Атырау, 22 августа 05:15
Утром ясно+33, днём +38
Курсы Нацбанка: $ 386.05  € 428.25  P 5.84

Бейсболка для аксакала

6 октября 2011 в 00:00

АДВОКАТ ЛЕБЕДЕВ, ШТАБС-КАПИТАН ЛЕМАН И АНГЛИЧАНЕ

Когда речь заходит о Доссоре, невозможно не упомянуть о Карашунгуле. С этой местности собственно и началась история казахстанской нефти.

В освоении нефтяных залежей Старой Эмбы в первую очередь были заинтересованы мелкие российские предприниматели. Один из них, адвокат Юрий Лебедев, почуяв, что в окрестностях Карашунгула таятся огромные запасы нефти, изъявил желание начать разведочные работы. Однако для этого у него было мало средств, и он продал своё заявление за 26 тысяч рублей гвардии штабс-капитану в отставке Леману. Таким образом на свет появилась первая нефтепромышленная компания Леман и Ко. И в 1899 году на  Карашунгуле забил первый нефтяной фонтан. Однако рассчитывавшая на легкое и быстрое обогащение группа Лемана не смогла окупить свои расходы. Тогда он начал переговоры с английскими и немецкими предпринимателями. Предложение российского подданного Лемана заинтересовало англичан, и они отправили в казахские степи своих геологов. Убедившись в том, что месторожение в будущем сулит солидную прибыль, они выкупили у Лемана право на нефтяную концессию.

Позднее, 29 апреля 1911 года, на скважине №3 в Доссоре забил фонтан высококачественной нефти, в составе которой содержание керосина превышало 70 процентов. Так была заложена основа нефтяной промышленности на Эмбе. По всем ведущим биржам мира разлетелась весть об обнаруженной в далеких казахских степях нефти очень высокого качества. Лондонская биржа выпустила акции на сумму более 5 миллинов фунтов стерлингов, призванные обеспечить освоение природных богатств тогдашней царской России.

 

ОРДЕНОНОСЦЫ В БРЕЗЕНТОВЫХ ШТАНАХ

С тех пор прошло 100 лет. Что изменилось в Доссоре за это время? Заведёшь разговор с любым из почти 9 тысяч жителей посёлка, и тут же он начнёт перечислять существующие проблемы, к примеру дефицит питьевой воды, отсутствие рабочих мест. Жители посёлка мечтают о том, чтобы хотя бы малая толика денег от реализации нефти была израсходована на решение их нужд. Но этого не происходит. 

Группа находящихся ныне на заслуженном отдыхе нефтяников поделилась со мной своими воспоминаниями. 

86-летняя пенсионерка Жибек СЕГИЗАЛИЕВА– одна из тех, кто, облачившись в брезентовые шаровары, по колено в грязной воде добывал здесь нефть в прежние годы. За этот труд она была награждена считавшимися в те времена очень престижными орденами Ленина и Трудового Красного знамени, была депутатом Верховного Совета Казахской ССР, делегатом Х съезда компартии Казахстана, членом обкома. 

– Накануне празднования 100-летия Доссора узнала от односельчан, что к этому празднику мне собираются вручить автомашину. Да только ошиблись односельчане: какая там машина, меня и на торжественное собрание только в последний момент пригласили, – сетует ветеран труда. И снова погружается в воспоминания:   – Это было трудное время. 28 скважин обслуживал всего один мотор, встанет одна скважина – тут же останавливается работа на остальных. Мы еле справлялись с тяжеленными деревянными качалками. Особенно тяжело было работать в ночную смену под маскировкой, в непроглядной тьме. Шла война, и за малейшую полоску света строго наказывали. Поэтому в основном работали в дневное время, а ночами вязали носки из верблюжьей шерсти. Мы даже не знали, кому достанутся эти носки, но это было нашей помощью тем, кто воевал на фронте.

80-летний Гумаров ШАЙХИМЕДДИН многие годыпроработал на нефтепромыслах оператором. Несмотря на то, что остался без родителей ещё в раннем детстве, старик доволен прожитой жизнью.

– Да, я увидел плоды своего труда, но считаю, что главное мое богатство – это мои сыновья и дочери, – говорит он.

Он поднял на ноги 9 внуков, оставшихся сиротами после смерти родителей. Памятную медаль «Доссору 100 лет» ему передали по окончании торжественного собрания. Вспоминая об этом, старик не может скрыть досаду: 

– За медаль, конечно, спасибо... А я вот вспоминаю, что в годы, когда я работал на нефтяном промысле, была хорошая, но ныне уже позабытая традиция выделять работникам легковые автомобили. Хотя бог с ними, с автомобилями. Меня сейчас больше волнует трудоустройство моих сыновей и внуков. Обидно то, что не получается устроиться в «нефтянку» хотя бы одному из своих сыновей. Там всё по блату...

Самыми молодыми моими собеседницами стали 73-летняя Галия БАТАНОВА и74-летняя Галина ЕВСЮКОВА. Галия начала свою трудовую деятельность на месторождении Доссор в 21 год по комсомольской путёвке. Молодой специалист работала, как она сама выражается, «от звонка до звонка».

Галия апа очень надеялась, что к столетию ей помогут с ремонтом дома, находящегося под угрозой обрушения:

– Я несколько раз обращалась с заявлением по этому поводу. Так мало того, что на моё заявление никто не ответил, меня даже перестали пускать на порог офиса. А к столетию нам подарили по футболке и бейсболке. Что мне с ними делать? Их и не продашь, кто ж их купит?

У Галины Николаевны Евсюковой тоже вся жизнь связана с нефтяным промыслом. Первым делом она вспоминает никогда не успевающие высохнуть до конца, передаваемые от одного другому резиновые сапоги и выдаваемую раз в три года ватную фуфайку.

– Как-то раз из-за обрыва линии произошла авария. Тогда аварии на месторождении случались часто. В тот момент, когда я нагнулась к земле, чтобы соединить линию, выбившаяся из-под земли под большим давлением струя нефти ударила мне прямо в лицо. Я не помню, как тогда дошла до дома, помню лишь, что долго не могла промыть глаза. Слава богу, что зрение тогда не потеряла, – рассказывает Галина Николаевна.

Проработавшая на месторождении более сорока лет, Галина Евсюкова живёт то у сына, то у дочери. А отремонтировать свой дом, который чуть ли не ровесник месторождения, у неё нет возможности. Когда ещё были силы, была работа, но своей очереди на государственное жильё я так и не дождалась. А теперь квартиру ей отказываются выделять, ссылаясь на то, что её пенсии не хватит для погашения кредита. 

– Неужели такой богатый и могущественный КазМунайГаз позволит своим пенсионерам прожить остаток жизни в нищете? Я слышала, многие молодые нефтяники получили на 100-летие ценные подарки. А про нас забыли, – говорит пенсионерка. – Как только я начинаю говорить о социальной помощи, мне всё время подносят какой-то колдоговор. Там написано о выделении денежной помощи на похороны и вручении 15 тысяч тенге по случаю праздника Наурыз. Но я ведь ещё живая! Хоть напоследок хотелось бы вкусить плоды своего многолетнего труда. Пусть руководители КазМунайГаза посмотрят на Доссор беспристрастным взглядом. Пусть увидят и признают, в какой нищете живут люди из нефтяного региона.

 

«ИМ ЧТО, ВСЁ ЕЩЁ МАЛО?»

Руководитель НГДУ «Доссормунайгаз» Талгат ТАСКИНБАЕВ довольно неохотно отвечал на вопросы о пенсионерах-нефтяниках..

– Они своё уже получили в то время, когда работали. Или что, им всё ещё мало? – сказал начальник управления..

Я восприняла это как особую форму выражения почёта к старикам с его стороны. Далее он продолжил:

– К футболкам и бейсболкам я не имею отношения, они выделены АО «Разведка Добыча КазМунайГаз». Я только разослал приглашения людям по утвержденному списку. Ценные подарки были вручены работающим. Не выдашь им, завтра и они начнут писать заявления. А пенсионерам мы вручили благодарственные письма. 

Такая вот история и современность в свете 100-летия доссорской нефти. А скоро 80-летие Байчунаса...

Сания ТОЙКЕН

Фото автора

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz

 

5755 просмотровНа главную Поделиться:

Подпишитесь и узнавайте о новостях первыми


На главную

Наш WhatsApp номер для новостей:
1 2 3 4