Советник старшего брата

38 555 просмотров

Image 0Сложно поверить, но этот казахстанский парень действительно советник главы Чеченской Республики Рамзана КАДЫРОВА. Аян ЖУМАШЕВ третий год живет в Грозном и по поручению главы Чечни строит работу республиканского детско-юношеского движения «Юные кадыровцы». Для своего непосредственного шефа он предпочитает формулировку «старший брат» и признается, что Кадыров теперь его политический кумир.


«ЖАС УЛАНОМ» ЗАИНТЕРЕСОВАЛИСЬ ДРУГИЕ

25-летний уроженец Актобе, бухгалтер по образованию, ныне государственный деятель Чеченской Республики работает плечом к плечу с членами правительства Чечни, у него в штате вся школьная система образования страны, и в качестве куратора подросткового движения он уже снискал там признание – Аян награжден медалью «За заслуги перед Чеченской Республикой».

Мы побеседовали с ним в его приезд в Атырау к родственникам.

– Я знаю, как работать с детьми, могу любого настроить на нужную волну, я этим занимался в Казахстане, – говорит Аян. – С 16 лет работал в волонтерских программах «Жас Отана» – молодежного крыла партии «Нур Отан». Входил в президентскую программу «Молодежь вместе с президентом», в которой работали молодые талантливые ребята – бескорыстные помощники главы страны. Мы писали проекты, программы молодежного движения. Когда только оно создавалось, я присоединился и занимался именно школьным направлением. В 2011 году мы довели до президента (Н. Назарбаева) необходимость создания единой детско-юношеской организации в Казахстане «Жас улан». В 2013 году он нас поддержал. И я стал организатором. Мы выбили 1,5 миллиона долларов, вы даже не представляете, чего мне это стоило, говорили: это никому не нужно, всё это умрет. Но мне помогли известные на тот момент политики, поверили, мы договаривались, что ни одна копейка не уйдет налево. И как только выделили деньги на «Жас улан», начали появляться люди, которым это стало интересно в финансовом плане.

– И вас отстранили?

– Да, к этому моменту многих отстранили, и меня, в том числе, как автора проекта. Я должен был стать руководителем, но меня поставили замом, потом попросили участвовать в схемах и утверждать смету, где 100 тысяч долларов выделяется на канцелярские ручки. Я сказал, что так нельзя, что эти деньги направлены на развитие детей, и что их нельзя так тратить. Я не подписал, и случился очень хороший скандал, в котором участвовали несколько видных людей. Я сам ушел. Потому что знал, что за эти деньги придется отвечать как с юридической, так и с моральной точки зрения. По моей информации, в последующие годы финансовой полицией были заведены уголовные дела и велось следствие.

– А кто пришел?

Назира Булдурукова.

– Откуда?

– Она была руководителем студсовета КазГУ, на тот момент там был ректором Бакытжан Жумагулов. А когда создалась организация «Жас улан», министром образования тоже был Жумагулов. Схема ясная?


«ВАХХАБИТЫ – ЭТО НЕ МУСУЛЬМАНЕ»

– Вы автор трактата о воспитании, сколько вам тогда было: 22, 23 года?

– Я в 13 лет начал научную деятельность, защитил свой первый проект на тему последствий Семипалатинского полигона «Ядерные следы на судьбах людей». Выиграл «Звезду Евразии» с этим проектом (международный творческий конкурс детей и молодежи.Прим. З. Б.). Я не пишу о том, как воспитывать детей дома, это дело родителей. Я написал книгу о том, как воспитать юного казахстанца – патриота, нравственного, спортивного, интеллектуального, творческого, такими ведь сразу не рождаются. Главное, чтобы была поддержка от государства, чтобы создавались определенные площадки… Это всё было прописано в моей книге – именно механизмы, как работать с молодежью, как воспитать гражданина. Ну, давайте пример: взять какое-нибудь мероприятие – скажем, «Осенний бал». Придете в любую школу Казахстана и увидите: 20 лет назад у тебя такой же был.

– Стабильность, приверженность традициям.

– А дети же другие! 21 век, модернизация. И силы другие, меры воздействия. Этим пользуются наши враги. Вы знаете, здесь в Атырау такая проблема есть, в Актобе тоже – религиозный экстремизм. Они этим пользуются. Выпускают видео, различные тексты, проекты, идеи, чтобы зомбировать их. А кто на это отвечает в государстве? Происходят глобальные мировые события – и каждый день меняются со всем этим и дети. Просто я за эти несколько лет уже видел, к чему приводит ваххабизм, люди даже не имеют представления, как это страшно.

– Вы имеете в виду примеры в Чечне?

– Я имею в виду примеры, о которых мне рассказывали в Чечне. Ваххабиты-экстремисты – это сумасшедшие люди, они ни во что не ставят жизнь других людей, их цели, планы. Их это не интересует. Это псевдомиссионеры, которым вбивают в головы любые идеи. Например, ты беден, а есть богатые – ты должен убить, отобрать.

– Какими нормами они это оправдывают?

– Я не могу точно сказать, они всё переворачивают, все ценности в собственных интересах.

– Но ведь Коран един, значит, они его трактуют?

– Да, и это самый большой грех, и они ответят, когда всевышний Аллах спросит с них за это, потому что в Коране всё конкретно расписано, каждое слово стоит на своем месте.

– Но ваххабиты всё делают с именем Аллаха.

– Они могут называть себя кем угодно, но они не мусульмане. Мусульмане не такие. А это самозванцы. Тот же ИГИЛ – я их считаю просто шайтанами. Просто сборище шайтанов со всего мира.


«ГЛАВНОЕ ТО, ЧТО В ЧЕЧНЕ СЕЙЧАС МИР»

– В Чечне проблема ваххабизма острая?

– Нет, его искоренили полностью.

– Насилием?

Image 1

– А как с ними иначе бороться?! Но не только. В первую очередь они оздоровили народ. Подтянули религиозных деятелей, официальное духовенство, в мечетях начали собирать людей, объяснять, что плохо, что хорошо. Народ сам устал уже к этому времени, сам видел, что происходит. Что приезжают непонятные засланные агенты, те же Хаттаб, Басаев, которые привели к разрухе, заработали огромные деньги именно на смертях… Только нельзя сравнивать наши страны – Казахстан и Чечню, это совершенно разные народы, две разные судьбы, к тому же Чечня к тому времени перенесла две военные кампании. К власти пришел в 2001 году первый президент Чеченской Республики Герой России Ахмат-Хаджи Кадыров, отец Рамзана. Он был не только политик, он религиозный деятель, муфтий. Также были подтянуты федеральные силы – он был в очень хороших дружеских отношениях с президентом России Путиным, он его близкий друг, они поверили друг другу. Ахмат-Хаджи Кадыров обещал, что сможет навести порядок. И на самом деле сегодняшняя Чечня – пример. Какие средства были использованы – неважно, самое главное сегодня – мир в Чечне, люди живут полноценной жизнью: живут, молятся, ездят, восприятие во всем мире чеченцев мирное, спокойное… Сегодня его сын Рамзан Кадыров наладил мирную жизнь региона, ни один шайтан не может приехать в Грозный и что-то сделать – просто-напросто побоится.

– У нас ваххабизм как религиозное движение сегодня активно развивается и увлекает в первую очередь молодых.

– Чтобы молодежь не шла к ним, родители должны интересоваться, чем занимаются дети, смотреть телефоны, ватсап, наблюдать…

– Слежка? Чтение переписки? А как же доверие, право на личное пространство подростка?

– Не следить. Каждый родитель обязан заниматься своими детьми, это только его прерогатива. Дети сейчас любят виртуальные игры. Надо создать своего рода игру, заинтересовать, создать свою систему оценок и поощрений как в любимых ими играх. Иногда помогает симметричный ответ – подростки часто эгоистичны, самонадеянны, требовательны. Можно «зеркалить» их поведение и дать им увидеть себя со стороны, а потом поговорить по душам. Можно разработать собственную программу воспитания примерами из книг и кино, чтобы развивать. Вместе читать, смотреть художественные и документальные фильмы, основанные на реальных событиях, обсуждать, объяснять…

– Вы черпаете эти советы из методичек вуза, где вы сейчас пишете кандидатскую по педагогическим наукам?

– Нет, это личный опыт – меня так воспитывал отец. Я воспитан в семье, где мама – подполковник, отец полковник. Где было четкое деление: это обязательно, а это – желательно.


«НА СЛЕДУЮЩЕЕ УТРО МНЕ ПОЗВОНИЛИ»

– Мы достаточно потомили читателей, расскажите о своей головокружительной карьере в команде одиозного, или, скажем так, далеко не однозначного политика. Это правда, что ваша должность к вам пришла из соцсети? Почему вы решили подписаться именно на страницу Рамзана Кадырова?

Я подписался на него в инстаграмме, потому что меня интересовала его личность, потом, я с детства был окружен чеченцами, они мне рассказывали свои истории, и у каждого была мечта вернуться на родину. У нас все хотят заработать деньги и уехать за границу – везде хорошо, где нас нет. У каждого чеченца наоборот: «я заработаю деньги, вернусь домой и построю дом».

– Вы «подружили» для начала с ним в его аккаунте или сразу задали свой вопрос?

– Я сразу спросил у Рамзана Ахматовича: «Как вы воспитываете патриотизм в чеченцах?». Он попросил скинуть ему номер. Я скинул, он позвонил, мы около 30 минут поговорили о разных вещах, он ответил на мой вопрос, рассказал о своей стране. Задавал мне вопросы, потом сказал – почему мы говорим с тобой по телефону, ты же можешь приехать ко мне в гости, я жду тебя в любой момент. Я сказал: «Да, я могу», но подумал, что это как у нас, у казахов: приезжай, когда-нибудь… Утром мне позвонили и сказали – вас ждет глава республики, можете ли вы прилететь на неделю, мы вас ждем в Москве. Оттуда меня переправили в Чечню. Встретились, поговорили, обсудили разные темы. Он пригласил министра по делам молодежи, министра образования и попросил поездить с ними по республике, а потом рассказать ему о своих наблюдениях, он сказал: «Желательно минусы, потому что плюсы я сам знаю». По возвращении мы снова поговорили, обменялись идеями, он высказал свои мысли о моей книге – я как приехал, ему подарил. Сказал, что он тоже думал о том, что стране нужна детско-юношеская организация.

– И Рамзан вам предложил её создать?

– Да, я остался и стал куратором этого проекта. Сегодня это большое движение. Только в республиканском штабе у меня 300 самых отборных, лучших школьников. Ежедневно что-то новое, сотнями проводятся мероприятия, акции... В инстаграмме каждый день обновления. По телевизору выступает глава республики, высказывает идею – на следующий день во всех школах проводится мероприятие в поддержку. За несколько месяцев прошло более 600 мероприятий – уборки, субботники, различные квесты, интеллектуальные и спортивные олимпиады… В рядах организации более 50 000 подростков. Я хочу, чтобы даже если меня там не будет, эти ребята стали научными работниками, интеллектуалами в аппарате президента, лучшими бизнесменами…


«ТАМ СИЛЬНЫ ТРАДИЦИИ СЕМЕЙНОЙ ЧЕСТИ»

– Вы чиновник, госслужащий? Я хочу понять ваш формальный статус – вы наняты или назначены?

– Просто советник, этого достаточно?

– Вам зарплату платит правительство Чечни, министерство образования или сам Кадыров?

– Мне привозят зарплату.

– Высокая?

– Я доволен. Деньги не цель для меня, а средство достижения цели. Ну, есть – есть. Я занимаюсь тем, что люблю, что умею делать.

– Где вы живете?

– В квартире.

– Вам её снимают?

– Нет, мне он (Рамзан Кадыров) её подарил. В центре города, в высотке, большая – 100 с чем-то квадратных метров.

– Машина есть?

– Да, служебная.

– Еще не подарили личную?

– Не суть же, есть служебная. Я и не приму дорогой подарок, я не так воспитан.

– Какая сегодня Чечня, Грозный восстановлен, безопасен?

– Все восстановлено: каждое село, каждый город – дороги, свет, вода, газ, даже в горных районах. В полной безопасности вас встречают, гостей любят, а к казахам особое отношение – у каждой чеченской семьи есть история, связанная с Казахстаном. Очень теплое, благодарное отношение.

– Как строится экономика? Говорят, в Чечню огромные деньги вливаются из Москвы.

– Это неправда, легенды, есть определенная федеральная помощь, но на всех равное обеспечение, не больше и не меньше, чем на другие регионы. Там своё производство, бизнес, огромное внимание уделяется МСБ, сельскому хозяйству, животноводству, есть молочные и консервные заводы… Добыча сырья тоже есть.

В Чечне есть т. н. мажоры – как правило, дети очень богатых людей, к которым законодательство применяется специфически?

– Нет, там есть очень богатые, есть бедные, но там очень сильны традиции семейной чести – если ребенок сделал что-то не так, об этом узнают все, опять же через соцсети, и президент в первую очередь, и позор ляжет на всю семью, на старших, а это самое страшное. Опять же, там не пьют – алкоголь по закону можно продавать только с 8 до 10 утра, но его и не привозят. Не знаю, может, нет спроса. Кальянных тоже нет.

– Интернет часто сотрясают скандалы с кражами невест или вступающие в противоречие с российским законодательством чеченские свадьбы с очень юными невестами.

– Разве часто?! Один раз было в том году. Краж вообще нет – штраф миллион рублей. Если невеста подаст заявление, что её против воли…

– А она подаст?

– А почему бы и нет, это демократическое общество.

– А если за неё отец решил.

– Ну а что такого, отец разве пожелает плохого?

– Она не хочет, ей 17 лет.

– Ну а что такого, ему всего 47, в расцвете сил мужчина, начальник РОВД, что здесь такого?.. Вы должны понимать чеченские традиции и обычаи – на видео она смотрит в пол, но там так принято, нельзя показывать радость, это стыдно. Это как у нас, что ли, думаете – невеста на собственной свадьбе пляшет? Я не могу на это смотреть – невеста больше жениха радуется!

– Кажется, в Чечне лояльно относятся к многоженству.

– Это дело каждого, опять же говорю. Все же разные. А что, лучше иметь любовницу?! А вот в Чечне, например, нет и никогда не было детдомов. Я могу сказать свое личное мнение – всевышний разрешил нам 4 раза жениться. Жениться это хорошо, по исламу ведь нужно равнозначно относиться к женам. Если просто так женился, Аллах может наказать же.

– А у Рамзана Кадырова сколько жен?

– У него есть жена Медни Кадырова, первая леди, мать 9 его детей, остальные вопросы не ко мне.

– А правда, что российская журналистка Тина Канделаки, скажем так, тоже его советница и помогает ему медиасоветами?

– Нет, они же друзья. Все аккаунты в соцсетях он ведет сам, никто ничего не пишет за него.

– Известно, что влиятельный бизнесмен Кенес Ракишев, зять министра обороны РК Имангали Тасмагамбетова, хорошо знаком с Рамзаном Кадыровым. Некоторые люди утверждают, что вы его родственник.

– Я с ним знаком и познакомил меня с ним мой старший брат Рамзан Ахматович. Кенес Ракишев является давним другом и братом Кадырова. А все братья Рамзана Ахматовича являются моими братьями. Все остальное – дезинформация.


«РАМЗАН – ВЕРУЮЩИЙ И КОНКРЕТНЫЙ»

– В чем состоит ваша работа, как вы строите свой день?

– Как у всех – просыпаюсь, езжу по школам, смотрю.

– В чьём вы подчинении, ваш работодатель – лично глава Чечни? Если вас что-то не устраивает, вы идете к нему?

– Зачем, у меня же есть административные ресурсы. Я даю поручения тем, кто сидит на местах. С Рамзаном Ахматовичем у нас не взаимоотношения «работодатель-рабочий». Я его младший брат, я обязан ему многим и обязан максимально усердно работать над тем, что он мне поручил и доверил. У него свой график, он очень занятой человек, но если есть вопросы, можно прийти в любой момент к нему: в резиденцию, в правительство, домой… Мы встречаемся раз в неделю минимум, но в основном это личное общение. Если я постоянно буду по работе его беспокоить, в чем смысл моего назначения? Было смешно смотреть по телевизору, как чиновник говорит: Нурсултан Абишевич, скажите свое веское слово, и я всё сделаю. Извините, тебя назначили, значит, уже сказали за тебя. Спишь, болеешь, устал – разницы нет. Только смерть может тебя остановить, чтоб не выполнить поручение того же шаха, падишаха, хана, президента… Нам всевышний сказал: пока есть руководитель, это воля Всевышнего, мы должны подчиняться ей.

– Какой Кадыров руководитель?

– Верующий, конкретный, решает проблемы сразу – он ничего не откладывает, решает сразу.

– Как на видео в ютубе, где он отчитывает мужа за то, что он «не следит» за своей женой, опубликовавшей критическое замечание в адрес Кадырова?

– А, эта история. Я не слушаю такую чушь, подробностей не помню, но знаю, что она в прошлом году писала ему письмо, просила газ провести, он распорядился, и ей провели газ. Хотя она работала, зарплату получала, муж тоже. Позже с ней что-то случилось, и в порыве эмоций, может быть, она заявила: зачем он дарит машины спортсменам или певицам, лучше бы оплатил коммунальные расходы. С какой стати за потребленный ею газ должен платить глава региона?! А те люди представляют честь страны на международной арене. И такие подарки в виде автомобилей дарят и в Казахстане. Всегда есть довольные и недовольные, все счастливыми быть не могут, вы же понимаете, кухонная оппозиция есть везде.

– Так как Кадыров относится к критике?

– Нормально.

– То есть если есть что сказать, вы можете высказать ему это прямо?

– Но он же мой брат, он же старше меня. Он пример для меня, моя личная преданность – для него. Он мой первый наставник, всё, что я умею, как разговариваю, как себя веду – это его заслуга. Всему научил меня он – как быть успешным, как вести дела, как говорить с кем бы то ни было, как общаться с представителями других наций.

– Вас родители к нему не ревнуют?

– Совсем нет, мама сказала даже: «Я родила тебя для Рамзана, кажется», – впервые улыбнулся Аян.

Свое будущее он смиренно вручил всевышнему: «Все в воле Аллаха!».

– Вы фаталист.

– Я верующий человек, – говорит Аян. Но на вопрос о том, где он видит себя через год, отвечает: – Вообще-то этот вопрос не ко мне, скорее, к Рамзану Ахматовичу.

Беседовала Зульфия БАЙНЕКЕЕВА

21 января 2016, 00:00

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz