбекистана, Таджикистана и России, закрыли автовокзал и аэропорт. 30 марта был объявлен карантин, затем он будет продлеваться трижды. На 1 апреля в инфекционном стационаре находилось 16 пациентов, в провизорном – 39, в карантинном – 116, на домашнем карантине – 1298.

Первый, казавшийся тогда шокирующим скачок заболеваемости был зафиксирован 5 апреля, когда выявили сразу 6 инфицированных. Но уже с мая счет пошел на сотни, а потом перевалил за тысячу.

ПЫЛАЮЩИЙ ТЕНГИЗ

8 апреля коронавирус был обнаружен у сотрудницы одной из подрядных компаний ТШО на Тенгизском месторождении. Для контактных лиц  там открыли карантинный стационар на 109 мест в отдельном здании. 11 апреля в вахтовым посёлке Ватернас было выявлено еще 9 инфицированных – все они контактировали по работе с той женщиной. Согласно действовавшему на тот момент алгоритму, все заболевшие были госпитализированы в инфекционный стационар и получали лечение согласно протоколу. Небольшое время спустя Тенгиз станет самым крупным очагом в регионе. 16 апреля начался вывоз «неоперативного» персонала – рабочих из разных регионов страны. Генеральный менеджер по связям с правительством и общественностью ТШО Рзабек Артыгалиев сообщил, что временное снижение темпов работ и сокращение численности персонала затронет как базовое производство, так и проект будущего расширения (ПБР). 19 апреля на Тенгизе прошёл массовый протест рабочих в вахтовом посёлке Болашак – они выступали против заселения сюда контактных, пусть даже на одну ночь  А 2 мая около 100 сотрудников компании COC Realty вышли с требованиями об ослаблении режима содержания в карантинном стационаре, а также о выплате сверхурочных за уже вторую подряд вахту. Изменились правила перевахтовки, всех закончивших вахту и начинающих ее сотрудников начали проверять на коронавирус. 6 мая Атырауская область вышла на 3-е место в стране по числу  инфицированных, при этом основной рост шёл за счет Тенгиза. Например, за один день 19 мая там было зарегистрировано 142 случая. Все заболевшие – сотрудники подрядных организаций, проходившие обязательный скрининг перед перевахтовкой и демобилизацией с месторождения. На 20 мая на Тенгизе было зарегистрировано 935 случаев, в связи с этим в область приехала правительственная комиссия.

МЕДИКИ НА ПЕРЕДОВОЙ

Одними из первых на линии огня оказались медики. Сотрудница городской поликлиники №3, которая брала анализ у инфицированных, стала пятой пациенткой инфекционной больницы. Тем временем госкомиссия приняла решение о ежемесячной надбавке к зарплате медработников, задействованных в борьбе с коронавирусом – от 212 тысяч до 850 тысяч тенге в зависимости от группы риска. 12 апреля главный санитарный врач области Темирбек МУСАГАЛИЕВ (позже он и сам заразился)  сообщил, что среди 59 больных коронавирусом на тот момент 16 – медики (3 врача, 8 медсестёр и 5 санитарок).

16 апреля заработал сайт оперативного штаба Атырауской области,  и вся официальная информация стала исходить от него. Практически ежедневно «АЖ» публиковал статистику заражений, но даже круто растущие цифры уже не производили впечатления на жителей области. Методика подсчета менялась несколько раз. Быстрые темпы распространения болезни на Тенгизе вынудили сначала выделить его отдельной графой. Затем уже министерство здравоохранения решило отдельно считать пациентов с проявлениями заболевания и бессимптомных. А ВОЗ  объявило о том, что бессимптомные передают инфекцию крайне редко.

БЕЗДЕНЕЖЬЕ СТРАШНЕЕ

В конце мая, после почти двухмесячного карантина, начались слабления режима, стали открываться рынки, магазины, парикмахерские, детские сады и т. д. Это привело к скоплениям людей. 1 июня на центральной площади Махамбета и Исатая яблоку негде было упасть. У магазинов одежды, косметики, на рынках, у банков выстроились длинные очереди.

Между тем 2 июня появилась информация о первых летальных исходах: в инфекционной больнице скончались 56-летний рабочий с Тенгиза и 69-летний горожанин. Но даже смерти не смогли переубедить скептиков, которые продолжают утверждать, что на самом деле покойные умерли от других причин, а коронавирус им приписали «для галочки». Для какой галочки, какому «закулисью» во всём мире весь этот ужас нужен – коронаскептики ответить не могут. Но надо признать: у этого скепсиса, помимо того, что люди просто не могут уместить в своих мозгах то, чего раньше никогда не бывало, есть и ещё одна причина, экономическая. Затянувшийся карантин резко ударил по всем. В Атырау ещё более-менее спокойно, а к примеру в Кульсары торговцы главного рынка вышли на эмоциональный протест против закрытия места, которое их кормит.

К этому добавляется и то, что за время карантина далеко не все смогли получить социальные выплаты от государства. Было немало случаев, когда работники остались без положенных им выплат только потому, что работодатели не делали вовремя обязательных отчислений.

К ЧЕМУ ПРИВОДИТ БЕСПЕЧНОСТЬ

Беспечность людей привела к тому, что ситуация в целом по стране, в том числе в Атырауской области, стала ухудшаться. Министр здравоохранения Елжан БИРТАНОВ, объявивший о второй волне коронавируса, и сам заразился. Вирус стал распространяться по всем фронтам – в Атырау диагноз был поставлен сотрудникам детского сада, работнику компании NCOC (ранее её как-то бог миловал), бомжу в Центре социальной адаптации и так далее. С начала июня заразились 136 работников Эмбамунайгаза.

Как сообщил руководитель Управления внутренней политики Жасулан БИСЕМБИЕВ на своей странице в Фейсбуке, в Атырау и в районах регистрируются всё новые случаи:

В первое время, в апреле, мае, практически все зараженные были бессимптомными, однако сейчас у большинства пациентов есть симптомы. К примеру у 100 из 170 пациентов в инфекционной больнице болезнь протекает в форме пневмонии.

При этом, по словам технического руководителя ВОЗ по реагированию на COVID-19 Марии ВАН КЕРКХОВЕ,  заразным человек становится за 2-3 дня до появления симптомов.

Каково резюме? Примерно такое: отнеситесь с пониманием к нынешнему усилению карантинных мер, берегите себя и других.

Зульфия ИСКАЛИЕВА

19 июня, 09:22

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz