Аким Атырауской области: «Хорошо выявляем – поэтому большие цифры по коронавирусу»

12 499 просмотров

Ситуация с коронавирусом, экономия бюджетных средств, строительство трассы «Атырау Астрахань», экология, готовность школ к новому учебному году – на эти и другие вопросы ответил аким области Махамбет ДОСМУХАМБЕТОВ во время встречи с представителями региональных СМИ.

Добрый день, Махамбет Жолдаскалиевич! Весь мир сегодня борется с пандемией коронавируса, и Казахстан не является исключением. Давайте начнем разговор с мер, предпринимаемых в борьбе с вирусом.

Подготовку мы начали в марте. У нас не было карантинных мест, и под них были оборудованы общежития. Но так как они не подходили по протоколу, то было решено использовать в качестве карантинных мест два новых многоквартирных дома в микрорайоне Береке на 480 квартир. Кроме этого, свою помощь оказали владельцы гостиниц, предложившие использовать гостиничные номера. В связи с последующими изменениями протокола выяснилось, что бессимптомные носители не нуждаются в карантине в специально отведенных местах. В данное время карантинные места пустуют, и мы их освобождаем. Планируем после тщательной дезинфекции использовать их по прямому назначению. За это время нам удалось увеличить число ежедневно проводимых анализов ПЦР. Было закуплено дополнительное оборудование, и сейчас анализы ПЦР в нашей области принимают 8 лабораторий. Ежедневно проводится 1,5-2 тысячи тестов. Были созданы дополнительные инфекционные места; в областной больнице 400, в многопрофильной больнице №2 – 180, в Махамбете мы подготовили пустовавший ранее стационар на 100 мест. В областном кардиологическом центре было обустроено 100 провизорных мест. Стабилизация ситуации с коронавирусом позволила вновь вернуть под профильные 200 из 400 мест в областной больнице. Свое решение находят вопросы с лекарственным обеспечением, с приобретением защитных костюмов и масок для медиков, полицейских и других специалистов.

Вы заняли должность акима области в очень непростой период. Какие приоритетные сферы вы для себя определили, с какими трудностями приходится сталкиваться?

Я заступил на должность 18 декабря прошлого года, и за это время ситуация постоянно и очень быстро меняется. Несмотря на то, что у нас промышленный регион, и мы должны поддерживать экономику страны, приоритетными направлениями, которые я для себя наметил, стали медицина и образование. У нас очень непростая ситуация в этих сферах. Кроме того, свои коррективы в определенные нами стратегические и тактические задачи вносит пандемия. Последняя четверть обучения в школах была дистанционной, первую четверть в новом учебном году детям вновь предстоит учиться в этом формате. Всё это накладывает большой отпечаток на работу учителей и всей системы образования. Решаются вопросы организации дистанционного обучения: интернет, компьютеры, возможность детей учиться, используя те инструменты, которые раньше не применялись. Система медицины тоже испытывает огромную нагрузку, я бы сказал, что идет перегрузка. Постоянно меняются протоколы лечения, приоритеты, особенно те, что касаются инфекционных заболеваний. Колоссальная нагрузка сказывается не только на медиках, но и на готовности самой инфраструктуры, то есть технического оборудования, того же потребления кислорода, которое возросло в неизмеримое количество раз; требуется больше реабилитационных коек, точек подключения кислорода, много закупается необходимого оборудования. И еще одна большая проблема традиционная нехватка кадров в системе образования и здравоохранения. Нужно отметить, что такая проблема существует везде: и в Казахстане, и в мире в целом. Пандемия повлияла на реализацию всех намеченных планов. Изменения претерпевают все отрасли, в том числе промышленность, нефтегазовая отрасль. Все знают, как изменилась цена на нефть, насколько осложнились хозяйственные связи, логистика. Трудности есть, в том числе и с карантинными ограничениями, и не только у нас. Скажем, мы готовы закупить оборудование, но у стран-поставщиков в это время ограничения, в результате усложняется логистика. Всё это, конечно, вызовы, и руководство области, правительство, предприятия сейчас активно ищут пути решения возникших проблем. Сегодня разрабатывается новый стратегический план развития экономики, меняются медицинские протоколы и методы преподавания. Медицина – это наше здоровье, образование – это будущее нашей страны. Поэтому я думаю, что глобальные приоритеты не меняются.


«ЕСЛИ БУДЕТ ВТОРАЯ ВОЛНА – МЫ БУДЕМ ГОТОВЫ»

В прошлом месяце наша область была на первом месте по числу инфицированных естественно, это вызывает беспокойство населения. Как вы объясните такой рост выявленных с COVID-19?

 У каждой области свои особенности, наш регион входит в четверку доноров, у нас есть крупные производства. Как известно, высокие показатели заболеваемости фиксировались на Тенгизе. Несмотря на сравнительно небольшое количество населения области – около 650 тысяч человек, мы провели 160 тысяч ПЦР-тестов. В числе прошедших тестирование не только местные жители, есть вахтовики, приехавшие из других регионов. Большие цифры инфицированных связаны с хорошей выявляемостью. Кроме того, как вы уже успели заметить, эти цифры колеблются – в зависимости от времени перевахтовки. Сейчас по всему Казахстану идет снижение, в том числе и в Атырау. Ситуация стабилизируется, показатели Атырау тоже снизились.

Какие уроки были извлечены из этой ситуации? По прогнозам экспертов, осенью нас ожидает вторая волна пандемии. Готовы ли мы к ней?

Мы, к сожалению, не смогли предотвратить заболевание в полной мере, медицинская отрасль не была подготовлена, не было протоколов реагирования, поначалу лечили даже бессимптомных пациентов. В июне пандемия у нас набрала обороты, к чему мы тоже не успели подготовиться. Поэтому сейчас большая работа ведется в плане не просто создания инфекционных мест внимание уделяется их укомплектованности оборудованием, расширению подачи точек кислорода и бесперебойности его подачи, обеспечению необходимыми лекарствами. Я постоянно общаюсь с главными врачами медорганизаций, было немало случаев, когда коронавирусной инфекцией заболевали сами медики. Все эти уроки не проходят даром мы делаем выводы, перестраиваем свои подходы. Активно решается задача создания лекарственного запаса. И не только в нашей области. Это поручение дано всем регионам. Исходя из текущей ситуации, уменьшаются инфекционные места, но в ожидании сезонной вспышки осенью мы сможем их лучше подготовить на случай повторного использования. Два дня назад в Махамбетской больнице было 28 пациентов, и их число постоянно сокращается. Смысла держать открытой пустую больницу нет, но прежде чем поставить ее на консервацию, будет проведено дооборудование стационара, чтобы в случае необходимости интенсивную помощь смогли получить как можно больше пациентов. В городе Кульсары ранее планировалось строительство районной больницы на 75 мест, но сейчас компания ТШО совместно со своим подрядчиком решили, что стационар будет расширен до 275 мест. Осенью планируется запустить первую очередь стационара. Это будет районная центральная многопрофильная больница. И в случае необходимости мы сможем использовать эти места для лечения инфекционных больных.


«СЭКОНОМИЛИ ПОЧТИ 5 МИЛЛИАРДОВ»

В связи с пандемией сократилась реализация некоторых государственных программ. Сколько бюджетных средств сэкономлено?

Да, были сокращены форумы, семинары, программы массового характера. Некоторые мероприятия удалось переформатировать, но от тех, что требуют массового скопления людей, мы отказались. Экономия составила 4,8 млрд тенге в рамках нашего бюджета, и 900 млн тенге мы еще планируем сократить до конца года. Эти средства направляются в первую очередь на борьбу с пандемией. На эти цели выделено 2,3 млрд тенге, в том числе 777 млн на создание стабилизационного фонда продуктов питания через «СПК-Атырау». Помимо этих 2,3 млрд тенге 1 млрд направлен на оборудование школ – у нас не во всех учебных заведениях были туалеты и системы видеонаблюдения. На сэкономленные средства также закупалось необходимое медицинское оборудование, проводился ремонт стационаров. Еще часть средств планируем направить на закуп аппаратов ИВЛ. Они будут закупаться централизовано, но возмещаться из местного бюджета.

Во сколько обходится содержание местных исполнительных органов, есть ли возможность сократить эти расходы и направить сэкономленные средства на социальные нужды региона? Так, в 2018-2019 годах были потрачены большие средства на ремонт помещений и оснащение управлений, началось строительство пристройки к зданию областного акимата.

Государственные органы, в том числе и исполнительные, должны работать. Их деятельность необходимо организовывать, поддерживать, платить людям зарплату, делать коммунальные платежи и нести прочие расходы. На содержание местных исполнительных органов тратится около 12 млрд тенге в год, расходы неизбежны, и сократить их в разы невозможно. Относительно расходов вы знаете, что есть прямое поручение отказаться от покупки мебели, автомобилей определенных мощностей в целях экономии средств, и мы, руководствуясь этим, изыскиваем возможности оптимизации. Так нам удалось сэкономить 1,4 млрд тенге. Данные средства распределяются по приоритетным направлениям.

Что касается пристройки к акимату, то изначально планировалось возвести 6-этажное здание, сметная стоимость этого проекта 7 млрд тенге. Но в 2019 года было принято решение увеличить здание до 8 этажей, и эти этажи уже подняты. Сметная стоимость увеличилась по разным подсчетам до 13,5 -15 млрд тенге. Это значительный рост расходов, и, на мой взгляд, неприоритетных. Но работа уже начата, часть средств освоена, и оставлять проект нельзя. Я дал поручение нашим специалистам рассмотреть вопрос уменьшения стоимости в плане отделки здания, комплектации. Ожидается, что 30% расходов нам удастся сократить, несмотря на то, что реально объект стал больше. Одним словом, объект будет достроен в режиме оптимизации расходов, но не в этом году.

Насколько наши школы готовы к новому учебному году, сколько первых классов будет открыто в этом году, в том числе и с русским языком обучения? Этот вопрос очень актуален в последние годы из-за нехватки русскоязычных учителей.

Я уже отмечал проблему дефицита кадров в сфере образования и медицины. В данное время области не хватает 470 учителей. В этом году в рядах педагогов ожидается пополнение, к нам придут 110 молодых специалистов, 20 из них – учителя начальных классов, 8 будут преподавать в русских классах. Понятно, что это не решит годами копившиеся проблемы, но мы стараемся, выделяем гранты на обучение учителей. В новом учебном году открывается 582 первых класса, из них 128 с русским языком обучения. Для обеспечения дистанционного обучения весной было закуплено 1400 компьютеров, в августе планируется приобрести еще 3 тысячи компьютеров за счет местного бюджета, а до конца года – еще 18 тысяч, но уже из республиканского бюджета. Возможно при необходимости на эти цели дополнительно будут выделены средства местного бюджета.   

На каком этапе находится строительство трассы «Атырау – Астрахань»?

Вопрос реконструкции трассы международного значения находится на особом контроле. 2 месяца назад приезжал заместитель премьер-министра Роман Скляр, мы проехали по трассе, реконструкция которой ведется на нескольких участках. На первом участке проложено 35 км асфальта. На других участках ведутся подготовительные работы. Реконструкция должна быть завершена в 2022 году.


«ГЛАВНОЕ НЕ ШТРАФЫ, А СОКРАЩЕНИЕ НАГРУЗКИ НА ЭКОЛОГИЮ»

Местная общественность поднимает проблему неблагоприятной экологии в регионе, загрязнения воздуха. Сколько сегодня работает лабораторий? Есть сведения о том, какие предприятия допускают запредельные выбросы? Какие санкции применяются к нарушителям экологического кодекса?

 Экология – это очень острый вопрос для Атырауской области, и не только для нас, но и для всех промышленных регионов. Понятно, что имея природные богатства, разрабатывая их, мы наносим определенный ущерб экологии, воздушной среде, это неизбежно связанные процессы. Поэтому всегда должен находиться разумный баланс. Я сам из Атырау, работал в районах. И знаю, что, возможно, раньше экология испытывала меньшую нагрузку, так как разрабатывалось меньше месторождений. Сейчас мы разрабатываем очень крупные месторождения, и если Тенгиз удален, то Кашаган рядом. Кроме этого есть завод, есть Казтрансойл, КТК, которые тоже имеют резервуары. Вы знаете, что у нас разрабатывается новый экологический кодекс, основная цель которого не просто брать штрафы за нарушение экологического кодекса, а сократить нагрузку на экологию, ликвидировать нежелательные последствия. Все предпринимаемые нами действия находятся в этом русле. В целом вопрос экологии поднимается правильно. Но некоторые вопросы нужно правильно понимать. Те же независимые лаборатории должны иметь сертификацию, иначе мы не можем им доверять. Вопрос проведения проверок должен быть четко проработан с министерством экологии, геологии и природных ресурсов. Что касается предложений установить коэффициент доплаты местным жителям. Раньше установленный коэффициент, в том числе и в Атырауской области, не был экологическим. Это был коэффициент за климатические условия, за безводность, геологам за разъездной характер работ. То есть районные, региональные коэффициенты устанавливались по другому принципу. И эта очень чувствительная сфера. Специалисты разных госорганов, в первую очередь министерства труда, должны очень внимательно подойти к этим вопросам. Пути решения необходимо обсуждать.


«ТЕМУ СО СКЛАДАМИ НЕОПРАВДАННО РАЗДУЛИ»

Пресс-служба уже озвучила официальный комментарий относительно позднего распределения спонсорской помощи, в результате чего районные больницы за собственный счет покупали медицинские средства, которые могли получить бесплатно. Но остается открытым вопрос, как вообще могла возникнуть такая ситуация – может быть, дело в слабом взаимодействии облздрава с медицинскими организациями?

Вопрос нашумевший, но мы видим это не так. Есть плановые закупки, которым сопутствуют определенные процедуры. Так вот, медицинские организации должны планово проводить закуп. А то, что пришло и лежало на складах – это спонсорская помощь, которая не планировалась, и она не была в большом объеме, у нас расход гораздо больше. Поэтому говорить о том, что у нас на складе лежат нераспределенные вещи, а в это время здесь покупают, на мой взгляд, неправильно. Они и должны покупать, потому что есть расход. То, что пришло на склад, будет израсходовано тоже. Во-первых, всё фиксируется, всё берется на учет и нигде не прячется. Облздрав берет на учет, хранит на складе и при необходимости распределяет в больницы, если там чего-то не хватает, или создает неснижаемый запас. Потому что сегодня потребность в чем-то может быть маленькой, а через какое-то время, в случаи вспышки потребность будет большая. И тогда мы должны быть готовы, должен быть запас, как в том же стабфонде. Говорить о том, что на складе ничего не должно лежать, в моем понимании неправильно. Мы покупаем, и мы планируем покупать еще. Если к этому времени придет еще спонсорская помощь, мы ее тоже с благодарностью примем, поставим на учет и будем использовать сейчас или держать на хранении до тех пор, пока не понадобится. Два эти факта смешивать неправильно. Я знаю, что прокуратура сделала соответствующее представление в антикоррупционную службу, и она проведет проверку. Но я не вижу никакой проблемы в том, что на складе облздрава обнаружили хранящиеся там средства СИЗ. Они и должны там храниться. Нельзя ставить вопрос таким образом, что спонсорская помощь тут же должна уйти по больницам – нужна она там или нет. И это не значит, что стационары не должны закупаться. У нас есть запас по разным видам защиты – некоторых видов запас на полтора месяца, других – на пять месяцев. И в начале июля у меня не было информации, что где-то не хватало этих средств защиты. Когда я разговариваю с акимами районов, главными врачами стационаров, я всегда интересуюсь, чего им не хватает. Они говорили о том, что многоразовые костюмы не такие удобные, как одноразовые, но о том, что у них нет средств защиты, речи не было. Не было такой критической ситуации, когда кто-то испытывал недостаток в средства защиты, а кто-то их на складе прятал.

 Что бы вы хотели сказать жителям области в конце беседы?

Конечно, главной сейчас темой остаётся коронавирус. Сам я не болел, но переболели многие коллеги, дочь, правда, она живет в Нур-Султане, были проблемы со здоровьем и у близких родственников. Помните, как буквально несколько месяцев назад многие не верили в существование коронавируса, говорили, что раз в их окружении нет инфицированных, то и болезни нет. Сейчас все осознали опасность. Во время ЧП в марте-апреле было много ограничений, и население, пусть и не 100%, но сохраняло карантин. Это позволило контролировать ситуацию. В мае многие расслабились, стали участвовать в массовых мероприятиях, ходить на тои, а результатом стала вспышка заболеваемости. От инфицированного, который не предпринимает никаких мер защиты – не носит маску, не сохраняет социальную дистанцию в течение 5 дней может заразиться 3 человека, а они по цепочке за 30 дней заразят 300 человек. Если же инфицированный ответственно относится к ношению маски и сохранению социальной дистанции, то может заразить всего одного человека. То есть в 300 раз меньше! Впереди у нас еще 2 недели ограничений. Они нелегко даются нам всем – населению, государству, экономике, бизнесу. Расходы растут, поступления уменьшаются. И тем не менее нужно с пониманием относиться к карантинным мерам и тщательно их соблюдать. Только так мы сможем стабилизировать ситуацию.  

Подготовила Зульфия ИСКАЛИЕВА

3 августа, 12:03

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz