Атырау, 2 октября 18:06
 будет пасмурноВ Атырау +14
$ 476.71
€ 467.03
₽ 8.36

«Били и спрашивали, кто стрелял». Рассказывают пострадавшие силовики

Видео
12 957 просмотров

5 января в Атырау возле здания областного акимата и в окрестностях проходили столкновения между митингующими и силами правопорядка. Один из протестантов был убит из автомата, двое ранены, многие получили различные травмы. Но пострадали многие и «с той стороны». «АЖ» пообщался с некоторыми из них.

По официальным данным, травмы получили 49 полицейских и 28 военнослужащих Национальной гвардии. Один из них – 18-летний гвардеец, которого избили и сбросили с центрального моста.

– Сам я из Туркестанской области, призвался семь месяцев назад. По приказу мы выдвинулись к областному акимату. Там была толпа, некоторые были агрессивно настроены, вытаскивали солдат из строя и били. Другие призывали не делать этого, но их не слушали. Эти столкновения распространились на территорию в сторону ресторана «Гинза» и центрального моста, – говорит рядовой Н. – Меня лично избивали, кажется, шестеро. Я попытался отступить, за мной гнались, и когда я оказался в начале центрального моста, сбросили примерно с 6-метровой высоты. Упав на лёд, я потерял сознание. Позже очнулся и в шоковом состоянии всё же смог выйти на дорогу и поймать такси, которое отвезло меня в воинскую часть, а оттуда сразу отправили в больницу. Врачи сказали, что если бы не бронежилет и каска, то погиб бы или остался калекой. В больнице прошёл лечение, сейчас чувствую себя более-менее нормально.

Ещё один пострадавший – 19-летний солдат, призванный из Уральска. По его словам, несколько человек перед областным акиматом схватились за него, вытащили из строя и стали избивать. В руках одного из нападавших был кусок железки, похожей на арматуру. От первого удара с него слетела каска, второй раз этой железкой его ударили по лицу, едва не выбив правый глаз. Тут на помощь солдату пришли другие митингующие, отобрали его у избивавших и смогли отправить в больницу.

 

«НАПАДАВШИЕ ТРЕБОВАЛИ ПРИСОЕДИНИТЬСЯ К НИМ»

В департаменте полиции сказали, что многие полицейские 5 января продолжали службу, несмотря на полученные травмы.

– Вообще у нас не было приказа разогнать митингующих у областного акимата, был приказ не допустить противоправных действий, – говорит один из офицеров полиции, получивший травмы в тот день. – Но события вышли из-под контроля, некоторые митингующие стали нападать на солдат и полицейских. Они требовали снять форму и присоединиться к ним. Мне тоже досталось, получил травмы.  Водитель одного из автомобилей на дороге увидел, что у меня всё лицо в крови, и сказал, что отвезёт в больницу. Но я попросил его отвезти на работу, в городское управление полиции. Потом прошёл лечение, сейчас уже оправился от травм.

 

«БИЛИ И СПРАШИВАЛИ, КТО СТРЕЛЯЛ»

5 января 38-летний сотрудник СОБР вместе с сослуживцами находился в здании городского управления полиции. По рации узнавали обстановку в городе, ждали приказа.

– Нам сообщили, что люди с площади направились в сторону областного акимата, и приказали ехать туда. Обстановка там накалялась с каждой минутой, когда демонстранты стали разбивать окна акимата, мы приступили к разгону с помощью светошумовых гранат, – говорит собровец. – Бросили несколько штук – люди немного отступили, мы сомкнули строй вместе с солдатами Нацгвардии. Потом люди вновь подошли к нам вплотную, кричали: «Не стреляйте, присоединяйтесь к народу! Вы тоже народ!». Другие уговаривали их отойти хотя бы на несколько метров и не поддаваться на провокации, но всё же некоторые, наиболее агрессивные, стали пинать наши щиты и бросать камни. А в какой-то момент с той стороны были брошены гранаты со слезоточивым газом.

– То есть вы утверждаете, что слезоточивый газ пустил кто-то из митингующих? 

– Да. Потому что у нас были только светошумовые. Наш строй распался – задыхались, искали чистого воздуха, ведь стояли впритык друг к другу. Кто-то падал. Не знаю, откуда у них оказались такие гранаты. Кроме того, у некоторых были в руках ломы, арматура, штыковые лопаты. Мы рассыпались, за нами гнались и избивали. Я оказался среди нападавших возле «Гинзы», их было 6-7 человек. Они поймали меня, избивали и снимали на телефоны, заставляя говорить «Мы вместе с народом». Сначала одна группа била, потом чуть позже другая, вплоть до пешеходной эстакады у ТШО. Помню, кто-то из гражданских кричал, чтобы не били, не трогали, но его не слушали. Потом увидел у одного мужчины нож в руке. Слышал, как он сказал: «Давай убьем его, там же нашего застрелили!». Спрашивали меня, кто стрелял, я ответил – откуда знаю, я же здесь.

У эстакады мне удалось попасть в машину скорой помощи. Там в салоне лежал ещё то ли военный или контрактник с разбитым затылком. Когда меня помещали в «скорую», люди блокировали машину и требовали у водителя и фельдшеров оставить нас и забрать гражданских. Но один мужчина подошел и сказал нам, чтобы мы легли на пол. И мы смогли проехать. Среди прочих травм у меня был сломан нос.

– У вас отобрали оружие?

– Нет, у нас же не было оружия. У меня отобрали бронежилет, каску, рацию.

– У вас точно не было огнестрельного оружия? Ведь один из митингующих был убит и как минимум двое ранены.

– Я не знаю, но мы, собровцы, точно были без оружия. У нас были только светошумовые гранаты. Никто из нас не хотел, чтобы кто-нибудь пострадал. Мы думали, это мирный митинг, но там было много тех, кто оказался вовсе не «мирным». Я думаю даже, что там были и специально подготовленные люди, потому что они не разбегались, когда мы бросали светошумовые гранаты.

Айнур САПАРОВА

Видео из соцсети

18 января, 14:19

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz