Атырау, 19 августа 22:57
 будет пасмурноВ Атырау +24
$ 475.94
€ 483.98
₽ 7.94

6 томов и пропавший ребенок

8 148 просмотров

На днях прокуратура Атырауской области вернула на доследование дело о подмене ребенка, прекращённое полицией в конце декабря прошлого года. Возбуждённое ещё в 2009 году, оно  было закрыто «за отсутствием состава преступления». Повторное расследование инициировала прокуратура и сами потерпевшие – супруги Сауле БАПАЕВА и Нурлыбай АШЫКБАЕВ (на снимке).

 

Вернуть на доследование!

Как сообщил замначальника ДВД Атырауской области по следствию Бауржан РАХМЕТОВ, решение о прекращении уголовного дела было принято на основании акта судебно-медицинской экспертизы от 24 ноября 2011 года, выданного атырауским филиалом центра судмедэкспертизы Минздрава РК. Эксперты заключили, что при преждевременных родах Сауле Бапаева родила мёртвого ребёнка. Для проверки законности принятого решения уголовное дело из ДВД было направлено в прокуратуру, которая с этим решением не согласилась, как и сами супруги Сауле и Нурлыбай, обратившиеся в прокуратуру с соответствующим заявлением. 

Напомним, что они уже несколько лет безуспешно пытаются найти свою дочь, родившуюся в феврале 2008 года в роддоме города Кульсары Жылыойского района и объявленную врачами мертворождённой. Но проведенная впоследствии эксгумация выданного супругам тела показала, что это мальчик, а экспертиза ДНК показала, что Сауле и Нурлыбай не являются биологическими родителями похороненного младенца. Дело, возбуждённое по ст. 134 (“Подмена ребёнка”) и ст. 125 (“Похищение человека”) УК РК, несколько раз приостанавливалось из-за необходимости сложных экспертиз. Как сообщила недавно Генпрокуратура в ответ на депутатский запрос мажилисмена из Атырауской области Асхата БЕКЕНОВА, в ходе расследования их было проведено более 10. Однако ребёнок, которого в действительности родила Сауле Бапаева, до сих пор не найден.

 

Мальчик, да не тот

Между тем в распоряжение редакции попала копия результатов экспертизы атырауской научно-производственной лаборатории судебной экспертизы Минюста РК (не путать с судмедэкспертизой Минздрава) от 11 сентября 2011 года. Согласно этому документу, исследование фрагментов внутренних органов (сердце, печень, почки), изъятых патологоанатомом при вскрытии ребенка, показало: он был мужского пола. То есть местные эксперты подтвердили выводы алматинских судмедэкспертов, проводивших экспертизу в 2009 году, что супругам выдали для захоронения не их ребёнка. Напомню, что в первоначально выданных Сауле справке и свидетельстве о смерти, а также в письменных показаниях врачей утверждается, что она родила девочку.

Но и это ещё не всё! По словам Сауле, в беседе с ней эксперты атырауской лаборатории Минюста утверждали, что выводы экспертизы, состоявшейся в сентябре 2011 года, и материалы эксгумации ребёнка, проведённой в 2009 году по инициативе супругов, доказывают: это были тела двух разных мальчиков! То естьэкспертам в прошлом году передалине тот «материал»!

На вопрос Сауле, почему они не задокументировали этот вопиющий факт, те ответили, что следствие не ставило перед ними этот вопрос?!

За комментариями мы обратились к начальнику атырауской научно-производственной лаборатории судебной экспертизы Минюста РК Бауржану ШАЙХИНУ, который переадресовал нас к своим экспертам. Но те отказались от комментариев, сославшись на то, что не имеют право давать информацию «третьим лицам». 

Заместитель начальника ДВД Атырауской области Бауржан РАХМЕТОВ подтвердил, что дело возвращено прокуратурой в ДВД на дополнительное расследование.

Потерпевшая сторона привела свои доводы, и теперь нам предстоит проверить конкретизированные прокуратурой факты, – добавил он. Пока проводится расследование, я не имею права его комментировать.

 

Сплошные нестыковки

– С самого начала было заметно, что следствие не заинтересовано в расследовании этого дела по существу, считает Сауле Бапаева. Более того, на начальном этапе они пытались выставить виновными нас самих: мол, чтобы обвинить врачей, мы намеренно показали для эксгумации не ту могилу, в которой похоронили ребёнка, а могилу ребёнка моей родственницы, который умер при рождении в 2007 году. Следствие инициировало экспертизу, но она показала то, что и следовало доказать: эксгумированный ребёнок не имеет отношения к моей родственнице.

В уже упомянутом заявлении в прокуратуру Сауле указывает на множество нестыковок в материалах дела, проигнорированных следствием. В частности, на путаницу в показаниях врачей и медсестёр, принимавших роды, и санитарок, выдававших тело младенца родственникам Сауле (сама она с осложнениями после родов ещё находилась в роддоме), а также кульсаринского патологоанатома. Например, тот сначала утверждал, что проводил вскрытие один, потом что ему помогала  санитарка. Кроме того, он показал, что через неделю после вскрытия фрагменты внутренних органов ребенка, согласно принятой процедуре, были направлены в Атырау для последующего хранения. А Сауле настаивает, что их отправили в областной центр по приказу тогдашнего начальника РОВД ИСЛЯМОВА лишь спустя год.

 

“Поиски не прекращу!”

«У меня сложилось впечатление, что никто из сменявших друг друга следователей не удосужился вникнуть в суть этого дела, которое уже насчитывает 6 томов, – написала Сауле Бапаева в своём заявлении в прокуратуру. – Судебно-медицинские экспертизы подтвердили очевидный факт: нам выдали не нашего ребенка. Но вместо того чтобы заниматься расследованием, полиция старается под любым предлогом его закрыть. Надеюсь, мы живём в правовом государстве. И верю, что справедливость восторжествует. Никто не может запретить мне искать моего ребёнка. Каждая женщина на моем месте поступила бы так  же».

Лаура СУЛЕЙМЕНОВА

16 февраля 2012, 00:00

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz