Атырау, 16 сентября 20:13
Ночью ясно+16, утром +24
Курсы Нацбанка: $ 386.71  € 429.17  P 6.02

«Операторы должны взрастить конкурентоспособные казахстанские компании»

19 августа в 11:37

Фото: liter.kz


Генеральный директор Союза нефтесервисных компаний Нурлан ЖУМАГУЛОВ отвечает на вопросы «АЖ».

«ВЫНУЖДЕНЫ СОГЛАШАТЬСЯ НА НИЗКИЕ СТАВКИ»

- В 2016 году была создана рабочая группа (куда вошли 17 человек, в том числе и Вы), которая занимается мониторингом Местного содержания в закупках на крупных нефтегазовых проектах. Что успели сделать?

- За прошедшие 3 года состав Рабочей группы по вовлечению казахстанских компаний в крупные нефтегазовые проекты менялся, возможно, из-за того что несколько раз менялся состав правительства. Но результаты есть.

На проектах Кашаган и Карачаганак строительные подряды теперь даются совместным предприятиям, некоторые тендеры проводятся исключительно среди казахстанских компаний. Применяется практика проведения «ранних тендеров» - это когда операторы КПО (Карачаганак Петролиум Оперейтинг) и НКОК (Норт Каспиан Оперейтинг Компани) за несколько лет вперед выбирают поставщика и гарантируют ему заказ в обмен на локализацию нового производства. Тенгизшевройл внедрил практику заключения долгосрочных контрактов при условии локализации производства (размещение производственных мощностей в другой стране, в нашем случае – в Казахстане) или сервиса. Сейчас внимание Министерства и операторов сосредоточено на создании в стране новых видов производств, ведутся переговоры с западными производителями нефтегазовой продукции.

Актуальным остается вопрос дробления крупных подрядов на более мелкие или хотя бы средние, чтобы отечественный бизнес мог претендовать на них.

Любая иностранная подрядная компания привлекает местных субподрядчиков, но основной вопрос - стоимость рабочих ставок. Зачастую многие отечественные субподрядные компании соглашаются на низкие ставки подрядных компаний, чтобы оставаться на плаву и платить рабочим заработную плату. В любом строительном подряде казахстанские рабочие обеспечивают не менее 90% местного содержания в кадрах. Однако на ключевых управленческих позициях находятся иностранные специалисты. Порой привлекаются новые иностранные супервайзеры без опыта работы и знания местной культуры.

Как я отметил, важно уходить от практики присуждения крупных  подрядов на сотни миллиардов долларов США. Либо необходимо создавать и привлекать совместные предприятия. Но самое главное - необходимо закрепить за каждым оператором обязанность взрастить по 2-3 крупные конкурентоспособные казахстанские компании с экспортным потенциалом.

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ – ЗНАЧИТ, НЕКОНКУРЕНТОСПОСОБНАЯ

- Но ведь прошло достаточно много лет, как у нас в Атырау работают крупные нефтегазовые проекты. Казалось бы, учись, перенимай опыт, развивайся. Почему Казахстан до сих пор сам не создал отечественные конкурентоспособные компании? Что мешает развитию казахстанского менеджмента в нефтегазовой отрасли?

- Работы в нефтегазовых проектах обычно делятся на 2 категории: «greenfield» - новые капитальные проекты и «brownfield» - это уже эксплуатация и обслуживание действующих проектов. На «brownfield» на рынке в основном доминируют отечественные компании, а вот на стадии «greenfield» привлекаются преимущественно западные инжиниринговые и подрядные компании. Заказчики хотят в сжатые сроки запустить проект с минимальными рисками. Они привыкли работать со своими глобальными партнерами. Хотя ставки работ на новых капитальных работах гораздо выше по сравнению с «brownfield»-проектами. Местным компаниям практически невозможно конкурировать с зарубежными компаниями - нет опыта управления крупными проектами, нет банковских гарантий под крупный контракт. Порой заказчики требуют банковские гарантии от финансовой организации с кредитным рейтингом А/А-, но в Казахстане таких банков нет.

Нефтесервисная индустрия является одной из крупнейших отраслей экономики с общим штатом работников более 180 000 человек. Только в 2018 году налоговые выплаты нефтесервисных компаний превысили 450 млрд тенге. Однако на сегодняшний день отсутствует конкретный государственный орган, курирующий вопросы нефтесервисных компаний, как нет и государственной программы развития нефтесервиса. Наше законодательство позволяет компаниям с иностранным капиталом получать статус 100%-ой казахстанской компании. Для этого нужно лишь зарегистрировать юридическое лицо в РК и содержать в штате 95% граждан РК. Этим успешно пользуются многие иностранные компании, у которых по отчетам казахстанское содержание достигает 100%. Это удобно как заказчикам, так и государству - ведь на бумаге фиксируются высокие показатели по работам и услугам.

С другой стороны, не секрет, что вслед за нефтяными инвесторами приходят их аффилированные и глобальные поставщики/подрядчики. К примеру, китайские нефтяные компании привлекают преимущественно свои аффилированные нефтесервисные компании. Если изучить структуру акционерного капитала американских компаний, представленных в Казахстане, то и у них можно заметить общих акционеров.

Нурлан ЖУМАГУЛОВ


ЕАЭС СВЯЗАЛ НАМ РУКИ…

- Почему иностранным поставщикам предусмотрены льготы в виде нулевой таможенной пошлины, тогда как отечественным приходится платить? Данный вопрос как-то обсуждается, рассматривается? Расскажите нам о других таких льготах для инофирм, если таковые имеются.

- В начале 1990-х в Казахстане практически отсутствовали предприятия по изготовлению нефтегазового оборудования. В ту пору, возможно, даже и не задумывались над вопросами импортозамещения, на повестке дня стояло привлечение инвестиций и скорейший запуск нефтегазовых проектов. Крупнейшие операторы, такие как ТШО, НКОК прописали в своих соглашениях условия по беспрепятственному ввозу товаров и оборудования для реализации своих проектов, а именно по нулевой пошлине и НДС. К примеру, на Тенгизе данное условие также распространяется и на подрядчиков ТШО. Получается, что выгоднее напрямую поставлять импортную продукцию, чем покупать продукцию «made in KZ». Вопрос об уравнении таможенных и налоговых условий между импортёрами и отечественными заводами не раз поднимался на правительственном уровне. Однако на сегодняшний день членство в ЕАЭС препятствует освобождению от импортных пошлин действующих заводов. Да, имеются Специальные экономические зоны с особым налоговым режимом, но, к сожалению, в Атырауской СЭЗ льготы предусмотрены лишь компаниям химической отрасли, хотя регион является крупнейшим потребителем нефтегазового оборудования.

Но следует отметить, что иногда операторы готовы переплачивать за качественную казахстанскую продукцию.

Сейчас по поручению премьер-министра Аскара МАМИНА вновь рассматривается вопрос об уравнении условий для импортеров и отечественных производителей.

...И СРП – ЭТО ДО КОНЦА

- Грабительские СРП (базовые для всех крупных нефтяных проектов Соглашения о Разделе Продукции) в свое время заключались не от хорошей жизни, оправдываются власти. Возможно ли изменение СРП сейчас?

- За последние 20 лет заключенные в свое время СРП не были изменены. По проектам СРП по Карачаганаку и Северному Каспию (Кашаган) интересы отечественного бизнеса активно отстаивает Полномочный орган PSA. На самом деле последние годы крупнейшие операторы тесно взаимодействуют с отечественными заводами. Просто сейчас на проектах Карачаганак и Тенгиз реализуются капитальные проекты, для чего приобретается уникальное нефтегазовое оборудование под заказ. А отдельно, на базовом производстве, казахстанское содержание повышается с каждым годом. Операторы лучше нас знают, какие имеются производства в стране. Вопрос лишь в качестве и цене.

НЕЛЬЗЯ ПРОСТО ВЗЯТЬ И УРАВНЯТЬ

- Социальные конфликты возникают из-за  неравенства в оплате и условиях труда. Существует такое позорное явление, как трудовая сегрегация, например, иностранный  работник имеет привилегии на работе, он лучше питается и отдыхает, чем местный казахстанский рабочий. Почему наши работники находятся в таком положении?

- Это не вина инвесторов, а реалии Казахстана. Многократная девальвация национальной валюты сильно удешевила рабочую силу в стране. Иностранный специалист имеет стандартный пакет для работы в другой стране. К примеру, хорошие казахстанские специалисты, работающие на зарубежных нефтегазовых проектах, также имеют солидный пакет условий. По моему мнению, сложно уровнять условия по оплате труда между иностранными и местными специалистами исключительно в одной отрасли. Это вызовет социальный дисбаланс в стране. К тому же на сегодняшний день на вахтовых объектах условия по содержанию работников для всех одинаковы.

НЕЗАВИСИМЫЕ ПРОФСОЮЗЫ МЕНЯЮТ ДАЖЕ КОНТРАКТЫ

- Как вы считаете, может ли улучшить положение казахстанского пролетариата создание независимых профсоюзов?  

- Безусловно! Сильные и независимые профсоюзы могут иметь сильнейшее влияние. Это мы видим на примере европейских стран, когда тысячи работников могут приостановить свою работу в случае недовольства условиями труда и оплаты. Приведу яркий пример из нефтяной истории: в 1970-е годы власти Норвегии одобрили концепцию строительства инвесторами стальной платформы для месторождения Статфьорд. Однако профсоюзы настояли, чтобы в строительстве использовали железобетонные конструкции, хотя это стоило дороже. В случае использования стальной конструкции платформу заказали бы другой стране. Но железобетонная конструкция вполне могла быть построена норвежскими промышленниками, несмотря на более долгий срок и удорожание. А теперь представьте, сколько казахстанских ресурсов было бы задействовано в случае размещения заказов на металлоконструкции для ПБР ТШО не в Южной Корее, а в Казахстане?

КРОМЕ ПБР ЕСТЬ ЕЩЕ СЕВЕР РОССИИ

- Что будет с местными кадрами после завершения проекта ПБР (Проект будущего расширения)? Куда пойдёт основная масса низкоквалифицированной рабочей силы, на ПБР это 45 тысяч казахстанцев. Как они найдут работу, куда их направят? Знаем, что намечается большой проект в КПО, еще какие-то проекты намечаются?

- В принципе львиная доля задействованных работников и ранее работала в различных нефтесервисных компаниях. Был переток работников из одной компании в другую (их привлекало повышение оплаты труда). Пожалуй, ПБР - самый масштабный нефтегазовый проект в Казахстане. Расширение Карачаганака, ряд морских проектов на Каспийском море не сравнятся с ним. Сейчас для казахстанских кадров открываются огромные перспективы на севере России, где идет активное строительство газохимических комплексов. Уже более 3000 казахстанских граждан задействованы в этих проектах.

- Мы слышали, что после конфликта на Тенгизе увольняют некоторых работников-экспатов. В каких компаниях? Способны ли наши их заменить?

- Да, сейчас наблюдается ситуация, когда некоторым иностранным работникам не продлевают рабочие разрешения. Нашему опытному персоналу иногда достаточно нескольких вахт для приобретения навыков, необходимых на позиции иностранного специалиста. Но нельзя одномоментно и массово сокращать иностранный персонал. Нужна поэтапная национализация.

- Кстати, работники «Юлмар Сервис» на Тенгизе потребовали улучшить условия труда и повысить зарплату, однако 17 человек не допустили к работе. Механизмов регулирования нет, и все работники пошли в «Нур Отан» и акимат. Ранее работники ТОО «Реформ Строй» также выступали, что остались без работы. Могут ли они и другие компании расчитывать на вашу поддержку?

- Наша Ассоциация может посодействовать в проведении переговоров с потенциальными заказчиками среди подрядных компаний. Однако в любом случае, накануне старта крупных строительных работ на ПБР массовое сокращение персонала имеет репутационные риски для компании.

НИКАКОГО НИОКРА, СПЛОШНОЕ СРП

- Скажите, какая нефтедобывающая страна, где развито местное содержание, может стать примером для Казахстана? Способны ли мы применить у себя их опыт?

- Очень часто ставят в пример Норвегию. Казахстан действительно очень многое позаимствовал у этой страны. Это касается требований по местному содержанию в товарах, услугах и кадрах, условной скидки казахстанским компаниям при закупках. По примеру Норвегии в 2012 году в модельный контракт на недропользование были внесены нововведения по выделению недропользователями средств в размере 1% от затрат на НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы). Вливание существенных средств в НИОКР позволило нарастить научный потенциал в Норвегии. Однако на практике наша задумка оказалась провальной из-за отсутствия четкого определения НИОКР в законодательстве. Лишь в 2018 году в новом Кодексе о недрах определили, по каким направлениям могут выделяться средства на НИОКР. 

Важно отметить, что Норвегия отказалась заключать контракты СРП, нефтяным компаниям предоставлялись лицензии на разработку месторождений сроком на 6-8 лет. Для продления лицензий еще на один срок, иностранные компании четко выполняли требования Норвежского законодательства по местному содержанию, развивали науку и технологию в Норвегии, обучали местных кадров. А у нас контракт на недропользование подписывается на 25-40 лет.

Нургуль ХАЙРУЛЛИНА

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz

 

3191 просмотрНа главную Поделиться:

Подпишитесь и узнавайте о новостях первыми


На главную

Наш WhatsApp номер для новостей:
1 2 3