Атырау, 8 мая 11:17
 ясноВ Атырау +24
$ 426.99
€ 514.35
₽ 5.72

Суд по делу о мёртвом младенце: что было в той аудиозаписи

10 055 просмотров

На продолжающемся в Атырау судебном процессе по «делу о мёртвом младенце» был допрошен в качестве свидетеля следователь по особо важным делам департамента по противодействию коррупции Аскарбек ЕРМУКАШЕВ, возглавлявший межведомственную следственно-оперативную группу. 

Адвокат Талгат МУКАТАНОВ:

На каких доказательствах основывается обвинение в отношении моей подзащитной Кулбатыровой (акушерка – А. С.)?

Ермукашев:

– На основании результатов негласных следственных действий, показаниях свидетелей и заключении судебно-медицинской экспертизы. 

Вы обвиняете Кулбатырову «в убийстве с особой жестокостью, совершённом группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление». Чем вы всё это доказали?

– Это доказывается результатами негласных следственных действий. Есть телефонный разговор двух лиц. Была проведена филологическая экспертиза для установления смыслового содержания разговора. Ваша подзащитная является исполнителем.

Согласно нормативному постановлению Верховного суда, к особой жестокости относится то, что положив младенца в холодильник, ему перекрыли доступ воздуха. «С целью скрыть другое преступление» – младенца поместили в холодильник с целью скрыть преступление по статье 317 УК РК («Ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинским работником»). И еще, что бы завтра экспертиза не выявила, стоял вопрос – положить его в воду или в холодильник. Исходя из содержания аудиозаписи – там говорят о том, что если положить в воду, то экспертиза может показать присутствие воды в легких ребенка, поэтому решили поместить в холодильник. В течение определенного времени живой младенец находился в беспомощном состоянии, ему не оказывалась помощь. Вот с учетом этих доказательств.

– Вы знаете, что поместить ребенка в холодильник – это профессиональное действие акушерок?

– При расследовании этого уголовного дела мы допрашивали в качестве свидетелей медработников. Все они ответили, что их обязанность при рождении ребенка – оказать первую помощь, обеспечив ребенка теплом, накрыть теплым одеялом...  Так что я не понимаю ваш вопрос. 

– Ответьте конкретно, вы знаете об этом?

– При каких обстоятельствах акушеры помещают младенцев в холодильник? Уточните, мертвого или живого ребенка?

– Ответьте на вопрос – да или нет?

– Ваш вопрос мне не понятен.

Адвокат Бакберген АЙТМАМБЕТОВ:

– Здесь обстоятельства спонтанно возникли. До этого они не договаривались, что убьют кого-то. В психолого-филологической экспертизе написано: «этот дает указание». Откуда может быть сговор тут, объясните мне.

– Я уже говорил, есть стенограмма телефонного разговора, есть заключение филологической экспертизы, из которого ясно, что медики советовались между собой и решили судьбу этого младенца. И еще в стенограмме телефонного разговора есть такие слова: «Да простит нас Бог». Они осознавали, о чём идёт речь.

– В обвинительном акте, который вы составляли, написано, что Нысанбаев дал указание Каиржану (акушер-гинеколог – А. С.) для исполнения этого действия. Каиржан в свою очередь якобы дал указание Кулбатыровой. Объясните, пожалуйста – если указание спускается по иерархической лестнице, то откуда в обвинении взялся «предварительный сговор»?

 – Вы наверное прослушали тот телефонный разговор, там всё это есть.

Айнур САПАРОВА

Фото автора

2 сентября 2020, 11:29

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz