Талгат БАЙТАЗИЕВ: «Я не беглый олигарх»

29 676 просмотров

Image 0Имя нашего земляка, бывшего генерального директора ОАО «АНПЗ» Талгата БАЙТАЗИЕВА вновь оказалось в центре скандала. Ряд крупнейших российских СМИ назвал Байтазиева «серым кардиналом Приднестровья», обвинил его в выводе из Молдавского металлургического завода миллионов долларов, влиянии на президента страны Евгения ШЕВЧУКА и в связях с криминалом.

Байтазиев занятой человек, найти его оказалось достаточно сложно. Однако нам всё же удалось с ним связаться.

– В Казахстане всегда с интересом наблюдают за своими соотечественниками за рубежом, особенно когда они попадают в скандальные истории. Российские СМИ («Независимая газета», «Московский комсомолец», «Совершено секретно» и др.) называют вас беглым олигархом, миллиардером, однако в списках казахстанского Форбса вы не фигурируете. Кто вы, г-н Байтазиев?

Я был директором завода. Сейчас просто бизнесмен. Никаким беглым олигархом не являюсь. Ни в Казахстане, ни России в розыск меня не объявляли. Это всё происки моих врагов.

– Самое серьезное обвинение: якобы вы находитесь в розыске у себя на родине, в Казахстане. Кроме того, судя по сюжетам в российских СМИ, к вам есть вопросы у грузинских и украинских правоохранительных органов. Прокомментируйте, пожалуйста, эти обвинения.

– У меня на руках документы казахстанских, грузинских и украинских правоохранительных органов, которые подтверждают, что я не нахожусь в розыске. Всё, что пишут про меня купленные журналисты, – недостоверная информация и клевета.

Могу показать документы, что Батумский нефтяной терминал и порт не имеют никаких претензий к Байтазиеву. Есть письмо консула РК с запросом к властям Грузии, которые ответили, что против гражданина Байтазиева никаких уголовных дел не возбуждалось. Тем более что я являюсь почетным гражданином города Батуми.

Талгат Байтазиев предоставил редакции «АЖ» фотокопии документов:

Справка Батумского терминала за подписью гендиректора Б. Намаева о том, что терминал не имеет претензий к Т. Байтазиеву;

Справка Комитета по правовой статистике и специальным учётам Генеральной прокуратуры РК об отсутствии сведений о совершении уголовных правонарушений со стороны Т. Байтазиева;

Письмо посольства Республики Казахстан в Грузии о том, что дипломатическая служба не располагает фактами об уголовном преследовании Т. Байтазиева;

Справки Министерства юстиции и МВД Украины об отсутствии сведений о коррупционных преступлениях и привлечении к уголовной ответственности Т. Байтазиева на территории Украины.


«АБЛЯЗОВ? В ЖИЗНИ НЕ ВИДЕЛ. ШЕВЧУК? ДА, МЫ ДРУЗЬЯ»

– Одним из ключевых моментов обвинений российских журналистов является тот факт, что вы якобы связаны с банкиром-оппозиционером Мухтаром АБЛЯЗОВЫМ, который сейчас находится во французской тюрьме. В Казахстане за любую связь с опальным Аблязовым жестоко карают. Вы с ним знакомы?

– (Смеётся.) Аблязова я в глаза не видел. Не знаком с ним и никогда не встречался. Те, кто стоят за этой клеветой, раньше пытались приписать меня к одному южному клану, теперь привязали к Аблязову. Вы почитайте приднестровские СМИ – они пишут, что Байтазиев имеет отношение к бандитам и даже к ИГИЛ. Конечно, это всё враньё!

– Связаны ли нынешние обвинения с грядущими президентскими выборами в непризнанной Приднестровской Молдавской Республике, где вы руководили металлургическим заводом?

– Разумеется, связано, и мы знаем, кто это делает. За всей этой информационной войной против меня стоят определенные политические силы внутри Приднестровья.

20 лет республика была монополизирована молдавским холдингом «Шериф» (крупнейший в Приднестровской Молдавской Республике холдинг частных компаний. – Прим. автора). Сколько они наворовали и вывезли из республики, подтверждено документами, которые лежат в открытом доступе. Почему-то об этом все молчат. У монополистов просто страх перед толковыми бизнесменами, которые стали их конкурентами. Пришли мы (бизнес, поддерживаемый президентом Шевчуком.Прим. автора), стали открывать магазины, запускать автобусы, помогать пенсионерам…

– В каких отношениях вы с нынешним президентом Евгением Шевчуком? Это при его поддержке вы стали директором завода?

– Я в дружеских отношениях с ним. Правда, сейчас мы меньше видимся. Он занят предвыборной кампанией (в декабря в ПМР пройдут президентские выборы. Шевчук один из кандидатов.Прим. автора), я своим бизнесом. Мы созваниваемся, о политике, правда, не говорим. Евгений Шевчук пригласил меня поднять металлургический завод, когда оттуда ушёл уважаемый российский инвестор (холдинг «Металлоинвест», принадлежащий российскому олигарху Алишеру Усманову. – Прим. автора). Предприятие приносило государству огромные убытки – почти 4 млн долларов в месяц. Нужно было сохранить коллектив из 2500 человек и запустить завод, чтобы он держался на плаву и зарабатывал.

– Утверждают, что за время вашего правления ММЗ оказался практически обанкроченным, а средства предприятия были выведены в офшор…

– Это абсурднейшее обвинение! Мы не брали ни копейки у государства – это раз. Выводились деньги инвесторов – это два. Никто не вложил бы деньги в непризнанную республику – это три. Инвестор (компания БРИК ОИЛ ФЗИ ОАЭ (Dubai Banking Group).Прим. автора) дал товарный кредит, в виде лома, на сумму 140 млн долларов. Из них около 90 млн. долларов лежало на территории завода – лом и готовая продукция. И если даже деньги отдавались инвестору, он забирал свои деньги.

Я не могу понять суть этого глупого заявления: «Вывели деньги!». Чьи деньги? Они что, сами у себя украли? Какие деньги выводились? Естественно, мы возвращали кредиты, отдавали компаниям сумму, которую они кредитовали на покупку металлолома. Из этого устроили шумиху, словно вывели из завода деньги. Это глупость! Мы, наоборот, сами привели туда деньги! Ведь обычно на такой завод инвестор приходит не на год-два, а на четыре-пять лет. Разумеется, мы хотели сделать постепенную модернизацию предприятия, улучшить производство. Однако после всех этих огульных обвинений и давления инвесторы просто испугались и сказали: «Давайте мы лучше отсюда уйдём!» В итоге инвестор потерял 7 миллионов долларов на банковских, железнодорожных гарантиях.


«ЮРАШ ОСКОРБИЛ МОЮ НАЦИОНАЛЬНОСТЬ И МОЮ РЕЛИГИЮ»

– Пишут, что во время работы в Приднестровье вы активно участвовали в политической жизни страны. Влияли на местных политиков, бизнесменов, оппозицию. Вспомним эпизод с заявлением бывшего депутата Верховного Совета Приднестровья Владимира ЮРАША, который записал разговор в вашем кабинете. Вы действительно угрожали его убить? В чём суть этого конфликта?

– Причина конфликта в том, что этот человек нелицеприятно отзывался о нашей нации, о мусульманах, о религии. Я собирался на собственные средства построить мечеть в Рыбнице, уже подготовил проект. Юраш и прочие устроили вокруг мечети ксенофобскую истерию – мол, казах Байтазиев приведёт с собой мусульман, которые завоюют Приднестровье.

Я готов многое стерпеть в свой адрес, однако не могу допустить оскорбления моей религии и национальности! Кроме того, этот депутат делал непристойные предложения моей знакомой женщине – директору банка. Фактически домогался её.

Да, первый звонок был мой. Я позвонил ему, разговор записали. Всё остальное было смонтировано! В своём заявлении Юраш указал дату дня, когда я ему угрожал, однако я в это время находился в Алматы. Так что всё это была постановка, чтобы скомпрометировать меня.

– А пистолетом размахивали перед его носом?

– Никакого пистолета не было. Был обычный мужской разговор. А он трус, от страха наговорил, что я его чуть ли не избил его.

– Вас выставили настоящим бандитом. Не подавали иск в суд за оскорбление чести и достоинства? Чем закончилась эта история?

– Были следственные мероприятия, которые установили, что на момент этого происшествия меня не было на территории Приднестровской Молдавской республики. Мало ли чего человек может наговорить в эмоциях по телефону?! Ничего не доказали и дело закрыли.

– На этой же видеозаписи в Youtube вы звоните некоему Спарте, обращаясь к нему: «Брат». Российские СМИ утверждают, что это грузинский «вор в законе» Спартак ДЖАПАРИДЗЕ. Это ваш друг?

– Нет. Я не знаю никакого Джапаридзе. Как я и говорил – это искусно смонтированная запись. На самом деле мне звонил мой близкий друг из Казахстана, с которым мы в молодости занимались боксом. Его зовут Мухаммед, он хороший боксёр, за что его прозвали Спартак. Приятель просил меня держать себя в руках и не поддаваться на все эти провокации. Он сам потом поговорил с этим депутатом, и вежливо, без угроз попросил прекратить провоцировать меня.

– Вы дружите с Михаилом СААКАШВИЛИ? Это он лоббировал ваше назначение в Батуми?

– Батумский порт является объектом КазМунайГаза и назначать директора может только национальная компания. Спустя 4-5 месяцев после моего назначения в Батуми Саакашвили покинул Грузию. Я его видел только по телевизору. Так что он ни имеет никакого отношения к моему назначению.

– Утверждают, что вы, будучи генеральным директором Батумского нефтяного терминала и порта, контролировали контрабанду сигарет и т. д.

– Вы можете узнать у руководства Батумского порта, чем они занимаются. Порт перегружает сухие и наливные грузы. Я никогда не слышал, даже в бытность директором порта, что там выгружались сигареты. Если этим занимались в контейнерах, то контейнерный терминал находился в аренде у иностранной компании. С батумских причалов при моем руководстве никогда сигареты не грузились.

– Какой деятельностью вы занимаетесь в Украине? Какое отношение к вашему бизнесу имеет Одесский порт?

– Никакого отношения Одесский порт к моему бизнесу не имеет. Это выдумки наших врагов, которые используя нынешнюю политическую ситуацию, хотят настроить людей против меня, вот мол, он из Украины. У меня нет бизнеса в Украине. Сын женат на украинке, и там у меня две внучки. Раз в месяц я езжу в Киев – повидаться, понянчиться с ними.

– Г-н Байтазиев, с чем связан ваш нынешний бизнес?

– Я занимаюсь IT-технологиями. Имею 60% акций одной компании, которая занимается программированием и софт-обеспечением. Также мы организовали авиа-такси. Взяли деньги у одного европейского банка, для лизинга, и занимаемся небольшими авиаперевозками. Есть также сервисное обслуживание и перевалка грузов на переходе границы с Польшей, там у нас есть перевалочно-контейнерные терминалы.

– Считаете ли вы, что вся «грузино-молдавско-украинская» история с вами, раскручиваемая сегодня российскими СМИ, является своего рода расплатой за вашу предпринимательскую деятельность в «недружелюбных» для Кремля странах?

– Всё это идёт из Приднестровья. Одна молдавская газета напечатала эту клевету, российские СМИ перепечатали. Не нужно тут искать «кремлевский след», у меня отличные отношения с Россией.


«НА АНПЗ Я РАЗОГНАЛ МНОГИХ ВОРОВ»

– Вернемся к вашей деятельности в Казахстане. Буквально через месяц после вашего ухода с должности гендиректора ОАО «АНПЗ», в декабре 2013 года, были возбуждены уголовные дела, связанные с нелегальной нефтью, направлявшейся на переработку на АНПЗ. Вы можете это прокомментировать?

– При мне такой нефти не было. На АНПЗ проверки идут постоянно. Я всегда говорил: «Завод не является фискальным органом, чтобы перепроверять нефть». Мы одно время стали проверять нефть чуть ли до месторождения. Изучали документы, откуда она идёт, её сопровождение. В действительности по законодательству мы не имеем право этого делать. И, может быть, какими-то путями… Я не могу утверждать. Ну, насколько мне известно, всё обошлось. Заводу удалось доказать, что он работал в нормальном, плановом режиме. Если бы выявили какие-либо нарушения, понесли бы наказание. При мне никаких нарушений на заводе не было. Проверять после ухода директора его деятельность я считаю правильной практикой. А мои недоброжелатели перевернули этот факт и сделали так, что во всём я виноват. Даже приплели мне связь с бывшим акимом области Бергеем РЫСКАЛИЕВЫМ. Все знают, что я, придя на АНПЗ, разогнал многих воров. Не хвалюсь, но посмотрите, что было сделано при мне на заводе.

– В Казахстане вы занимали должности менеджера КазМунайГаза, основном связанные с деятельностью АНПЗ. Откуда у вас средства на покупку активов банков, предприятий и самолетов?

– Это деньги банка и лизинговой компании. Пока мы не расплатимся с ними, эти средства – собственность банка, а не мои. Я пришёл на АНПЗ в 35 лет. До этого не бил баклуши, многие казахстанцы знают, что у меня был бизнес в Объединенных Арабских Эмиратах. Около восьми лет я работал в Дубае, летал туда каждый месяц. В то время мы продавали мебель, автомобили и квартиры. Многие помнят, как в Эмиратах квартиры дорожали в четыре-пять раз против первоначальной цены. Где-то вложил в акции, в банки, в недвижимость. Так что я пришёл на завод из бизнеса. Когда меня пригласили в Казахойл у меня был уже определенный капитал. Всё что у меня есть, я заработал.


«МИХАИЛ ИСПРАВИЛСЯ, РУСТАМ – В ЖЕНЕВЕ»

– Я слышал, вы ждёте должность топ-менеджера в одной крупной компании. Каковы ваши планы?

– Предложений много. Мой менеджерский опыт востребован. Я ещё не принял решения, раздумываю. Не секрет, что я консультирую некоторые компании, где тоже зарабатываю. Меня приглашают как опытного специалиста в проекты по строительству портов, резервуаров, терминалов и т. д.

– Вы собираетесь возвращаться в Казахстан? Президент Назарбаев призвал казахстанских миллионеров вкладываться в отечественный бизнес. Сейчас в стране экономический кризис, открыли бы рабочие места для своих земляков, платили бы налоги в казахстанскую казну…

– Я не уходил из Казахстана. Мы работаем в Казахстане. Я не хочу афишировать, но около 100 человек трудоустроено в разных сферах, в компаниях и в бизнесе, приближенных ко мне. А заходить под своим именем – я подумаю. Просто кому-то будет неприятно и страшно, что Байтазиев возвращается! Начнут заказывать против меня клеветнические статьи.

– В декабре 2016 года в Казахстане заканчивается легализация капитала. Вы не участвовали в ней? Есть ли планы перевести активы на родину? Вы не беспокоитесь, что у властей возникнут вопросы к вашему бизнесу?

– Нет, не собираюсь, потому что, не знаю, что мне легализовывать. У меня всё легально, законно и прозрачно. Если понадобится, на каждый объект и на каждый тенге я найду подтверждающий документ.

– Как идёт бизнес у вашего старшего сына Михаила? За ним тоже с интересом следят казахстанцы. Кроме автопарка из люксовых автомобилей, на его странице в инстаграме я видел рюкзак, набитый долларами и евро. В Алматы пришёл бренд Bentley. Михаил не собирается открыть тюнинговое ателье в Казахстане?

– По инстаграму я ругаюсь – детские шалости. Он уже несколько лет ничего не публикует, там уже пошли клоны под его именем. Сейчас Михаилу 30 лет, он уже состоявшийся бизнесмен. Хороший семьянин, не курит, не пьёт. Имеет разряд по кроссфиту.
У него есть банковский бизнес в Европе. Открыл собственную тюнинговую компанию. Он компаньон известной фирмы Mansory (немецкая компания, занимающаяся модификацией автомобилей класса «люкс».Прим. автора), где сам иногда является дизайнером. Собирается выставлять свои автомашины, скорее всего под своим брендом. Сейчас Михаил находится в Алматы, ведёт переговоры с казахским компаньоном об открытии там тюнингового ателье.

Младший сын Рустам живёт в Женеве, занимается строительным бизнесом.

– Спасибо за беседу.

Азамат МАЙТАНОВ

6 ноября 2016, 20:08

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz