Атырау, 8 марта 04:19
 ясноВ Атырау 0
$ 420.71
€ 516.13
₽ 5.65

Что думает о счетах за тепло в Атырау Пётр Своик

11 584 просмотра
Петр СВОИК

Кроме отключений света в Атырау у жителей еще одна серьёзная проблема – большие суммы в квитанциях за отопление за декабрь 2020 года – они подскочили сразу на 4 тысячи тенге и больше. Несколько раз жители микрорайонов собирались во дворах, чтобы выразить свое недовольство и потребовать объяснений. Представители ТЭЦ объясняли им, что это происходит... из-за низкой температуры.

Пока АТЭЦ принимает заявления от жителей и рассматривает их в индивидуальном порядке. Но есть ли польза от этого? Мне кажется, нет. Потому что контролеры в домовых чатах пишут, чтобы жители не ждали, а оплачивали, иначе будет отключение. Но многие просто не в силах оплатить такие суммы. А впереди еще полтора месяца зимы.

«РАЗНИЦА НЕ МОЖЕТ БЫТЬ СЛИШКОМ БОЛЬШОЙ»

«АЖ» направил в АТЭЦ свои и читательские вопросы на эту тему. А тем временем мы побеседовали по телефону с с известным казахстанским экономистом и публицистом, председателем президиума Казахстанской ассоциации «Прозрачный тариф» Петром СВОИКОМ. Он утверждает, что сам принцип собирать с людей деньги каждый месяц по разным показаниям в зависимости от погоды – это неправильно.

– Дело в том, что и сами ТЭЦ и теплосети работают, хоть тепло, хоть холодно, примерно в одинаковом режиме, и их затраты мало связаны с температурой. Даже когда летом отопление не работает, все равно ТЭЦ занимается ремонтной кампанией, и на этот ремонт, на подготовку к зиме денег надо никак не меньше, чем в том же январе. Поэтому брать с потребителей неравномерно распределенную по погоде плату от месяца к месяцу – это неправильно. Это чистый популистский принцип. КРЕМ и правительство пошли на этот популизм, и напрасно это сделали. Но что сделано, то сделано. Надо внести усредненную плату, чтобы и люди примерно знали свои бюджеты, и тепловики получали деньги достаточно равномерно, – говорит П. Своик. 

– Но вернемся к нашей проблеме – тариф у нас не повышался, как утверждают антимонопольщики. Но люди говорят, что таких сумм раньше не было.

– Разница может быть, если тариф менялся. Если тариф не менялся, разница может быть, если  прошлой зимой вы окошки закрывали, а в эту – все нараспашку. Тогда будет больше, потому что прибор больше покажет. Если дом не менялся, если прибор один и тот же, тариф не менялся – то разница не может быть слишком большой.

Но погодные условия тоже влияют. Скажем так, прибор измеряет то тепло, которое фактически потребил ваш дом. ТЭЦ поддерживает температурный график – тепловые сети подают вам тепло и забирают по обратке отработанную воду по температурному графику. А как составлен температурный график? Его специально рассчитывают для системы теплоснабжения каждого города, исходя из самых  холодных 3 дней в году по климатологическому справочнику, когда температура в подающей теплосети самая высокая. А чем ниже температура наружного воздуха, тем меньше эта температура в теплосети. За этим следит ТЭЦ, и благодаря этому каждый дом автоматически потребляет столько тепла, сколько соответствует температуре наружного воздуха. Но это в идеале, конечно, если элеватор отопления правильно работает, если ТЭЦ правильно поддерживает температурный график. И в этом идеале год на год не приходится, бывают зимы теплые и холодные, и в этом смысле прибор будет показывать больше, просто потому что ТЭЦ будет больше тепла подавать.

«СВЕЧКУ НИКТО НЕ ДЕРЖИТ»

По словам экономиста, надо узнать, каким образом организуется мостик между тем, что на весь дом стоит один прибор и показывает одну величину, а потом расчетный центр каким-то образом этот общедомовой показатель раскидывает между нами, и нет ли там левых схем, договоренностей.

– Дело в том, что ДКРЕМ по Атырауской области утверждает ваши местные тарифы, а покрупнее тарифы утверждаются в столичной конторе. Назовем департамент регулятором – у него есть партнер-монополист, например, «Атырау-Жарык», АТЭЦ и т. д. И в зависимости от своего уровня этот монополист стучится либо в ваш областной департамент, либо в столичный комитет. Составляет заявку, у них там куча процедур. Это всё междусобойчик. Есть монополист, есть чиновник, и они между собой решают, может правильно, может быть не совсем правильно. И в этом процессе нет третьей стороны. Свечку никто не держит. Всё это общение происходит на бумаге в кабинетах.

П. Своик задался вопросом – а сколько человек работают в областном департаменте, сколько они получают и могут ли они на самом деле знать, что творится в наших тепловых и электрических сетях.

– Это очень крупные предприятия, с очень большими расходами. Могут ли несколько человек, которые работают в ДКРЕМ, всё это отследить?

Также Своик рассказывает, что на запросы чиновников монополист предоставляет все бумаги, а проверить, что там правда, а что не совсем, возможности у чиновника практически нет. И он по принципу проси верблюда, дадут барана что-то сокращает, урезает и дает тариф. И при этом никто не проверяет, куда эти деньги идут. Не проверяют и монополистов.

– Они вам расскажут о своем бедственном положении, что денег не хватает. Наверное не хватает. Но все ли деньги пошли в дело и не «отпиливает» ли там кто-нибудь да чего-нибудь? На этот вопрос ответа нет.

НУЖЕН ТРЕТИЙ

– Я много лет пробиваю, что должна быть третья сторона, которая отслеживала хотя бы самые крупные затраты. И могла бы со своей стороны представлять доклад о том, как реально обстоят дела на ТЭЦ, электрических, газо-и водопроводных сетях. Может быть в этом докладе будет написано, что денег действительно не хватает, концы с концами не сводятся, что надо тариф поднимать. Но может быть написано, что многие затраты осуществляются через посредников, зачастую завышены, непонятно, куда часть денег уходит. В таком случае не тариф надо поднимать, а директора менять. В любом случае должен быть независимый мониторинг, – говорит П. Своик.

Нургуль ХАЙРУЛЛИНА

22 января, 15:30

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz