Атырау, 22 августа 05:39
Утром ясно+33, днём +38
Курсы Нацбанка: $ 386.05  € 428.25  P 5.84

Глас инвалида в чиновной пустыне

15 июля 2010 в 00:00
Глас инвалида  в чиновной пустынеВ редакцию обратилась группа инвалидов, в основном колясочников, с жалобами на работу государственных органов, ответственных за социальную защиту инвалидов. У каждого своя печальная история. Большинство – жертвы ДТП. Они пережили физическую боль, к которой добавилась и боль душевная – от осознания навалившейся беспомощности и черствого отношения со стороны родного государства.

ЖИЗНЬ ДО И ПОСЛЕ

– Моя 26-летняя дочь Альфия в 2007 году в ДТП получила травму шейного отдела позвоночника. В результате – полная парализация тела от грудной клетки и частичный паралич рук. Мне пришлось уволиться с работы, поскольку дочери необходим уход днем и ночью. Каждые полчаса её надо переворачивать, чтобы не появились пролежни, – со слезами рассказывает мама Альфии ЖАРЫЛГАПОВОЙ Алла КОВАЛЁВА.
Но в своё время мать девушки была рада и такому исходу. Она вспоминает, что после страшной аварии на Махамбетской трассе еле отыскала дочь в районной больнице и перевезла её в Атырау. После операции в областной больнице Алла спросила врачей, сможет ли дочь когда-нибудь ходить. Они сухо ответили: «5%, что она вообще будет жить». Но Альфия выжила и, вопреки прогнозам врачей, даже чувствует ноги. Поэтому, по словам матери, к местным врачам обращаться они не любят. Теперь в семье никто не работает. Выживать приходится на 20 тысяч тенге пенсии по I группе инвалидности. Спасибо родственникам и друзьям девушки, которые не бросают семью в беде, помогают, кто чем может. Горе объединяет людей. По словам Аллы, сегодня инвалиды помогают друг другу, занимают деньги до пенсии, одалживают памперсы…
Спустя полгода после ДТП к Ковалёвым пришла комиссия из МСЭК (медико-социальная экспертиза), назначившая I группу инвалидности. По словам гостей, девушке полагались две льготы: памперсы и инвалидная коляска для прогулок на улице. Всё. Обещанные памперсы Городской отдел координации занятости и социальных программ (в дальнейшем для краткости – горсобес) выдал в мае 2008 года, а на следующий год там заявили, что в связи с кризисом (?!) средств на их покупку нет. Обещали возобновить выдачу памперсов в 2010-м.
Инвалидную коляску Альфия получила в 2009 году, спустя два года после аварии. Но какую? Вместо обещанной прогулочной – применимую лишь в домашних условиях. Спинка и сиденье прогибаются, что вредит травмированному позвоночнику. Уже через 4 дня от коляски отвалилась подножка, а сама она стала чудовищно скрипеть.

ОГЛАСИТЕ ВЕСЬ СПИСОК, ПОЖАЛУЙСТА!

Алла рассказывает, что в соседнем Уральске собес предоставляет инвалидам памперсы и две инвалидные коляски – для дома и улицы. Дополнительно выдаются ходунки и протезы, которые изготавливаются в Алматы по индивидуальному заказу. В нашем же собесе женщине заявили, что в Уральске в отличие от Атырау хорошие спонсоры.
Только недавно Алла с дочерью узнали, что отечественным инвалидам полагаются еще гигиенические средства; денежная компенсация для помощников, сопровождающих инвалидов во время поездок по городу; квоты в санатории и иногородние реабилитационные центры. В атырауском горсобесе речи инвалидов на эту тему сочли неуместными: мол, ничего этого нет в законодательстве.
Когда в начале этого года члены МСЭК вновь пришли для подтверждения группы инвалидности, Алла сообщила им, что группа уставших от равнодушия инвалидов обратилась с жалобой в «Нур Отан». И сразу комиссия заговорила по-другому: оказывается, и ходунки им положены, и индивидуальные помощники. Не беспокойтесь, всё будет. Прошло полгода, и – ничего. Попытки Аллы дозвониться в горсобес оказались безуспешными, мои долгое время – тоже. А после того, как посадили их начальника Акбобек БАЯЗИТОВУ, дозвониться туда стало и вовсе невозможно. И вот финал: когда Алла всё-таки «достала» эту контору, ей заявили, что нужно было написать отдельные заявления по каждому виду льготы.
– Почему сотрудники МСЭК и горсобеса не объясняют инвалидам льготы и порядок их получения, скрывают информацию? О льготах, предусмотренных для нас государством, мы узнаём на сайте www.invalid.kz. Простой пример: только по чистой случайности мы узнали, что в собесе инвалидам, оказывается, выдают продуктовые наборы. Возникает вопрос: куда и кому уходит помощь, которую не додали мой дочери? – возмущается Алла Ковалёва, и не она одна. С аналогичными жалобами в «АЖ» обратились инвалиды Людмила ШАРИПОВА, Гульназ КОСМУРЗИЕВА, Виктор ГОЛУБЕВ, Серик АМАНЧИЕВ и другие.

СЛЕПОГЛУХАЯ ВЛАСТЬ

В коллективном обращении в «Нур Отан» инвалиды написали о квотах в хорошие реабилитационные центры в ближнем и дальнем зарубежье, которых они в жизни не видели, о местном реабилитационном центре, в котором не предусмотрены условия для реабилитации людей с травмами спины, об отсутствии в городе пандусов, о пешеходном мосте, не оборудованном для прогулок колясочников. И главное – о нарушении своих прав со стороны сотрудников собеса. От «Нур Отана», а также и от областного департамента по контролю и социальной защите населения, от областного управления строительства, от горакимата пришли банальные отписки. Я просмотрела их. Все написаны словно под копирку: пара сухих фраз со ссылкой на ИПР (индивидуальную программу реабилитации инвалидов), и всё.
– В нашем реабилитационном центре тренажеры предусмотрены только для ходячих. А нам нужны постоянные физические нагрузки. На Украине в г. Саки есть 2 прекрасных реабилитационных центра – клиники имени Бурденко и Пирогова, где сильнейшие преподаватели по специальным методикам работают с инвалидами. Там людей с нарушениями опорно-двигательного аппарата ставят на ноги за 30-40 дней. А облздрав выделяет квоты в республиканские центры, где курс лечения для инвалидов всего 10-12 дней. Каких результатов можно добиться за этот срок? Да ещё и дорогу надо оплачивать из собственного кармана, – говорит инвалид Гульназ Космурзиева. Кстати, девушке удалось добиться выплаты пособия на индивидуального помощника лишь после угрозы обратиться в прокуратуру.
– В нашем городе нет МРТ (магнитно-резонансной томографии). Она нужна для того, чтобы провести полный анализ моего состояния. Но облздрав отказал мне в квоте в республиканскую клинику. Хотя в этом году, как мы узнали из СМИ, на нашу область выделено 2 тысячи квот, а воспользовались ими за первый квартал лишь 368 человек, – говорит инвалид Людмила Шарипова.
В ходе подготовки материала пришло сообщение, что женщине, наконец, выдали квоту.

КОЛЯСКИ, ДА НЕ ТЕ

Заместитель начальника областного управления координации занятости и социальных программ Серик САПАНОВ, к которому мы обратились за комментариями, пояснил, что приобретение памперсов и других гигиенических средств для инвалидов, а также выплата пособий индивидуальным помощникам осуществляется из городского бюджета по заявкам горсобеса. В год на одного инвалида полагается 490 памперсов. Не знаю, кто рассчитывал это норму, но этого количества явно недостаточно, ведь в день их требуется минимум 3-4. Это подтвердила и главный специалист отдела по работе с инвалидами и ветеранами городского Отдела координации занятости и социальных программ Болган ДАУЛЕТЬЯРОВА. По её словам, годового запаса памперсов хватает лишь до июля.
Право инвалидов I группы на индивидуального помощника, по информации облсобеса, закреплено в Постановлении Правительства РК от 14 марта 2006 года. Из этого документа следует, что индивидуальный помощник, согласно договору между ним и уполномоченным органом, оказывает услуги по сопровождению инвалида на работу, в учебные заведения, в госучреждения и т. д. По словам С. Сапанова, необходимость в индивидуальном помощнике и других видах помощи должна быть отражена членами МСЭК в ИПР инвалида. В г. Атырау сейчас 6 815 инвалидов, из которых 491 имеет I группу, а индивидуальных помощников имеют лишь 52.
Что касается колясок: по словам С. Сапанова, они делятся на комнатные и прогулочные и закупаются по заявкам горсобеса. Комнатные подлежат замене раз в 7 лет, прогулочные – раз в 4 года. Загвоздка в том, что особенности заболевания инвалида в заявках не отражаются, а ведь это очень важный момент. Другое дело – протезы и ходунки, которые изготавливаются по индивидуальным меркам в Центре протезирования в Алматы.
А теперь о причинах скоропостижной поломки Альфии: согласно Закону о госзакупках, при рассмотрении предложений на тендере выбор должен быть сделан в пользу самого экономного варианта. Т. е. в целях экономии государственных средств инвалидам закупаются самые дешевые коляски. Но тот ли это случай, когда экономия уместна?

НАХОДЧИВЫЙ СОБЕС

Представитель того самого горсобеса, уже упомянутая мною Б. Даулетьярова, с жалобами инвалидов не согласна. Считает, что они во многом сами виноваты, т. к. не предоставляют в горсобес необходимые документы: «Люди ошибочно полагают, что переосвидетельствования инвалидности в МСЭК, куда они сдают пакет документов, достаточно для получения льгот. Но копии всех этих документов они должны сдать и нам. Многие этого не делают, а потом возмущаются, что сдали все документы в комиссию, а льгот всё нет».
Насчёт продуктовой помощи Б. Даулетьярова уверенно ответила, что осуществляется она на спонсорские средства и распределяется среди самых социально незащищённых, одиноких. А вот тема индивидуальных помощников вызвала у неё некоторое замешательство. Вопросы о том, кому полагается такой помощник, она рекомендовала задать в МСЭК. А вообще, по её словам, сегодня услугами индивидуальных помощников в Атырау в основном пользуются незрячие инвалиды. Между тем в списке заболеваний, при которых показаны услуги индивидуального помощника, – 17 наименований (в их числе, кстати, и те заболевания, которыми страдают инвалиды, обратившиеся в редакцию). По словам Б. Даулетьяровой, час работы индивидуального помощника (в роли которого чаще всего выступает член семьи) оплачивается государством в размере 104 тенге – так же, как и социального работника, являющегося штатным работником горсобеса. Причём по закону «выработка» помощника не должна быть больше 8 часов в день. В таком случае ему за месяц набегало бы 18 тысяч – неплохое подспорье для скудного бюджета семьи, в которой из-за болезни близкого человека никто не работает. Но в Атырау действует странная схема: сумму, выделенную на эти цели на год, делят на 12 месяцев, и далее – на число зарегистрированных в городе индивидуальных помощников. В итоге получается немногим более 6 тысяч тенге. Между тем такой уравниловки быть не должно, ведь каждый инвалид, согласно требованиям горсобеса, ежемесячно отчитывается, сколько времени с ним провёл помощник.
– Тем не менее мы вынуждены были пойти на этот шаг – из-за постоянных скандалов с инвалидами, которые «заступались» каждый за своего помощника, возмущаясь, что другие, мол, помощники получают больше, – говорит Б. Даулетьярова.
Здесь выяснился интересный момент. По положению, между горсобесом и индивидуальным помощником должен быть составлен трудовой договор. Но, как говорит моя собеседница, в положении не прописаны правоотношения между двумя субъектами. В своё время горсобес, по словам Б. Даулетьяровой, обратился за разъяснениями по этому поводу в акимат, который не нашел лучшего решения, как считать всех помощников инвалидов… индивидуальными предпринимателями, работающими на основании патента. Никого из помощников эта перспектива не вдохновила (какие из них предприниматели?), но «находчивые» работники горсобеса и здесь нашли выход: предложили одному из инвалидов с бухгалтерским образованием открыть ИП на свое имя, получать на счёт деньги на зарплату всем индивидуальным помощникам в городе и затем распределять поровну. Насколько законно выглядит такой способ решения проблемы, вопрос к правоохранительным органам.
И последнее. Я переадресовала заместителю директора областного Департамента по контролю и социальной защите населения Гульнар МЕНДИГАРИЕВОЙ все жалобы инвалидов на работу членов МСЭК (это один из отделов Департамента). Она с ходу опровергла обвинения в адрес сотрудников МСЭК о сокрытии от инвалидов информации об их праве на услуги индивидуального помощника. По её словам, работники МСЭК разрабатывают ИПР на основании диагноза инвалида, согласно заключению ВКК по месту жительства.
– Для всех инвалидов I группы, которые периодически проходят медицинское переосвидетельствование в МСЭК, разрабатывается ИПР, куда в случае необходимости включаются и услуги индивидуальных помощников. В случаях с теми, кто к вам обратился, полагаю, что все они инвалиды, чей статус закреплен на бессрочное время. Они находятся под наблюдением территориальных медицинских учреждений и выпадают из нашего поля зрения. Им надо сначала обратиться в ВКК по месту жительства, а потом с их заключением – к нам, – прокомментировала Г. Мендигариева.
В общем, послушать ответственных товарищей – и вроде всё хорошо у инвалидов в нашем городе, а если что и плохо, то в том сами они, инвалиды, и виноваты. Но отчего-то больше верится не чиновникам, а этим людям с вечной болью в глазах.
Лаура СУЛЕЙМЕНОВА
Фото В. Истомина

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz

 

4934 просмотраНа главную Поделиться:

Подпишитесь и узнавайте о новостях первыми


На главную

Наш WhatsApp номер для новостей:
1 2 3 4