Атырау, 19 августа 18:45
Ночью ясно+22, утром +34
Курсы Нацбанка: $ 386.82  € 428.67  P 5.86

Бездомная Улмаш не теряет надежды

17 апреля 2008 в 00:00
Героиня нашего рассказа, инвалид 2 группы Улмаш ГУБАШЕВА стоит в очереди за жильем вот уже 22 года, а это значит, что через три года срок ожидания составит четверть века. Но Улмаш не унывает. Она стойко держится и каждый год ждет, не улыбнется ли счастье на этот раз. Однако, похоже на то, что меркнет лучик и этой единственной надежды.
Судьба Улмаш апа трагична и жестока. Слушать ее горькую исповедь без содрогания невозможно.
- Если бы не родная сестра, которая присматривает за мной, я бы давно пропала, - говорит она.
Улмаш в два года лишилась родителей и стала круглой сиротой. Старшей сестре в то время шел десятый год. Раньше Улмаш апай жила в доме старшего брата. Но после смерти брата сестра забрала ее к себе. Сейчас Улмаш апа проживает по улице Аксайской поселка Жумыскер в небольшой комнате дома №8, хозяевами которого являются зять с сестрой. Заболевшая ревматоидным полиартритом (заболевание суставов и костей), она и не подозревала, что в скором времени ее постигнет горькая участь калеки.
Первые признаки страшного заболевания появились в 1981 году, когда Улмаш было всего 22 года. Это было золотое для нее время, когда она, полная задора и огня молодая девушка, засучив рукава приступила к работе. Вместе с сестрой Алмас, которая в данное время неотлучно находится с ней, делает все необходимые инъекции, ухаживает за ней, они работали в медицинской части, расположенной в Жилгородке. Алмас работала медсестрой, а Улмаш – буфетчицей. За работу, которая была ей явно по душе, платили неплохие по тем временам деньги. Молодая девушка мечтала достичь в жизни большего. Кто знает, если бы в том 1981 году не грянула беда, глядишь, и исполнились бы все ее мечты. Но пришлось смириться с неизлечимым недугом. Сестра Алмас в качестве многодетной матери вышла на пенсию.
- Я бы и сейчас могла работать, но у нас дома сразу двое больных. Мой муж год назад перенес инсульт и стал инвалидом 3 группы. У нас пятеро детей. Теперь вот приходится присматривать и за мужем, и за сестрой. Тяжело, конечно, но куда деваться? – говорит Алмас апа. Вне всяких сомнений уход за лежачим больным отнимает много сил и времени.
Улмаш Губашева:
- Я подала заявление с просьбой включить меня в список лиц, нуждающихся в квартире, еще 6 июля 1986 года. С тех пор стою в очереди. В то время я работала буфетчицей в ведомственной медсанчасти АНПЗ. Приходилось перемывать горы посуды, а так как система канализации в то время не работала, нам, вспотевшим и разгоряченным, приходилось выбегать на улицу, чтобы выплеснуть грязную воду. Так я и схватила грипп, который в дальнейшем принял осложненную форму и перерос уже в ревматизм и полиартрит. В 2000 году мне пришлось написать повторное заявление о том, чтобы меня включили в список очередников на выделение квартиры. Тогда же я записалась на прием к тогдашнему акиму города. Когда группа посетителей вошла в кабинет акима, первый же его вопрос был адресован мне. В двух словах я рассказала о том, в какое нелегкое положение я попала и что в данное время живу у сестры, на что он отчеканил: “Живете, вот живите там и далее”. Этот ответ до глубины души потряс меня, мне стало плохо, я еле доплелась до дома и слегла. Спасибо сестре, которая выходила меня.
В 2004 году сестра отправила письмо в общественную приемную президента страны, мы получили официальный ответ, из которого явствовало, что я переместилась с 144 места на 102. Годы шли, но квартирой я так и не обзавелась. В декабре 2007 года мой племянник еще раз поинтересовался, как продвигается очередь за жильем. На сей раз ему предоставили сведения, что я уже 46-ая по счету. Полагая, что хоть какая-то помощь последует со стороны партии “Нур Отан”, в мае прошлого года сходила и в местный филиал руководящей партии. Сходила – слишком громко сказано, меня понесли туда на руках. Но, к сожалению, и от нуротановцев никакой действенной помощи я не дождалась. Мне дали бумагу со словами “ждите своей очереди”. В последнее время у моей сестры частенько стало подскакивать давление. Это и немудрено, ведь ей приходится разрываться между мной, детьми, мужем и домашним хозяйством. Иногда я лежу ночами в постели, думаю обо всем этом и тихонько плачу. Раньше я хоть понемногу им помогала, а теперь чувствую, что становлюсь для них обузой. Сейчас я дошла до такого плачевного состояния, что без посторонней помощи не могу даже откинуть спадающую на глаза прядь волос.
А вот что говорит сестра Улмаш – Алмас Губашева:
– Все, что говорит моя сестра, истинная правда. Этот дом принадлежит моему мужу. Сестру надо купать, водить в туалет, естественно, для этих бытовых нужд отдельная квартира была бы как нельзя кстати. У нас же нет необходимых жилищных условий. Сейчас повсюду трезвонят о выделении квартир для инвалидов. А вот мы куда только не обращались! Раньше посильную помощь оказывали врачи из Жилгородка. Когда я работала медсестрой в медсанчасти завода, мы ощущали заботу со стороны руководства. В данное время помощи ждать попросту неоткуда. Необходимые лекарства покупаем на небольшую пенсию сестры. Как выяснилось, Улмаш с поставленным ей диагнозом не входит в перечень лиц, для которых предусмотрены льготы. Во всех аптеках нам отвечают одно и то же: льготы действительны только при наличии таких заболеваний, как, скажем, бронхиальная астма. А вот для таких, как Улмаш, страдающих полиартритом, скидок не делают. Если судить здраво, то она сейчас фактически проживает в доме своего зятя. А если, к примеру, в один прекрасный день зять укажет ей на дверь, куда ж она пойдет? Разумеется, она моя кровная родственница, я ее ни в коем случае не оставлю в беде. Но все же хотелось бы, чтобы у нее была своя отдельная квартира.
Вкратце обрисовав ситуацию с Улмаш апа, мы направили запрос заместителю акима города А. НУРЛЫГУЖИЕВУ и получили следующий ответ: “На сегодняшний день количество малообеспеченных семей, зарегистрированных в списке нуждающихся в жилье по городу Атырау, превышает 3 тысячи. В начале списка находятся, те, кто подал заявление еще в 1983 году. Жилищные проблемы ветеранов Великой Отечественной войны, инвалидов и иных, приравненных к ним категорий граждан, пока не удается решить ввиду медленного роста объемов жилищного строительства. А что же касается изменений порядкового номера гражданки У. Губашевой в период с 2005 по 2007 год, то это связано с тем, что семьи, годами ожидавшие своей очереди, в рамках государственной программы получили квартиры за счет льготных ипотечных кредитов. Таким образом, порядковый номер У. Губашевой на сегодняшний день 46-ой. В связи с этим сообщаем, что просьба заявителя по возможности будет удовлетворена, когда подойдет ее очередь”.
Сколько наших сограждан в настоящее время не имеют своего собственного жилья? А сколько тех, кто, наоборот, имеет сразу несколько квартир?
При виде бездомных людей становится невыносимо горько. Напоследок Улмаш апа, смахивая слезу, прошептала: “Сейчас у меня лишь одна мечта, одна надежда – иметь хотя бы свой дом, свой собственный уголок”.
Айнур АСЫЛБЕККЫЗЫ
Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz

 

4263 просмотраНа главную Поделиться:

Подпишитесь и узнавайте о новостях первыми


На главную

Наш WhatsApp номер для новостей:
1 2 3 4