Атырау, 22 сентября 00:10
Утром ясно+14, днём +16
Курсы Нацбанка: $ 387.34  € 428.44  P 6.04

Академик Диаров: «У иностранцев здесь вахта, а нам здесь жить»

14 апреля 2011 в 11:11

Наш собеседник – авторитетнейший ученый и общественный деятель, один из основоположников казахстанской геологии, академик НАН, директор регионального научного центра экологических проблем Муфтах ДИАРОВ (на снимке).

– Муфтах Диарович, 10 лет назад вы привели наводящие ужас сведения о здоровье населения Атырауской области и предупредили о мутациях, происходящих на генетическом уровне.  Есть ли у вас новые сведения на этот счёт?

– К сожалению, нет никаких объективных сведений о состоянии здоровья населения. Ясно одно: чем больше нефти добывается, чем больше выбросов в атмосферу, тем сильнее становится их воздействие на людей. Возьмём меркаптан – ядовитое вещество, содержащееся в подсолевых нефтях месторождений Карачаганак, Жанажол, Тенгиз, Актоты, Кашаган. Между тем в нашей области до сих пор нет анализатора, с помощью которого можно было бы заняться изучением негативного воздействия меркаптана на окружающую среду. У ТШО есть свои лаборатории, но насколько можно доверять их данным? А местные власти продолжают занимать стороннюю позицию, несмотря на то, что люди уже по-настоящему травятся. Остаются неизученными и такие еще более опасные химические элементы, как диоксин. На прилегающей к АНПЗ территории люди задыхаются от едкого запаха сероводорода, а руководители завода заявляют: «У нас всё в норме». Это закрытое предприятие, и никто не может уличить их, доказать обратное. 

Ещё вопрос: почему у нас растёт число людей, заражённых палочкой Коха? Потому что вследствие присутствия в организме этих больных химических соединений, «впитываемых» из воздуха, туберкулез становится более устойчивым и уже не поддаётся воздействию лекарств.

Боюсь, что тот же меркаптан обязательно повлияет на генофонд нации. В частности, резко возрастёт количество самоубийств. Дело в том, что меркаптан действует на психику людей как наркотическое средство, одурманивает их.

«СУДОВ – НЕ БОЮСЬ»

– Какие ещё факторы влияют на экологическую обстановку в нашем регионе?

– В нашей области, как и во всех других регионах страны, с каждым годом возрастает количество транспортных средств. Сегодня объём выделяемых ими в атмосферу вредных выбросов составляет примерно 120 тысяч тонн в год. При этом расход бензина государственного автотранспорта ещё можно подсчитать, а как узнать, сколько бензина потребляют частные лица? Эти данные не вносятся в статистическую отчётность, поэтому ситуация в Атырауской области на фоне общереспубликанской кажется вполне благополучной.

В ходе освоения нефтяных месторождений в больших объёмах выделяются попутные воды. На месторождении Тенгиз работают 4 полигона, там собираются сточные воды, изобилующие ядовитыми веществами. Располагают подобными полигонами и Аджип, и АНПЗ. Возьмем, к примеру, принадлежащую АНПЗ Тухлую балку. У нас очень жаркий климат, поэтому уровень испарения очень высок. Вот и думайте, сколько вредных веществ распространяется таким образом по воздуху и попадает в организм человека. И таких нерешённых проблем у нас множество.

В ходе добычи нефти страдает и животный мир. В 2005 году во время пожара на вышке на Кашагане произошёл выброс вредных веществ, в результате погибло немалое количество птиц. А мы узнали об этом лишь спустя 3 месяца. И нет точных сведений, сколько же птиц погибло из-за этого пожара.  В прошлом году в дренажных водах близ месторождений Кайран, Актоты утонули около 700 чаек. Некоторые из них ещё долго боролись за жизнь. Но никто им не оказал помощь, потому что об этом происшествии узнали слишком поздно.

Руководители иностранных компаний хоть и говорят: «Мы делаем всё для блага Казахстана», про себя думают совсем иначе. Например, руководство ТШО меняется каждые 3-4 года. Почему? Да просто заботятся о себе, пекутся о своем здоровье.

– Вы жёстко критикуете нефтяные компании. А каковы их контраргументы?

– Иностранцы между собой признают правоту моих слов. Разумеется, если бы мои сведения были неточны, они бы давно затаскали меня по судам. Но этого не происходит, потому что я располагаю неопровержимыми фактами.

«НУЖНО ВЕРНУТЬ РАЙОННЫЙ КОЭФФИЦИЕНТ»

– Неужели всё так плохо с нашей экологией и ничего нельзя сделать?

– Проблема в том, что у нас сегодня стадия дикого капитализма. Люди ещё не насытились, и с алчностью хватают всё подряд в своих личных интересах. Богатые хотят стать ещё богаче. Барыши от нефти туманят мозги. Никто не думает о том, что будет через 10, 20, 30 лет, а ведь речь идёт о выживании наших детей и внуков, о будущем нации.

Конечно, в любом случае нельзя сидеть сложа руки. В первую очередь необходимо развивать инфраструктуру. Несмотря на то что наш город носит статус нефтяной столицы, у нас нет крупных оздоровительных центров. В городе нет ни одного парка. В нефтяных регионах необходимо заново ввести существовавшие в союзное время районные коэффициенты, причём за счет нефтедобывающих предприятий. Это стало бы хоть какой-то компенсацией за тот вред, который наносят здоровью местного населения нефтяные компании.

Сегодня единственным чистым городом в Казахстане пока остается Астана, в которой нет крупных производственных объектов. А что касается остальных городов, то в крови алматинцев содержание цинка в 4 раза выше нормы, в Усть-Каменогорске вследствие производственной деятельности металлургического завода отмечено высокое содержание серы, полиметаллов, на юге – фосфорных соединений, В Караганде – угольной пыли. Этот список можно продолжать…

– Однако люди не протестуют?..

– Безусловно, население нисколько не радует создавшаяся ситуация. Наш президент все время обнадеживает сограждан: «У казахов особый менталитет, это народ, который выдержит всё. Потерпите немного, лучшие времена у нас ещё впереди». Вопрос в том, насколько хватит этого терпения. В свое время в российском Аксарайске, например, после протеста местных жителей иностранные нефтяные компании были вынуждены значительно сократить объёмы добычи. Уверен, настанет день, когда и атыраусцы выскажут свой протест.

«30 МИЛЛИОНОВ ТОНН В ГОД – И НЕ БОЛЬШЕ!»

– В недавней своей книге вы утверждаете, что объём выбрасываемых в атмосферу веществ в Атырауской области не должен превышать 80 тысяч тонн в год, а объём добываемой нефти – 30 миллионов тонн в год. Из чего сложились эти цифры?

– Существуют научно доказанные пределы освоения нефтяных месторождений. Должен соблюдаться закон равновесия между освоением богатств и сохранением природы. Моя цель и заключается в том, чтобы объяснить это тем, кто опьянен сиюминутными баснословными доходами от нефти. 

Во время освоения месторождения Тенгиз 3200 жителей расположенного близ него поселка Сарыкамыс были переселены ввиду нависшей над их здоровьем опасности. Резкие изменения состояния их здоровья были замечены, когда уровень выбрасываемых в атмосферу вредных веществ достиг 600 тысяч тонн в год. Количество больных среди сарыкамысцев возросло до 90 процентов, средняя продолжительность жизни составляла 46 лет. Выброшенные в воздух вредные вещества в расчете на 1 тонну нефти, добытой ТШО в течение 1993-2009 годов, составили 4 килограмма 990 граммов. А от 1 тонны нефти, добытой «Эмбамунайгазом» за 2000-2005 годы, распространилось 3 килограмма 990 граммов опасных для здоровья веществ. Эта нагрузка на окружающую среду уже сейчас критически опасна для людей, а ведь в дальнейшем планируется только наращивать добычу. Поэтому я направил в правительство письмо, в котором указал, что объём ежегодно добываемой нефти не должен превышать 30 миллионов тонн. Потому что большей нагрузки природа не выдержит.

– В СССР вы являлись первым ученым, открывшим особенности образования и разведки боратовых и калиевых солей в Прикаспийской впадине и  Южно-Предуральном прогибе. Как в настоящее время обстоит дело с освоением этих месторождений?

– Большую заинтересованность в развитии связанного с боратами производства проявляют китайцы, американцы и индусы. Сейчас идут разведочные работы на месторождении Сатимулла. Нефть-то добывать намного легче, чем борат, надо только безостановочно бурить. А запасы бората надо откапывать, а затем перерабатывать. Но в будущем эти богатства все равно извлекут из-под земли. Уверен, лет через 15-20 в окрестностях Индерборского появится новая инфраструктура, связанная с добычей бора.

– Позвольте задать неудобный, может быть, для вас вопрос. В прошлом году вы предложили присвоить одному из мостов города Атырау имя акима области Бергея Рыскалиева. Общественность была удивлена тем, что это предложение исходило именно от вас… 

– Строительство мостов – это очень сложная проблема в любой стране. К тому же в нашем городе растёт количество автомобильного транспорта. Я лишь как эколог дал справедливую оценку работе акима. После этого про меня стали поговаривать, мол, теперь он не будет критиковать акима. Однако эти люди ошибаются, я по-прежнему буду открыто высказывать свое мнение.

Сания ТОЙКЕН

(Окончание в следующем номере)

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz

 

7522 просмотраНа главную Поделиться:

Подпишитесь и узнавайте о новостях первыми


На главную

Наш WhatsApp номер для новостей: