Атырау, 21 августа 21:10
Ночью ясно+24, утром +33
Курсы Нацбанка: $ 386.91  € 428.81  P 5.79

Как жили, так и рожали

6 января 2012 в 13:02

Вспоминают мамы 90-х и нулевых

20 лет, казалось бы, небольшой срок, но изменения, которые произошли за это время в жизни молодых мам, просто поражают.

ПОСЛЕДНИЙ ГОД В СССР

Карьера, работа, даже планирование беременности «с учётом квартальных отчётов» – как это всё становится привычным для работающей женщины. Мы стараемся продуктивно работать во время беременности и уйти в декрет как можно позже, чтобы получить достойное пособие. В 1991 году такие мысли если и возникали у женщин, то строго осуждались обществом. Нормой было уйти в декретный отпуск день в день, согласно справке участкового гинеколога, и не показываться в конторе, пока ребенку не исполнится три года.

Поэтому Наталья СМИРНОВА получила на работе пособие по беременности и уходу за малышом ещё до рождения ребёнка и со спокойной совестью стала тратить время, стоя в очередях за очередным дефицитом: мылом, порошком, продуктами и прочим. Что она купила на декретные, Наталья рассказать не смогла, но помнит точно, что сумма была не маленькая. И ещё полгода, пока на работе нормально шли дела, каждый месяц получала в бухгалтерии небольшое пособие. Его вполне хватало для покупки байки для пошива подгузников и еды для кормящей мамы. Контора располагалась на проспекте Сатпаева, неподалёку был продуктовый магазин, где частенько, как тогда говорили, «выбрасывали» на прилавки дефицит.

«Это был первый в нашем городе магазин, который работал по принципу современных супермаркетов, то есть покупатели ходили по нему и брали то, что им было необходимо, а не просили продавца снять понравившийся товар с прилавка. Там постоянно было что-нибудь новенькое – конфеты, кетчупы, болгарские соленья, компоты, прочие диковинные вкусности. Я кормила ребёнка грудным молоком, поэтому без зазрения совести проедала все деньги», – смеётся Наталья.

Подгузники тогда женщины шили сами: байковую ткань складывали в несколько раз, а между слоями укладывали целлофан. Примерно после третьей стирки целлофан приходил в негодность, подгузник приходилось распарывать и после замены целлофана сшивать заново. С 3 месяцев по классической советской методике в рацион питания ребёнка начинали вводить прикорм – протёртое яблочко, растёртый с молоком желток, овощное пюре из картошки, моркови и капусты. Хорошие яблоки – сладкие лимонки – тогда можно было купить у армян на старом рынке. Ассортимент детского питания ограничивался детским молоком российского производства «Малыш». Для грудничков варили жиденькую манную и рисовую кашки на молоке.

Одежды для таких крох не было, считалось, что их нужно “держать” в пелёнках чуть ли не до года. Это сейчас мамы с грудничками посещают бассейны, кафе и рестораны, ходят в гости, одним словом, живут полноценной жизнью. Тогда же таких маленьких детей не принято было выводить куда-либо, кроме как погулять и в поликлинику – очень тяжело было возить с собой повсюду горы пелёнок и ползунков.

«Однажды возле «Детского мира» я увидела толпу взбудораженных женщин. Оказалось, «выбросили» детскую одежду. Я урвала пару костюмчиков, больше двух в руки не давали, несколько распашонок и ползунков, а также тёплое одеяло для малыша, – рассказывает Наталья. – Всё время беременности я наблюдалась в поликлинике №2, особых проблем со здоровьем у меня не было. А вот попасть в роддом сразу мне не удалось. “Скорая” приехала через три часа после вызова, так как единственный туда мост расчищали после обильного снегопада. Меня сначала повезли в старый роддом (нынешний музей на Арбате), там не оказалось свободных мест, а уже оттуда мы через объездной мост добрались в новый роддом в Авангарде. Оценить всю прелесть пребывания в этом заведении мне так и не удалось – в роддоме не было воды, и всех беспроблемных рожениц выписывали уже на второй день».

СРАВНИВАЯ 95-Й И 09-Й

Это сегодня Гульмира КУБЕЕВА опытная мама троих детей, которая может сравнить, каково быть беременной в 1995-м, 2003-м и 2009-м годах. Первая беременность Гульмиры пришлась на 1995 год и осложнилась какой-то непонятной болезнью, которая буквально сводила женщину с ума и лишила её сна. Всё тело чесалось, особенно ладони и ступни, к ночи зуд усиливался, и до самого рождения малыша Гульмира ни разу спокойно не заснула.

«Теперь это широко известное заболевание, которое носит название “гепатоз беременных”. Но тогда мой участковый гинеколог просто не знала, что мне посоветовать, видимо я была в её практике первой пациенткой с такими жалобами. Из-за этой болезни за месяц до родов участковая отправила меня в роддом. Представьте себе состояние первородки, которую ввиду особой тяжести случая (неизвестная болезнь!) отправляют заранее в режимное закрытое заведение – таким был родильный дом в середине 90-х… Хорошо, что там врачи были знакомы с этим заболеванием. Врач Белла БЕЛКИНА поставила мне диагноз и назначила лечение: диета, постоянный контроль и успокоительные. В последующие беременности я уже знала, что делать, обращалась к врачам из частных клиник, следила за своим состоянием, смотрела интернет-форумы, посвящённые этой теме, да и вокруг стало больше женщин с такой проблемой. Особенность заболевания в том, что как только ребёнок появляется на свет, зуд как рукой снимает», – рассказывает Гульмира.

Тестов на беременность, да и нормальных аптек ещё не было, только какие-то аптечные ларьки на базарах, где лекарства продавали вперемежку с приправами. Поэтому беременность мог подтвердить только врач, который тут же ставил на учёт.

В то время дети появлялись на свет «по-советски», то есть роженицу загоняли на гинекологическое кресло и не спускали оттуда, пока она не родит. «Женщина была беззащитна, не вооружена никакими знаниями, кроме советов мамы и старших подруг, и безоговорочно доверяла врачам. Её ограничивали во всём: нельзя рожать так, как ей удобно, нельзя кормить ребёнка, когда захочется, нельзя даже взглянуть на него лишний раз, так как он находится отдельно от матери в детском отделении. Ни о каких специальных приспособлениях, шарах и прочем женщины не имели даже представления», – рассказывает Гульмира.

В 1995 году врачи не умели диагностировать внутричерепное давление и гиперактивность у детей.

«Это только сейчас, наблюдая за поведением своей младшей дочери, которой невропатолог поставил эти диагнозы, я понимаю, что и у старшего сына были аналогичные проблемы: он ходил на цыпочках, при плаче у него дёргался подбородок, синели губы, – продолжает Гульмира. – Как-то интуитивно мне удалось создать для него условия, которые способствовали выправлению ситуации: я очень много гуляла с ним, старалась, чтобы он не плакал, не испытывал стресса. Сейчас Дамир моя гордость, он очень спокойный и воспитанный мальчик, хорошо учится и обладает широким кругозором».

ДЕТИ БЕЗРАБОТИЦЫ И ДЕФИЦИТА

“В 90-е годы государство было занято выживанием, ему было не до демографической политики, забот о матери и ребёнке, – считает Айзада АХМЕДОВА. – Примерно так же относилось к нам и общество – беременность и роды – это твоё личное дело, потому не требуй на работе к себе особого отношения, каких-то льгот. Женщины до последнего пытались скрыть свою беременность, боясь угрозы увольнения, работодателям не нравилась перспектива платить дородовые и послеродовые из своего кармана. Да что там общество, собственный муж стеснялся ходить с беременной супругой к гинекологу! А сегодня женщину на сроке 12 недель не имеют права уволить с работы, до трёх лет за ней сохраняется место работы, она через каждые три часа может уходить покормить ребёнка. Работавшая до декретного отпуска женщина получает неплохое пособие. Мои знакомые, у которых появились двойняшки, получают питание из детской кухни, очень хвалят. Муж, а иногда и все члены семьи сопровождают женщину на УЗИ, чтобы посмотреть на малыша в трёхмерной проекции. Истории о том, «как я вовремя отвёз жену в роддом» стали частыми в мужских разговорах, а на того, кто собственноручно перерезал пуповину, смотрят с уважением”.

В середине 90-х аппараты УЗИ были далеки от совершенства. На седьмом месяце беременности самый опытный на тот момент специалист УЗИ Мартынов ошибся с полом ребенка, приняв малыша Айзады за девочку. Сейчас УЗИсты научились безошибочно определять пол ребёнка уже на более раннем сроке и, что гораздо важнее, «видеть» ранние пороки. Во время четвёртой беременности в 2010 году Айзаде было 38 лет, и вместе с другими “взрослыми” мамами её отправили к генетику сдавать анализы, что она считает большим достижением нашей медицины.

«Повсюду была безработица, сокращения. Матери сами сидели дома с детьми, детский сад считался роскошью, в группах было максимум по 15 человек. Я, как ушла в свой первый декретный отпуск в 1991 году, так и не выходила из него, родив ещё двоих: в 96-м и в 98-м, – рассказывает Бибигуль АМИРОВА. – Смысла выходить на работу не было – мужу-бюджетнику зарплату не выдавали по полгода или давали какие-то товары. У нас, как и у многих, были огромные долги за комуслуги. И мужа, и детей я подстригала дома сама, доченьке делала красивые причёски – боб-каре, симметрии. Так что все обалдевали. Ассортимент детских вещей был небогат – узбекские байковые распашонки невесёлых расцветок, которые страшно «цвели» при стирке. Те, кто имел возможность, всю одежду, коляски, соски и бутылочки для малышей заказывали знакомым челнокам. Тогда из Пакистана и Турции привозили детские велюровые костюмчики, стоили они страшно дорого. Кто не мог себе этого позволить, вязали или шили вещи своими руками. О влажных салфетках, кремах против опрелостей, ортодонтических сосках, специальном белье для беременных и кормящих и прочих вещах, облегчающих жизнь матерей, женщины не знали, поэтому даже и не мечтали о них.

В то время было очень актуальным слово «бартер». Братишке на заводе зарплату выдавали то шубами цигейковыми, то детским пюре, он приносил мне, я кому-то продавала. Постоянную нехватку средств мы ощущали вплоть до 2000-х. Потом стало легче: закрыли долги по пенсиям, пособиям, муж стал вовремя получать зарплату, я вышла из декретного. Но отдать младшего в садик не смогла – тот, что был рядом с домом, передали какому-то госучреждению».

О «ЗАПАДНЫХ СТАНДАРТАХ»

Самым большим минусом медицины начала 2000-х годов Альфия ЛЕПЕНОВА считает пристрастие врачей, в том числе педиатров, к антибиотикам: «Моя малышка родилась в октябре, наш педиатр назначала нам амоксиклав, помню её любимую присказку: «Чтобы пневмонии не было». Первого ребёнка я родила в 2001 году, до введения новой системы родов. Из-за проблем со здоровьем сделали кесарево сечение, на третий день мне, уже окончательно отошедшей от наркоза, принесли ребёнка. Шов сняли на 10-й день. Домой я вернулась полной сил и готовности ухаживать за ребенком. Второй малыш появился на свет уже в 2009 году, когда рождаемость в Атырау заметно повысилась. Уж не знаю, сколько детей появилось в нашем роддоме за день, но на третьи сутки после родов я никак не могла заснуть – наша палата располагалась недалеко от лифта, и всю ночь на нём развозили рожениц. Со вторым малышом я уже почувствовала все прелести перехода нашей медицины на «западные стандарты». Не успела я прийти в себя от наркоза, как меня перекинули на каталку и отвезли в общую палату. На следующий день вручили ребёнка, а через пять дней сняли швы. Сказали, что это вполне нормально. Оказалось, что в отличие от стандартов, мой организм к этому переходу готов не был – ещё месяца полтора шов заживал, а я не могла нормально ухаживать за ребёнком. Поэтому моё отношение к современным стандартам очень неоднозначное».

ГОД 2004-Й

Шынар КАИРЖАНОВА (на снимке) считает, ей повезло, что её беременность пришлась на 2004 год. Кто знает, смогли бы врачи спасти её Дильназ (на снимке с мамой), если бы она родилась на несколько лет раньше?

«Я даже не смогла нормально встать на учёт в своей поликлинике – как только я пришла на приём к гинекологу, меня сразу же госпитализировали. Большую часть беременности я провела в больницах – из-за высокого давления: артериального и почечного. Состояние постоянно ухудшалось, на шестом месяце врачи сказали: всё, хватит, будем стимулировать роды, иначе есть риск потерять не только ребенка, но и тебя. В ночь перед родами я не сомкнула глаз – признаюсь честно, очень боялась. Утром давление у меня было 160 на 140. Но всё обошлось. Родилась девочка весом 850 граммов и ростом 30 см. Около месяца она провела в реанимации в  кювезе с аппаратом искусственного дыхания. Когда она набрала вес 1 200 граммов, её стали ненадолго давать мне на руки, чтобы, как говорили врачи, «наладить контакт матери с ребенком». Я прижимала её к груди и мечтала поскорее забрать доченьку домой. Постепенно её перевели в мою палату, правда, дочка всё равно лежала в кювезе, где поддерживалась постоянная температура. Выписали нас только через два месяца после родов, когда Дильназ набрала 2 кг. В раннем детстве её необычное появление на свет ещё давало о себе знать сниженным иммунитетом, но всё же особых проблем со здоровьем у дочери нет. Сейчас она ничем не отличается от своих сверстников и учится во втором классе», – рассказывает Шынар.

БЕБИ-БУМ В АТЫРАУ

«Благодаря введению новых технологий и использованию современного оборудования сегодня мы выхаживаем детишек, которые рождаются весом в 500 граммов, – говорит главный врач областного родильного дома Улжан ХАСАНОВА. – Мы получаем новое оборудование, и врачи активно учатся на нём работать. К нам в Атырау приезжают ведущие специалисты из России, Литвы, Швейцарии. Наши врачи ездят перенимать опыт за границу. Благодаря этому атырауским пациенткам нет необходимости выезжать на лечение или консультации в другие регионы или страны. В последние годы в нашей области ежегодно рождается около 15 тысяч детей. В 2000 году в областном роддоме появился на свет 4 231 младенец, в 2009 – уже 9 352 малыша. В 2010 году начал работу новый родильный дом в мкр. Алмагуль».

По словам Улжан Хасановой, в последнее время классическое акушерство сильно изменилось – для рожениц создаются условия для естественных и комфортных родов, с участием родных и близких. Изменилось и отношение женщин к беременности – оно стало более ответственным. К тому же всё больше женщин принимает решение родить ребенка в зрелом возрасте, иногда в 46-47 лет. При хорошем здоровье это не создаёт проблем ни для самой роженицы, ни для врачей. Улжан Хасанова уверена – несмотря на некоторый экономический спад рождаемость будет расти. Мы тоже верим в это.

Зульфия ИСКАЛИЕВА

Использованы фото с сайта voxpopuli.kz

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz

 

12993 просмотраНа главную Поделиться:

Подпишитесь и узнавайте о новостях первыми


На главную

Наш WhatsApp номер для новостей:
1 2 3 4