Дело о погибшей рыбе: прокурор запросил для подсудимых по 5 лет

6 449 просмотров



В Атырауском городском суде №2 подходит к концу судебный процесс по массовой гибели рыбы в реке Урал, начавшийся в начале июля. На двух недавних заседаниях были заслушаны мнения сторон, а сторона обвинения озвучила предлагаемое наказание для трёх подсудимых.

ИЗ  ВЫСТУПЛЕНИЯ ГОСОБВИНИТЕЛЯ

«Подсудимые своей деятельностью в КГП “Атырау Су Арнасы” осуществляли технологический регламент с грубейшими нарушениями,  которые привели к тяжким последствиям.

В рамках уголовного дела была проведена комплексная судебно-экологическая экспертиза. Из результатов следует, что рыба погибла из-за поступления в воду высокотоксичного вещества хлора, приведшего к нарушению дыхательных функций рыб.

Согласно заключению экспертизы, в декабре 2018 года на участке реки Урал начиная от поселка Геолог и вниз по течению до канала Зарослый произошло негативное антропогенное воздействие, которое выразилось в сбросе в реку условно чистых вод КГП «Атырау Су Арнасы», содержащих повышенное количество свободного хлора. Материалами уголовного дела полностью доказана причинно-следственная связь между этим событием и массовой гибелью рыбы, а также вина подсудимых Руслана КУРМЕТОВА, Виктора СУЩЕНКО и Михаила ЧУРСИНА».

Затем прокурор Жаксылык СИКИМОВ запросил у суда следующие наказания. 



Для Р. Курметова (экс-директор ГГП «Атырау Су Арнасы»):

Признать виновным в совершении уголовного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 371 ("Халатность, повлекшая тяжкие последствия"), ч. 2 ст. 204 ("Неосторожное уничтожение чужого имущества, повлекшее тяжкие последствия") и ч. 3 ст. 328 ("Загрязнение вод, повлекшее причинение особо крупного ущерба окружающей среде") УК РК. По совокупности окончательно назначить наказание в виде лишения свободы на 4 года и 8 месяцев в учреждении средней безопасности. Меру пресечения изменить и взять под стражу в зале суда.

Для В. Сущенко (заместитель директора):

Признать виновным по ч. 2 ст. 204 и ч. 3 ст. 328 УК РК. По совокупности окончательно назначить наказание в виде лишения свободы на 5 лет в учреждении средней безопасности. Меру пресечения изменить и взять под стражу в зале суда.

Для М. Чурсина (начальник водоочистной станции КГП «Атырау Су Арнасы»):

Признать виновным по ч. 2 ст. 204 и ч. 3 ст. 328 УК РК. По совокупности окончательно назначить наказание в виде лишения свободы на 5 лет в учреждении средней безопасности. Меру пресечения изменить и взять под стражу в зале суда.


 Общее количество рыбы частиковых пород, погибшей в Урале в декабре 2018 года, - 14 тонн 273 килограмма. Государству причинен ущерб в размере 13 миллионов 924 тысяч 12 тенге.


РЕПЛИКИ СТОРОН ПОСЛЕ ПРЕНИЙ

М. Чурсин: Хочу еще раз отметить, что за 18 лет моей работы в КГП «Атырау Су Арнасы» происшествий, связанных с гибелью рыбы, зафиксировано не было. На высказывание от представителей Луговского конного завода о некомпетентности персонала хочу ответить, что история нашего предприятия уходит в 40-ые годы прошлого века, опыт передается из поколения в поколение. За время работы предприятия не было зафиксировано претензий к качеству поставляемой в город питьевой воды, а это уже является показателем. Поэтому считаю, что лица, не имеющие представления о специфике работы предприятия такого профиля, не могут голословно рассуждать о некомпетентности сотрудников.

За указанный период все водоочистные станции работали в штатном режиме и согласно техническому регламенту превышения хлора и хлоридов зафиксировано не было.

Остается непонятным, как специалисты из Национального центра экспертизы, Аналитической лаборатории и лаборатории ТОО АНПЗ не выявили превышение хлоридов, а Департамент экологии выявил. Причем достойно защитить свои результаты исследования они так и не смогли.

Нельзя упускать из виду и тот факт, что при просмотре видео были видны явные нарушения в отборах проб воды сотрудниками Департамента экологии и Рыбоохранной инспекции. Набранные пробы не опечатывались, и не закупоривались на месте происшествия. Это делалось в самой лаборатории, что ставит под сомнение саму доставку проб в лабораторию без чьего-либо вмешательства. Сохранность проб воды на месте отбора не обеспечивалась всеми нормативами, и неизвестно, что было в неё добавлено.


Общее количество погибшей рыбы осетровых пород составило 1 тонну 784 килограмма. Согласно подсчётам рыбоохранной инспекции, её стоимость 429 миллионов 438 тысяч 541 тенге.


Обращу также внимание на то, что первичная экспертиза по горячим следам двух ветеринарных лабораторий установила: гибель рыбы ТОО «Луговской конный завод» возникла вследствие удушья аммиаком. Об этом также свидетельствует гистологический анализ, проведенный на ЛКЗ Научно-исследовательским институтом проблем биологии и биотехнологии университета им. Аль-Фараби. В его заключении сказано, что в жабрах у живого осетра, взятого на анализ, наблюдалась острая патология в виде обширных зон некроза дыхательных путей на хроническом фоне, который возник в результате длительного отравления аммиаком. При этом специалисты указывают, что накопление аммиака является одной из серьёзных проблем всех рыбохозяйственных предприятий. Аммиак является конечным продуктом азотистого обмена жизнедеятельности.


Общее количество погибшей рыбы осетровых пород, выращиваемой в коммерческих целях на Атырауском участке ТОО «Логовской конный завод», составило 100 тонн 525 килограммов. Согласно данным ЛКЗ, предприятию нанесен ущерб в размере 1 миллиарда 488 миллионов 79 тысяч 285 тенге.


Соглашусь также с высказыванием кандидата биологических наук Евгения КУЛИКОВА, выступившего в Атырау на круглом столе 22 ноября, что техногенные аварии происходят везде, и рыболовным хозяйствам следовало бы заранее позаботиться об очистке воды. Вода не должна поступать в садки сразу из реки, ей как минимум нужно давать отстояться.

Получается, что нехватка кислорода, наличие аммиака и отсутствие течения, а также низкий уровень воды в конце ноября и начале декабря недопустимы для содержания рыбы в садках.

Кроме того, при просмотре видео в ходе судебных слушаний было видно, что у ЛКЗ имеется плавучий морской завод, который в свою очередь имеет холодильное оборудование, работающее на аммиаке. Следствием почему-то не был взят во внимание сей факт, и, полагаю, что он был скрыт намеренно.

Эксперт КОБЕГЕНОВА при первичном осмотре рыбы озвучивает версию отравления аммиаком, а позже этот факт опять замалчивается. И уже позднее появляется новая версия – превышение хлоросодержащих веществ в воде. А ведь многие заключения приглашенных специалистов со стороны обвинения основываются на заключениях эксперта Кобегеновой, которая, как я уже сказал, меняет свою точку зрения и не может её обосновать.

Очевиден тот факт, что если бы был залповый сброс, то вначале бы отравились сотрудники КГП «Атырау Су Арнасы», затем потребители далее по цепочке.

Представитель ТОО «Луговской конный завод» Илья ШЕЛОМЕНЦЕВ: "На протяжении всего сегодняшнего судебного заседания и процесса в целом мы неоднократно слышали заявления о том, что рыба якобы погибла от воздействия аммиака. Один из подсудимых заявил, что об этом даже было написано в СМИ. Если поднять старые публикации, то можно найти фото одного из адвокатов, который для СМИ еще в феврале 2019 года заявлял, что, по его мнению, рыба погибла от аммиака. Но с каких пор всего лишь мнение со стороны защиты может теперь использоваться в качестве доказательства?

Если обратиться к материалам уголовного дела, то в 20-м томе содержится заключение, выполненное экспертом Кобегеновой, в котором сказано, что рыба в садках Луговского конного завода погибла от хлора. Да, к этому заключению дается приписка, что в жабрах рыбы найдены патологические изменения от воздействия на них аммиака. Но однозначно эксперт заключает, что рыба погибла от хлора, и аммиак не мог явиться источником её гибели. Еще раз повторюсь, в экспертизе чётко пишется – хлор. Других вариантов здесь нет. Хочется отметить, что в других точках отбора аммиак найден не был, но рыба там тоже погибла.

Подсудимый Сущенко заявлял, что рыба могла погибнуть из-за дноуглубительных работ и той мути, что была поднята со дна. Но я бы хотел обратить внимание: в ходе судебных разбирательств было подтверждено, что в период ледостава чистота воды повышается, а мутность понижается. Поэтому о какой мути в ноябре-декабре 2018 года может идти речь? Тем более, его слова прямо противоречат словам свидетелей, в том числе и начальника лаборатории КГП «Атырау Су Арнасы», который, выступая здесь в качестве свидетеля, говорил, что во время ледостава качество воды в реке улучшается.

Относительно аммиака, который якобы находится в холодильниках ЛКЗ. Хотелось бы обратить внимание, что сам завод находится не на воде, а на земле, поэтому каким образом из него мог протечь аммиак? И как он опять-таки мог подняться вверх против течения и погубить рыбу – непонятно.

И в заключение хотел бы обратить внимание на отзыв КГП «Атырау Су Арнасы». У предприятия нет возражений на предъявленную от ЛКЗ сумму ущерба, определённую заключением эксперта. Получается, что АСА как работодатель подсудимых согласен с доводами иска, что ущерб был причинен в результате действий сотрудников КГП «Атырау Су Арнасы»".

...После долгих прений судья Дауренбек ДАУМОВ назначил вынесение решения суда на 23-24 декабря. В это время в зале кто-то произнес: «Может, лучше после Нового года?» Мол, хоть новогоднюю ночь люди встретят в своих семьях. Все горько посмеялись.  

Анастасия АЛЮШИНА

Фото автора 

12 декабря 2019, 14:45

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz