Атырау, 1 ноября 01:19
 ясно В Атырау +11
$ 432.64
€ 505.02
₽ 5.47

Суд по делу о мёртвом младенце: дальше – о взятках, хищениях и мошенничестве

6 963 просмотра

На двух заседаниях были допрошены эксперты, которые проводили первичную судебно-медицинскую экспертизу трупа младенца потерпевшей Нуржамал ТУРИМБЕТОВОЙ в Уральске и вторичную, но уже комиссионную (в составе нескольких специалистов) экспертизу в Караганде. Все они участвовали в суде посредством видеоконференцсвязи.

Первым из них был приглашен судмедэксперт Западно-Казахстанского филиала Центра судебной медицины РК Толеген КУЛЬЧИКОВ.

Прокурор Магомед ЕСЕНБОЛАТОВ спросил у него, что стало причиной смерти младенца. Прежде чем ответить на этот вопрос, Кульчиков привёл судебно-гистологический диагноз: «живорожденный, недоношенный, элементы недозрелости внутренних органов, острая легочная недостаточность». Затем продолжил, что причиной смерти явилась дыхательная недостаточность на фоне недозрелости внутренних органов.

Прокурор:

– Вы утвердительно говорите, что ребенок был живорожденным. Означает ли это на момент рождения он самостоятельно дышал?

Кульчиков:

– Конечно. Если ребенок сделал первый вдох, это уже считается, что он дышал.

Затем прокурор спросил каким образом он установил, что ребенок дышал. На это Кульчиков ответил, что в ходе исследования доли легких плавали на воде, и это означает, что ребенок родился живым: "Если бы тонули, это означало бы, что ребенок родился мертвым".

Адвокат Бакберген АЙТМАМБЕТОВ:

– Вы в своем заключении дали предположительный вывод: «Если бы ребенку оказывалась помощь, то он остался бы живым». Насколько вы имеете право делать такие предположительные выводы? 

– ВОЗ уже достаточно давно приняла программу, согласно которой новорожденных весом от 500 граммов надо выхаживать.

На следующем заседании были допрошены специалисты, участвовавшие в комиссионной судебно-медицинской экспертизе в Караганде. По словам завотделением реанимации новорожденных перинатального центра Караганды Людмилы ПАНИБРАТЕЦ, обстоятельства дела противоречили первичной медицинской документации.  Противоречие в том, что в истории болезни роженицы и истории родов ребенок представлен в виде мертворожденного, тогда как он проявлял признаки жизни. Затем, отвечая на вопрос прокурора, она сказала, что при живорождении ребенка больше 22 недель, в данном случае 26 недель, ему должна была оказана первая медицинская реанимационная помощь в соответствии с клиническим статусом. 

Прокурор попросил перечислить эти мероприятия.

– При рождении живого ребенка в блоке А его отделяют от матери и переносят на реанимационный стол, где ему обеспечивается лучистое тепло для поддержания нормальной температуры тела, а также проводится оценка дыхания и сердцебиения, – ответила Панибратец. – Если у ребенка неадекватное дыхание, его переводят в блок Б и оказывают дыхательную поддержку с помощью специальной аппаратуры.

На этом в суде закончилось рассмотрение главного эпизода этого многоэпизодного дела – о смерти младенца Нуржамал Туримбетовой. На очереди эпизоды,  связанные, в частности, с обвинением бывшего главврача областного перинатального центра Куаныша НЫСАНБАЕВА в получении и даче взяток, присвоении чужого имущества и мошенничестве. Но это уже немного другая история.

Айнур САПАРОВА

Фото автора

15 октября, 12:20

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz