Атырау, 21 августа 22:18
Утром ясно+33, днём +38
Курсы Нацбанка: $ 386.91  € 428.81  P 5.79

Роддом хорош, но на крепость похож

31 марта 2011 в 00:00

Почему на нас жалуются? Мы недавно открылись, поэтому к нам столько внимания. А так нормально всё у нас! возмущались врачи городского родильного дома в мкр. Алмагуль во время моего визита к ним. А поводом стали непрекращающиеся жалобы на работу нового учреждения.

 

В ТАКУЮ ПОГОДУ ХОРОШИЙ ХОЗЯИН…

Я была здесь в феврале, когда посещала молоденькую родственницу. Тогда, в 25-градусный мороз, я, что называется, на своей шкуре почувствовала, что пережили наши читатели, часами, по их словам, ожидавшие, когда откроются заветное окно для приема передач и двери для посещения рожениц. Суровая тетенька, сетуя на дефицит сменных тапочек, впускала посетителей в коридор несколько человек. А остальные толпились в небольшом тамбуре, в котором было немного теплее, чем на улице. Посещение здесь стоит 100 тенге за 15 минут. В палаты пройти нельзя, общаться приходилось в холодном холле (впрочем, по словам женщин, в палатах было тепло). Тогда у меня, как и многих читателей, звонивших в редакцию, возник вопрос: зачем власти на деньги налогоплательщиков отгрохали такой красивый роддом с огромными холлами, если для простых граждан это здание – неприступная крепость? 

На блоге акима области выложено красноречивое письмо горожанки, в котором она рассказывает, как в февральский мороз привезла ночью свою дочь рожать. Заспанная санитарка открыла им дверь лишь через 20 минут, да еще и обругала. Роженицу завели внутрь, а мать оставили на улице. Чашу терпения женщины переполнил тот факт, что из-за высокого давления её дочь отказались госпитализировать и направили в облроддом.

 

ПАМЯТКА ДЛЯ АКУШЕРА

Вооруженная всем этим негативом, я направилась на встречу с ожидавшими меня (по предварительной договорённости с главврачом) работниками роддома. В огромном пустом холле с диванами и декоративными цветами в горшках меня встретили заместитель главного врача Серик ТУРЕБАЕВ изаведующая родзалом Айгуль ШМАЛИНА. Провели в комнату, в которой принимают будущих рожениц, продемонстрировали все необходимые атрибуты для оказания срочной помощи женщине с открывшимся кровотечением. И даже показали, как работает система срочного оповещения врачей при осложненном случае. По конференц-связи медсестра сообщила о поступлении женщины с кровотечением, и спустя пару минут в кабинет вошли несколько медиков. По их словам, именно так они и работают в подобных случаях. Последний был в феврале этого года, когда привезли женщину с рынка «Дина».

– Видите, по новым правилам в каждой палате и кабинете на стенах висят протоколы, в которых прописано, что делать врачам в тех или иных ситуациях, – показывает С. Туребаев.

А насколько оправдан переход на стандартные протоколы, ведь осложнения могут быть вызваны совершенно разными заболеваниями?

– Такие алгоритмы действий нужны. Проще и удобнее работается, когда прописан каждый шаг, на который отводится точно определенное время. Мы постоянно практикуемся и закрепляем у молодых врачей навык действий при осложнениях.

Но не снимают ли такие алгоритмы ответственности с врачей за неправильный диагноз?

– Наша главная задача – остановить кровотечение, а механизм его возникновения, как правило, один и тот же. И сопутствующие заболевания здесь мало что значат. А алгоритмы помогают врачам не растеряться, когда не знаешь, за что хвататься, – говорят акушер-гинеколог Мадина КУЛЬЧИКОВА, заведующая послеродовым отделением Назымгуль МЕНДЕШЕВА, врач-ординатор Жайнар КАНАТБАЕВА.

 

СЕКРЕТ ВЕЧНОЙ МОЛОДОСТИ

– В упрек городскому роддому ставят дефицит опытных кадров. Мол, в областном роддоме врачей больше и они опытнее. Как на самом деле?

– У нас 26 врачей, молодых совсем мало, в основном все с опытом. Один из них – врач с 30-летним стажем Анатолий Шанаев. Может, просто наши врачи молодо выглядят? Вот сколько лет я работаю, как вы думаете? – почти игриво поинтересовался заместитель главврача. 

Ну, наверное, лет пять?..

–А у меня 14 лет стажа. Просто я так выгляжу, как, наверное, и мои коллеги.

Ходили слухи, что у вас работают известные в Атырау врачи Яровая и ДЁмина.

– Да, они работали у нас первые полгода, но потом переехали в Пензу.

 

В ЛЮБОЙ ПОЗЕ

В огромной послеродовой, ну прямо образцовой, палате мне показали Анну КУЗНЕЦОВУ с новорожденной малышкой (на снимке). Анна в этот момент кормила девочку. По новым правилам, теперь новорожденных не заворачивают туго в пелёнки, а сразу одевают в крохотные одежки: шапочку, распашонку, ползунки и рукавички. Одетая таким образом, девочка сладко посапывала у маминой груди.

Анна, вы рожали в специальном кресле или на кушетке?

– На кушетке.

– К нам в редакцию звонят женщины и утверждают, что им не дали возможности родить в родильном кресле. Вам было удобно во время родов?

– Я не представляю, как во время схваток можно лезть на это кресло. Мне было удобно на кушетке, мне помогали врачи. Спасибо им большое.

– Многие никак не привыкнут к введённым несколько лет назад правилам безопасного материнства. Согласно им, женщина может рожать в любом удобном для неё положении, хоть стоя, – комментирует главврач роддома Гюльзейнеп ДЮСУПОВА. – В последнее время у нас несколько женщин пожелали родить лежа на полу, на резиновом коврике. И мы не можем препятствовать им в их пожеланиях. А ещё мы замучались объяснять женщинам, что сегодня после родов на живот уже не кладут холод.

 

СЕЛЬСКАЯ НРАВСТВЕННОСТЬ

Продолжаем разговор с главврачом.

Сколько отказников у вас было с момента начала работы?

– Было несколько случаев, когда матери сначала отказывались от детей, но после наших бесед с ними и с родственниками забирали детей. Так что пока ни одного ребенка не пришлось передавать в дом малютки. Когда речь идёт о молодых девушках, в основном сельских, мы вызываем родителей. Как правило, бабушки не оставляют внуков и забирают их.

В реанимационном отделении мне показали девочку с многочисленными пороками. Много у нас рождается таких детей?

– Нет, слава богу. По моим наблюдениям, таких случаев стало меньше. Не в пример 2007-2008 гг., когда рождалось много больных детей. 

– А на УЗИ такие пороки должны были увидеть?

–Да, тем более, как выяснилось, у этой женщины уже есть ребенок с такими пороками, а значит её должны были направить на медико-генетическую экспертизу.

Сколько случаев материнской и младенческой смертности зарегистрировано в вашем роддоме?

–C начала года, слава богу, у нас не было случаев материнской смертности. Но были 4 случая детской смертности. Во всех случаях дети родились с пороками развития. Надо отметить, что мы являемся родильным домом второго уровня и в случае необходимости транспортируем женщину в областной роддом, являющийся учреждением третьего уровня.

 

ВСЁ ЗАДЕЙСТВОВАНО, КРОМЕ ХОЛЛОВ

Мне показали палаты с санузлами в каждой, комнату отдыха, в которой будущие мамы по телевизору смотрели ролик о преимуществах грудного кормления. Палаты – тесные боксы, разделённые стеклянными перегородками и с общим санузлом, которые я видела зимой во время посещения родственницы, мне почему-то не продемонстрировали.

– О каких недоделках вам рассказывают? Да, вначале были проблемы, нас не устраивало поставленное подрядчиками оборудование, но после наших претензий всё поменяли, – продолжает Г. Дюсупова. – У нас здесь такое оборудование, которого нет в других клиниках. Во всех реанимационных палатах мониторы, оценивающие состояние матери и ребенка, данные по каждому больному передаются и отслеживаются врачами по центральному компьютеру. Я уже показывала кювезы стоимостью 12 млн тенге каждый, «аисты» (пеленальные столики с подогревом. – Л.С.) во всех палатах, операционные мониторы, транспортные кювезы для перевозки новорожденных и реанимобиль.  Наша гордость – плазменный стерилизатор и установка стерилизации медицинских инструментов. Стоимость подобных установок – 31 млн тенге, 9 млн тенге... 

– Те же источники утверждают, что здание функционирует лишь наполовину.

– Досужие разговоры. Мы развернулись полностью, хотели даже открыть дневной стационар, но не оказалось свободных помещений. Да, из-за больших холлов здание, может, и кажется пустым, но все площади задействованы. Вместо двух операционных запустили три. Вот планируем закупить лапароскоп, облакимат уже выделил средства. Сейчас обучаем специалистов и будем оперировать щадящим методом. А к концу года замахнулись запустить лабораторию по экстракорпоральному оплодотворению (ЭКО).

 

ПОСЕТИТЕЛЬ НЕ ДОРОС?

– И всё же, почему ваш роддом больше похож на режимный объект?

– Мы открывали холл на месяц. И что? Диваны порезали, цветы украли, стенды попортили. После этого мы закрыли центральный вход, и посетителей провожаем в холл на лифтах.

– Зимой в здании очень холодно…

– Холодно, потому что два радиатора вхолле каждого этажа несправляются с обогревом огромного пространства. В будущем планируем закрыть проёмы гипсокартоном – так будет теплее и безопаснее для женщин с детьми.

– У вас в холле ни души, зачем тогда сидит девушка в регистратуре?..

–Это потому что вы пришли утром. А во второй половине дня, когда мы выписываем пациенток, здесь многолюдно. Вот только вчера выписывали около 20 женщин, здесь такой гам стоял. Представляете, за каждой приходит по несколько родственников.

– Меня всегда интересовало, почему именно в роддомах санитарки и медсестры ведут себя по-хамски по отношению к пациенткам.

– Сейчас не хамят. Зарплата врача с дежурствами – 100 000-180 000 тенге, а медсестер – до 40 000 тенге.

– И последний вопрос: а где сегодня рожают жены, дочери и невестки наших высокопоставленных чиновников?

– Все – здесь, и облакиматовские, и облмаслихатовские, и нуротановские.

Лаура СУЛЕЙМЕНОВА

Фото автора

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz

 

14342 просмотраНа главную Поделиться:

Подпишитесь и узнавайте о новостях первыми


На главную

Наш WhatsApp номер для новостей:
1 2 3 4