Атырау, 23 августа 19:49
Ночью ясно+27, утром +31
Курсы Нацбанка: $ 386.04  € 427.77  P 5.88

Остров D: 4200 метров над преисподней

25 октября 2011 в 18:00

Чуть больше года осталось до начала нефтедобычи на морском месторождении Кашаган. Масштабная нефтедобыча в такой экологически чувствительной зоне как Каспий не может не беспокоить атыраусцев, да и всех казахстанцев. Но в проект уже вложены громадные средства, и обратной дороги нет. В этом  я лишний раз убедилась, побывав в составе группы представителей местных, столичных и иностранных СМИ на острове «D».

– Наверное, это последняя поездка журналистов на морской остров «D». После запуска проекта число визитеров значительно сократится, – заинтриговали нас сотрудники пресс-службы «NCOC». А для атырауских журналистов, получается, первая и последняя: прежде нас туда не приглашали. Как заметила одна их моих коллег, наконец мы воочию увидим то, о чём говорим и пишем последние годы.

А увидеть это стоило. Огромный искусственный остров посреди бескрайнего морского пространства с высоты кажется аккуратно собранным конструктором «лего». И на «земле» уже по-иному воспринимаешь пространный рассказ управляющего директора «Аджип ККО» Умберто КАРРАРЫ о том, сколько сотен тысяч тонн природных материалов, металлоконструкций, электрокабеля и др. потребовалось для создания этого острова.  

Из-за замкнутости Каспия оборудование, изготовленное за рубежом – в Норвегии, Италии, Великобритании и ОАЭ, модулями  доставлялось по Черному и Балтийскому морям, через Волго-Донский канал в Каспийское море, уровень которого с каждым годом снижается. Накануне мы сами убедились, что мелководье создаёт серьёзные проблемы для транспортировки людей и оборудования на остров. Катер, на котором нас отправили на остров, пришлось вернуть в порт – из-за сильного нагонного ветра другое судно в устье реки село на мель. В тот день в порт вернулось несколько катеров с вахтовиками. Вахтовики радовались этому обстоятельству. А мы попали на остров на следующий день - на вертолете.

В ходе беседы один из иностранных сотрудников компании сообщил: суда садятся на мель, потому что дно устья захламлено, в том числе фрагментами затонувших кораблей. На вопрос, почему компания не очистит дно, он ответил: «Это не наша работа. А потом, расходы по расчистке дна несоизмеримо больше расходов на альтернативную транспортировку людей до острова».

ЭТА НЕЛЕГКАЯ «ЛЕГКАЯ» НЕФТЬ

 «Лайт-ойл» – легкая и хорошая, так охарактеризовал Каррара кашаганскую нефть. Но несмотря на такую лестную характеристику, по признанию руководителя Аджипа, добывать её придётся в экстремальных условиях.

Продуктивный пласт месторождения залегает на глубине 4 200 метров ниже поверхности морского дна, характеризуется высоким пластовым давлением (770 бар) и высоким содержанием сероводорода. В ходе медиатура все иностранные менеджеры отмечали, что в мировой практике уже разрабатывались месторождения с таким аномально высоким давлением и большим содержанием сероводорода, но никогда ранее не встречалось сочетание обоих этих факторов.   

Освоение месторождения осложняется ещё и тем, что глубина  воды в Северном секторе моря всего 3-6 метров. В этом районе нерестятся ценные виды рыб, пролегают маршруты миграции птиц, водятся популяции каспийских тюленей. Кроме того, 5 месяцев в году северная часть Каспия покрыта льдом.

Как утверждают аджиповцы, в таких условиях невозможно применение традиционных технологий бурения и добычи – как то установленные на морском дне железобетонные конструкции или стальные платформы на сваях. Поэтому морские объекты были построены на искусственных островах, которые делятся на два вида: небольшие острова бурения и добычи, работающие в автоматическом режиме, и крупные острова эксплуатационных технологических комплексов (ЭТК), укомплектованные персоналом. Острова ЭТК включают в себя технологические модули по разделению углеводородов на жидкую (нефть и вода) и газообразную фазы, по осушке сырого газа, а также системы закачки газа в пласт и выработки электроэнергии.

ОСТРОВ ИЗ БЕТОНА И ИЗВЕСТИ

Остров «D» – центральный объект морского комплекса. Для его строительства было использовано 7 млн тонн известняка и 1000 кубометров бетонной смеси. Здесь будет аккумулироваться нефть со скважин этого острова, с острова «А» (8 скважин общей мощностью 220 тысяч баррелей в сутки) и других буровых островов. После отделения нефти от газа на ЭТК сырьё через два трубопровода будет транспортироваться на расположенный в 32 км от г. Атырау завод «Болашак». Размер острова «D» – 1,7 км на 1,2 км. Здесь уже подготовлены к добыче 12 скважин общей производительностью 270 тысяч баррелей нефти в сутки (на снимке: Умберто Каррара демонстрирует одну из скважин). Здесь же будет происходить частичная закачка сырого газа для поддержания пластового давления.

Всего на Кашагане, состоящем из пяти искусственных островов, пробурено 20 эксплуатационных скважин. По словам Каррары, каждая из них может давать от 15 до 35 тысяч баррелей в сутки. Предполагается, что на этапе опытно-промышленной разработки (ОПР) месторождения добыча составит 370 тысяч баррелей в сутки. Дальнейшее увеличение проектной мощности до 450 тысяч б/с привязано к Этапу II. Соответственно добавятся объёмы по закачке, констатировал Каррара. По его словам, после начала нефтедобычи вместо занятых сейчас на строительных работах 6 тысяч человек на островах останется 200-250 нефтяников (казахстанские и иностранные кадры в соотношении 50/50).

МОЛЧОК  ОБ ЭКОЛОГИЧЕСКОМ АПОКАЛИПСИСЕ

Напомним, что по Этапу II между правительством РК и Консорциумом возник ряд разногласий, которые Каррара, впрочем, предпочёл не комментировать. Отказался он обсуждать и ставший известным факт, что в случае экологической катастрофы на этом месторождении, согласно СРП (Соглашение о разделе продукции), материальную ответственность понесёт казахстанская сторона. Каррара заявил, что не имеет права комментировать условия, принятые акционерами консорциума. Зато не без гордости поведал о природоохранных мероприятиях, в частности, о программе нулевого сброса: все отходы – от дождевой воды до канализационных стоков – собираются и отправляются на берег для последующей очистки и повторного применения. После очистки вода вполне пригодна для питья (вот только употреблять её, как я поняла, ни у кого не возникает желания).

Буровой шлам и нефтесодержащая вода перерабатываются на базе в Кошанае, которая находится в 18 км от базы поддержки морских операций в Баутино. На всех основных объектах наземного и морского комплексов уложена геомембрана – для предотвращения попадания разливов в окружающую среду.

Журналистам продемонстрировали боны – плавающее оборудование, которое в случае разлива нефти не даёт нефтяной плёнке распространиться по поверхности моря (на снимке). После изоляции участка нефть собирают специальными нефтесборниками – скимерами.

Между тем все имеющиеся на острове ресурсы рассчитаны на ликвидацию небольшого разлива (уровень 1). В случае разлива среднего масштаба (уровень 2) помощь будут ждать из Баутино, где расположены основные технические средства для аварийных ситуаций. Вызывает опасение тот факт, что суда смогут добраться до морского комплекса только через 18 часов летом и через 36 часов зимой в условиях ледостава.

На вопросы о возможных сценариях разлива уровня 3, предполагающего привлечение значительных международных ресурсов, аджиповцы отделались общими фразами о наличии международного персонала и дополнительного оборудования.

Удивило, что в течение двух дней медиатура менеджеры ни разу не упомянули о строящейся Северо-Каспийской базе реагирования. А после настойчивых вопросов журналистов сообщили, что Консорциум планирует арендовать часть этой базы для хранения, обслуживания, обучения и развертывания аварийно-спасательного оборудования и морских судов.

Напомним, что, согласно данным экологов, на случай разлива 3 уровня, аварийно-спасательная бригада из Англии сможет прибыть на место в течение 72 часов (!). За это время возможная утечка нефти составит от 6 до 8 тысяч тонн. Учитывая мелководность Каспия, этого объёма хватит, чтобы покрыть плёнкой весь Северный Каспий и погубить всех его обитателей. Города Актау и Атырау останутся без питьевой воды, так как первый получает воду через морские опреснители, а второй – из Урала. Но особенно опасен для всего живого сероводород, который накроет города Атырау и Актау в течение 1,5-2 часов после аварии уровня 3.

– Всё оборудование морского комплекса оснащено в общей сложности 1 000 чувствительных сенсорных датчиков, реагирующих на самую незначительную концентрацию сероводорода. В случае аварии они сработают, и произойдет автоматическая остановка оборудования, а работники воспользуются средствами для защиты дыхания и укроются в специальных  убежищах, которые способны вместить до 340 человек, – неохотно ответил на мой вопрос У. Каррара. – А для вывоза персонала мы располагаем достаточным числом аварийно-спасательных судов. Наши ледоколы разбивают корку льда толщиной 60 см, каждый из них может принять на борт и безопасно эвакуировать до 340 человек.  

Он также рассказал, что компания располагает 150 судами, 5 вертолётами и 2 вертолётными площадками и намерена приобрести ещё 2 вертолёта.

«СЛИВКИ» ДЛЯ БОЛАШАКА

Что касается завода «Болашак», там строительные работы тоже завершаются. К концу года территория завода должна быть полностью очищена от строительного мусора. Нас провезли в автобусе по территории завода, показали центральный пульт управления заводом и красный телефон для прямой связи с островом «D» на случай нештатных ситуаций.

– Высвобождение кадров после завершения такого рода проектов – это естественный процесс. Для отслеживания динамики высвобождающихся кадров и их перемещения у нас создан целый департамент, который работает в тесном контакте с местными органами занятости. Сегодня на Карабатане работают 15 тысяч человек, а после запуска завода там будет 300 сотрудников, 90% из которых казахстанцы, – сказал У. Каррара.

По словам менеджеров компании, работать на заводе будут преимущественно выпускники специальных проектов компании, прошедшие стажировку на объектах Аджипа по всему миру. По словам менеджера отдела обучения Аджип ККО Тимура ШАКУОВА, для работы на проекте было отобрано 900 лучших выпускников, прошедших стажировку в Омане, в Германии и на специально построенном для нефтяников мира опытном заводе в Сингапуре.

– Мы отобрали лучших, «сливки», чтобы обеспечить проект персоналом на ближайшие 20 лет, – сказал Т. Шакуов.

Как стало известно, с недавних пор учебный центр Аджип передал своему преемнику – операционной компании NCPOC.

Лаура СУЛЕЙМЕНОВА

Фото автора

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz

 

12883 просмотраНа главную Поделиться:

Подпишитесь и узнавайте о новостях первыми


На главную

Наш WhatsApp номер для новостей:
1 2 3 4