Атырау, 22 февраля 09:31
Днём ясно+3, вечером -3
Курсы Нацбанка: $ 375.95  € 425.80  P 5.74

Грозит ли казахстанцам сытая старость?

11 февраля в 08:39
Фото из открытых источников


Моя мама родила 5 детей, более 30 лет работала кассиром на госпредприятии, сегодня получает 52 тысячи тенге пенсии. Она застала систему государственного страхования и соцобеспечения, и эти деньги — привет из прошлого, чьи унаследованные долги нынешнее правительство худо-бедно, но стабильно погашает. Век ее детей пришелся на рыночную экономику, мы на свою пенсию зарабатываем сами, и мы на пороге очередной реформы пенсионной системы. Вопрос можно ставить  глобально — получит ли нынешнее поколение облагаемых пенсионным налогом граждан свою заначку на старость?

 

ИЗ ЗАГРАНИЦЫ С ПЕЧАЛЬЮ

Если влияние инфляции и штормовой или ползучей девальвации на наш семейный бюджет мы ощущаем чётко и сразу — в день выплаты зарплаты, пенсии или пособия, то объемы пенсионных вкладов для подавляющего большинства из нас тают менее болезненно, без явного ущерба покупательской способности, и оттого почти незаметно. Они как виртуальная криптовалюта - копятся на счетах ЕНПФ и даже, судя по отчетам, иногда как-то зарабатывают в ходе его фондовых манипуляций.

Между тем ситуацию с нашими отчислениями в действительности можно назвать катастрофичной. Яркой иллюстрацией этому утверждению стал опыт моей подруги. И он не внушает веры в финансовое благополучное будущее для нынешних 30-50-летних трудоспособных казахстанцев.

Она уехала за рубеж в 2012 году (в возрасте 38 лет) с такими показателями: трудовой стаж 20 лет, работала в казахстанской компании (негосударственный сектор), заработок условно чуть выше среднего, перспектива гарантированной пенсии от государства + личные пенсионные накопления - в размере более 6 млн тенге. В долларах это было эквивалентно 40 тысячам (курс $ тогда был в районе 150).

По казахстанскому пенсионному законодательству она могла получить накопления при выезде на ПМЖ (с отметкой в казахстанском паспорте) и предъявлении паспорта другого государства. Она решила оформить иностранное гражданство, что кроме возможности забрать свои накопления, упростило бы интеграцию в новую жизнь в новой стране. Процесс оформления гражданства занял 6 лет. Всё это время она продолжала работать на казахстанского работодателя удаленно и ее пенсионный счет так же пополнялся.

За это время тенге пережил 2 шоковые девальвации 2014 и 2015 годов, и накопления «сдулись» более чем вдвое. Когда процесс изъятия собственных средств из ЕНПФ вышел на финишную прямую, курс доллара начал расти почти ежедневно, к этим потерям прибавились 10% подоходного налога, удержанные ЕНПФ (подруга назвала это садака), и в конце 2018 года на руки она получила 6,8 млн тенге, но уже далеко не те. Почувствуйте разницу: 40 тысяч долларов и 18,6.

На данном примере мы видим, как за 6 лет объем накоплений снизился более чем вдвое. Если предположить, что тенденция ослабления тенге сохранится на нынешнем уровне, то спустя еще 5-6 лет наши накопления попросту обнулятся. Тогда зачем и для кого мы отчисляем 10 % своих ежемесячных доходов?



НАШИ ДЕНЬГИ ПРИБЕРУТ БАНКИРЫ?

По мнению известного экономиста Айман ТУРСЫНКАН, в настоящее время наши деньги поддерживают штаны республиканского бюджета, а в ближайшем будущем скорее всего будут работать в интересах владельцев трех крупнейших банков Казахстана.

- По последним прогнозам ЕНПФ, за период с 2019 по 2023 год суммарный объем взносов составит порядка пяти триллионов тенге при объеме выплат 1,3 триллиона тенге. Таким образом, сумма накоплений с учетом инвестиционного дохода на конец 2023 года составит порядка 15,3 триллиона тенге. Как вы считаете, обязано ли (и способно ли) государство гарантировать защищенность доверенных ему пенсионных накоплений от воздействия инфляции/девальвации, учитывая, что это «долгие» деньги, инструмент, работающий на экономику страны, а пенсионные налоги —  вмененное в обязанность требование государства, а не акт доброй воли граждан? – спрашиваю у Айман Турсынкан. 

- В связи с наличием единственного пенсионного фонда под прямым управлением Нацбанка РК, государство обязано обеспечивать защиту пенсионных накоплений. Однако, как вы сами показали на примере конкретного вкладчика, государство не дает гарантии их сохранности. По закону о пенсионной системе ЕНПФ не несет никакой ответственности по валютным (девальвационным) рискам, а инфляционная составляющая рассчитывается по показателям, которые нравятся руководству Нацбанка, а не согласно реальным показателям на рынке.

Более того, как я показывала в аналитике и самой пенсионной системы, и государственного бюджета, средства вкладчиков с 2012 года (после принудительного слияния частных пенсионных фондов в один государственный) используются в размере от 1,2 до 1,6 трлн тенге ежегодно на финансирование дефицита республиканского бюджета. Это происходит через выпуск ГЦБ (государственных ценных бумаг), сроки погашения по которым растянуты вплоть до 2045 года, а ставка вознаграждения по ним в 2 раза ниже ставки рефинансирования Нацбанка.

Также, несмотря на критику со стороны экспертов и гражданского общества, в конце 2018 года и в январе 2019 года продолжается не санкционированное вкладчиками изъятие средств из ЕНПФ на финансирование квазигосударственных структур (КазАгро, Даму), частных банков и дефолтных агрохолдингов.


Справка «АЖ». Айман Турсынкан - директор форсайтингового агентства EXIMAR. Турсынкан часто дает экспертные оценки деятельности финансового регулятора, ЕНПФ и правительства в целом. Критические комментарии, высказанные ею в ноябре прошлого года, вызвали агрессивную реакцию со стороны Нацбанка, руководство которого пригрозило ей судебным иском, однако впоследствии скандал замяли, но Турсынкан подверглась ряду карательных мер – среди прочего для ее агентства стратегического прогнозирования увеличили налоговую нагрузку, «отлучили» от госзаказов на консалтинг, и ей пришлось закрыть офис. «Мои права государство защищать не собирается, анонимные лица предлагают мне “замолчать навсегда”, но от моих услуг ни Совет безопасности РК, ни администрация президента не отказываются, просто рекомендуют мне писать анонимно, поскольку все факты, излагаемые мной в каждом моем публичном исследовании, полностью подтверждаются при независимом анализе», - говорит Айман. К слову, несмотря на бойкот ее компетенций, именно она назначена спикером по вопросам системной коррупции на конференции Фонда развития парламентаризма и ОБСЕ в феврале этого года.


ЕНПФ VS КЛОЧОК ЗЕМЛИ

- Какой могла бы быть альтернатива существующей системе ЕНПФ? Действующие пенсионные системы каких стран вы считаете достойными подражания? Или практика общенациональных пенсионных фондов изжила себя повсеместно?

- Общенациональные пенсионные фонды ввиду отсутствия выбора у вкладчика обречены на банкротство через коррупцию. А попытка имитировать конкуренцию через передачу активов в управление разным игрокам на рынке заранее обречена на провал. Ведь у вкладчиков все равно нет выбора - кому доверить свои вклады. Зато у оператора (ЕНПФ) и регулятора (Нацбанка) появляется широчайшее поле для коррупции международного уровня.

Пенсионные фонды нужны частные, конкурирующие друг с другом. Но под четким и прозрачным контролем регулятора. При этом деятельность самого регулятора в Казахстане вызывает много вопросов на фоне очевидного ухудшения платежного баланса всей страны, низкой эффективности финансового рынка, обескровливания экономики, огромного оттока капитала.

Думаю, в стране может параллельно функционировать и накопительная, и солидарная пенсионная системы. Почему? Потому что не все 18 млн граждан Казахстана могут работать постоянно для накопления нужных вкладов. У нас лишь 10,5 млн человек рабочая сила, а из них лишь 1,8 млн имеют регулярные вклады, около 2,2 млн человек имеют нерегулярные вклады, а остальные 6,5 млн имеют настолько мизерные отчисления, что говорить о возможности жить на эти средства в старости не приходится.

Я предлагала год назад министерству труда и социальной защиты РК (МТСЗН РК) рассмотреть модель норвежского социального страхования. В стране, более 10 лет лидирующей в индексе человеческого развития ООН, применяется не только накопительная пенсионная система. В Норвегии есть институт добровольного и государственного социального страхования. Каждый кормилец семьи может добровольно открыть страховой полис, гарантирующий социальную защиту членам его семьи в случае утраты им, как основным кормильцем, доходов. Данный полис может быть ограничен по размеру выплат, по возрасту включенных в полис домочадцев.

Для малоимущих категорий граждан, а также для неработоспособных граждан существует прозрачная система назначения государственного страхования. Государственное страхование финансируется из налогов, оплачиваемых в целом и гражданами, и бизнесом.

Однако МТСЗН РК лишь кивает головой, пропуская мимо ушей любые предложения.

- Какие действия вы бы рекомендовали как экономист казахстанцам, желающим обеспечить себе финансовую свободу на пенсии: сохранять средства на банковских депозитах, инвестировать в фондовые рынки, копить в виде наличных средств, вкладывать в страховые фонды?..

- Как экономист, я настаиваю на либерализации финансового рынка Казахстана с предоставлением возможности развития конкурентоспособных финансовых инструментов. У нас что есть на рынке сегодня? Из чего можно выбирать индивидуальному инвестору? Депозиты банков, которые через один лопаются с лимитами по гарантированию вкладов? Неразвитые мелкие венчурные фонды и паевые инвестиционные фонды? Провальное Народное IPO? Спекуляции с недвижимостью, попавшие также под 10% ИПН и 10% ОПВ с ГПХ договоров? Подпольная торговля золотом? МФЦА на службе исключительно транснациональных корпораций по выгребанию денег из страны? Страховая деятельность в текущем формате полностью подконтрольна банкам и не вызывает доверия. Что касается хранения наличных – гиперинфляция и риск отмены национальной валюты хорошо знакомы всем, кто застал 90-е годы.

Уже с 2016 года ничего не слышно о деятельности в Казахстане АРИФ – Ассоциации развития исламских финансов. Тогда как исламские инструменты дают рост во всех странах западной демократии вдвое каждый год. В Нью-Йорке ипотеку американцы берут на условиях исламской иджары под 0,6-1% в год! В странах Юго-Восточной, Передней и Центральной Азии все муниципальное жилье финансируется Исламским банком развития. Уверена, что активное развитие исламских финансовых инструментов крайне необходимо нашей стране – Узбекистан с первых же дней новой экономической программы работает в этом направлении.

А в текущей ситуации я лично инвестирую в своих детей, в их образование вне Казахстана. А на достойную жизнь в старости могу рассчитывать только ведением личного подсобного хозяйства, как сегодня многие пенсионеры с наличием хоть клочка земли.


 «ТЕКУЩИЕ НАЛОГИ У НАС ДРАКОНОВСКИЕ»

- Многие казахстанцы относятся к пенсионному налогу как к неприятной, но неизбежной повинности. Несколько пенсионных реформ уровень доверия к идее накопительных фондов только снизили, звучат предложения вовсе упразднить систему обязательных пенсионных отчислений. Какие сценарии развития возможны в таких обстоятельствах, на ваш взгляд? 

- Я думаю, нужно серьезнее изучать опыт развитых стран, а не южноамериканских стран третьего мира. В Казахстане нет такой плотности населения, которая может обеспечить «достаточную» смертность до пенсии массовых вкладчиков. То есть спекулятивная пирамида вкладов не срабатывает. Нужны реальные гарантии сохранения и приумножения вкладов. А это достигается только через прямой осознанный контроль каждого вкладчика над управлением своими пенсионными активами.

Продолжительность жизни растет среди мужчин и женщин, увеличение пенсионного возраста не решает проблемы. Дикий демонтаж социальных институтов в стране (бесплатного образования и медицины, соцобеспечения) приводит к оттоку человеческого капитала за рубеж. То, что происходит в связке село–город сегодня применимо к связке Казахстан–Россия–Европа. По отношению к реальной рабочей силе нагрузка по иждивенцам растет неизбежно. Кто может заработать - выезжают. Остаются старики и дети. Мы скатываемся в ситуацию беднейших стран Центральной Азии. Еще вчера мы принимали у себя гастарбайтеров, а сегодня уже наши соотечественники становятся таковыми.

Если накопительная система будет работать прозрачно, всё равно встает вопрос о ее наполнении на регулярной, а не событийной основе (нужен кредит в банке или декретные по родам, побежали и оплатили за полгода вклады). Чтобы добиться полного проникновения – то есть активности 10 млн ИПС (индивидуальных пенсионных счетов), нужен радикальный пересмотр ставки ОПВ (обязательные пенсионные взносы), ОМС (обязательное медицинское страхование), СО (социальные отчисления) и ИПН (индивидуальный подоходный налог) с доходов граждан. Текущие 25% совокупно всех 4 платежей с заработной платы – это драконовская мера, полностью ломающая благосостояние и минимальные стандарты по качеству жизни населения.

Единый совокупный платёж (ЕСП) имел бы основание, если бы полностью распространялся на всех без исключения граждан страны, и отвечал следующим требованиям:

Во-первых, не превышал бы совокупно 2,5% от всего облагаемого оборота;

Во-вторых, для льготных категорий граждан оплачивался бы по минимальной ставке (от МЗП) из госбюджета, при этом финансирование на него шло бы из текущих ставок социального налога;

В-третьих, был дополнен социальным полисом, в который кормилец может вписывать имена своих членов семьи на определенных условиях (как в норвежской модели).

И только после оздоровления всей системы государственного управления, проведения радикальных налоговых реформ, мы сможем выстроить гибкие, адаптируемые под реальные потребности населения, инструменты социальных гарантий.

Зульфия БАЙНЕКЕЕВА

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.
 

9511 просмотровНа главную Поделиться:

Подпишитесь и узнавайте о новостях первыми


На главную

1 2 3 4