Атырау, 20 сентября 01:01
 ясноВ Атырау +20
$ 425.30
€ 501.05
₽ 5.85

Водолазы Атырау: «Хоть бы сегодня никто не утонул»

Фото Видео
5 682 просмотра

С начала лета в Атырауской области, и прежде всего в самом областном центре, тонут люди. Только в июне утонули десять человек, с начала июля  пять. Как проходят спасательныеоперации на реке Урал? Почему стало трудно найти тело утопленника? Корреспондент «АЖ» ознакомился с работой водолазов-спасателей.

Сегодня в Атырауской области работают 68 спасателей, 33 из них – водолазы. Раньше водно-спасательная служба была отдельной структурой департамента по ЧС, а с 2015 года её объединили  с оперативно-спасательным отрядом аварийно-спасательной службы того же департамента.

По словам и. о. руководителя водолазно-спасательного отделения оперативно-спасательного отряда Есбола ДАРГУЖИНА, наказание за купание в неустановленных местах по статье 364 КоАП РК – на первый раз предупреждение, на второй штраф в размере двух МРП (сегодня это (5 834 тенге). При этом штрафует полиция, а спасатели могут только предупреждать и распространять листовки с правилами безопасности на воде.

– Сейчас мы вместе с водной полицией несколько раз в день совершаем рейды по УралуЛюди купаются там, где им заблагорассудится. Столь небольшой штраф их не пугает – может быть надо его увеличить? – говорит Даргужин.

Спасатели не только проводят надводные и подводные спасательные операции, но и осматривают дно пляжей, определяют опасные участки, расчищают от хлама. Пожелание «хоть бы сегодня никто не утонул» стало их мантрой, которую они повторяют каждый день, заступая на смену.

Есбол Даргужин вспомнил один трагический случай:  «Во время рейда мы увидели, что несколько молодых людей купается в неустановленном месте возле моста рядом с улицей Мечникова. Мы их предупредили, но после того, как отъехали, они вернулись в воду. А через полчаса поступило сообщение, что один из тех парней утонул…».

ЛЮДИ НА МОСТУ

Спасатели выехали в рейд по Уралу, я с ними. И тут же поступило сообщение, что в Жилгородке с пешеходного моста спрыгнул мужчина. Мы сразу направились туда. Водолаз 1-го класса Роберт ГУМАРОВ, готовясь уйти под воду, проверял кислородный баллон. А вот и мост. Прямо посередине стоит мужчина с младенцем на руках, но непохоже, что собирается спрыгнуть. И в воде не видно никого, кто звал бы на помощь. Люди купаются у моста на недавно открывшемся небольшом пляже под названием «Луч». Оказалось, тревога ложная, да не совсем. Один из дежуривших на пляже рассказал нам, что некий пьяный мужчина с бутылкой в руке закинул ногу за ограждение моста, но двое прохожих это увидели и увели подальше. 

На обратном пути увидели подростков, прыгающих с бетона в воду под Алиевским мостом. Среди них были и девчонки. После нашего предупреждения разбежались, но едва мы отплыли – они вернулись обратно. 

– Да, вот так каждый раз, – комментирует стоящий за рулём катера спасатель-водолаз 2-го класса Берик КОДАШЕВ. – Люди как-то пропускают мимо ушей новости о том, что кто-то утонул. А в этом месте, кстати, под водой много всяких железяк. Был здесь трагический случай – подросток, прыгнув в воду, разбил голову и утонул. 

ВИДИМОСТЬ – НОЛЬ 

Кодашев работает водолазом 10 лет, и у него много печального опыта. По его словам, если не удается найти утопленника в первые часы, то летом тело всплывает через 3-4 дня, а в холодное время года – бывает, проходят недели и месяцы. Например, в ноябре 2013-го в озере Камысколь близ Кульсары утонули рыбачившие на лодке отец и сын. Их не могли найти четыре месяца, тела были обнаружены только после того, как растаял лёд. 

Он объяснил, почему сейчас трудно найти утопленника: из-за загрязнённости Урала видимость под водой практически нулевая. К тому же на дне много стекла, железяк, бетонных плит, проволоки и т. д., плюс рыболовные сети. Поэтому водолазы погружаются не сразу – сначала идёт траление. 

Чтобы найти тело, водолазы ощупывают дно руками. Представьте, сколько времени требуется, чтобы прощупать порой несколько километров подводной территории. Были случаи, когда они резались о металл или стекло. 

– Невозможно привыкнуть к тому тяжёлому чувству, когда обнаруживаешь тело. Тут уже забываешь про свои порезы, – говорит 37-летний водолаз  Роберт ГУМАРОВ. Недавно он побывал на учениях в Караганде, где ему и присвоили высокую квалификацию водолаза 1 класса. У Роберта 17 лет стажа: в 2004 году начинал спасателем, а в 2007-м перевелся в водолазы. Работа тяжёлая, но другой он для себя не представляет – тем более что доводилось не только поднимать на поверхность трупы, но и спасать тонувших. Кстати, телефон для вызова – 112 или 27-14-03, а не 102 или 103. 

По словам Гумарова, помимо замусоренности Урала есть и такая опасность, как водовороты: 

– Они в основном встречаются в сёлах Бесикты, Алмалы, Талгайран, особенно в апреле-мае. А ещё размываются и разламываются крутые берега, это тоже опасно.


– Какие еще опасные зоны есть на Урале?

– Раньше, когда Урал был глубже, было много сетей, петель, крючков. Сейчас их можно встретить на загородных участках, в городе – мало. Пару раз мы наткнулись на снасти у Алиевского моста, рядом с благоустроенной набережной. Еще под Алиевским мостом лежит большая железная конструкция. В 2017 году там утонуло несколько подростков, прыгавших в реку с этого железа. 

Иногда молодые люди или подростки, чтобы побравировать перед сверстниками, пускаются вплавь через весь Урал, и это кончается плохо. Например, в июне двое детей решили переплыть реку в Балыкши, и один из них утонул, едва доплыв до середины. 

ЖУРНАЛИСТ МЕНЯЕТ ПРОФЕССИЮ… НА ПОЛМИНУТЫ

Решив почувствовать себя в шкуре водолаза, я с помощью новых знакомых надела водолазно-дыхательный аппарат, маску. Всё это показалось мне весом со слона, и амуниция действительно тяжела. И это ещё без свинцового пояса, который я надевать не стала, потому что просто не выдержала бы веса (пояс нужен для того, чтобы быстрее достичь глубины). 

И вот мое первое в жизни «водолазное» погружение. Надо сказать, длилось оно недолго, около минуты, после чего до боли захотелось на открытый воздух. Подала, как учили, сигнал, и вот уже я под солнцем. Господи, как хорошо! 

Тот самый пояс водолаза

…Берик Кудашев говорит, что водолазы могут находиться под водой от 30 минут до часа – в зависимости от особенностей своего организма. И чем глубже погружение, тем важнее умение правильно дышать в кислородную трубку:

– Чем больше давление воды, тем больше нагрузка на дыхательный аппарат. И тут надо избежать соблазна часто и глубоко дышать, быстро опустошая водолазно-дыхательный аппарат. Дыхание должно быть средним и ритмичным – тогда можно пробыть под водой достаточно долго. 

– А когда кислород в аппарате закончится? 

– Для этого, как вы уже знаете, есть сигнальная верёвка. Получив сигнал, коллеги как можно быстрее поднимают вас на поверхность. 

Работа водолаза тяжела и весьма опасна. Чтобы задержаться в этой профессии, надо её любить и быть стойким. 

–  К нам на работу устраивалось много ребят, в том числе спортсменыНо после первых погружений большинство говорят «я – пас». Остаются немногие, но это как раз те, кто нам нужен, – говорят мои собеседники. Они, кстати, считают, что пенсионный возраст для водолазов надо бы снизить. Во всяком случае, они ещё не встречали коллег в возрасте за 60.

Айнур САПАРОВА

Фото и видео автора

 

25 июля, 15:06

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz