Атырау, 16 января 22:54
 будет пасмурно В Атырау -4
$ 420.71
€ 516.13
₽ 5.65

Кашаганский нефтяник отравился сероводородом

9 540 просмотров

Аварийный выброс топливного газа на Кашагане. Остров D. 26 августа 2013 г. Фото из архива Аварийный выброс топливного газа на Кашагане. Остров D. 26 августа 2013 г. Фото из архива С кашаганского острова D в реанимацию Атырауской областной больницы был доставлен сотрудник одной из нефтесервисных компаний с признаками отравления сероводородом.

Редакции «АЖ» об этом факте рассказал отец пострадавшего:

– Наш сын во время работы на Кашагане получил отравление токсическими газами тяжелой степени. 30 сентября он был доставлен вертолетом в областную больницу, где его ожидала бригада врачей. На кону стояла жизнь, поэтому мы очень благодарны тем врачам, усилиями которых наш сын пришел в себя.

К сожалению, сам пострадавший отказался от комментариев из соображений корпоративной этики.

По словам отца пострадавшего, в больнице его сын провёл почти две недели: первые два дня в реанимационном отделении, затем в отделениях  урологии, нефрологии, токсикологии и лор-отделении.

Вот что говорит врач-токсиколог Атырауской областной больницы Бауржан РАХМЕТОВ:

– Больной с острова D поступил в реанимацию в тяжёлом состоянии. У нас были разные версии, отравление в том числе, инсульт даже подозревали, но после компьютерной томографии и других процедур последнее предположение отпало. Когда больной пришёл в сознание, мы начали расспрашивать его на предмет хронических заболеваний, ведь любого из нас копни, всегда что-то найдётся. Но опять же не обнаружили такого процесса, который мог бы привести к критическому состоянию. Мы начали собирать анамнез – со слов больного выяснилось, что там, где он работал, рядом горел факел. Наша большая беда в том, что у нас нет химико-токсикологической лаборатории. Ведь мы на химической «бомбе» сидим: с одной стороны АНПЗ и другие заводы, с другой Кашаган, тут мусорная свалка. При отравлении мы отправляем кровь в судмедэкспертизу, но она делает экспертизу только по требованию правоохранительных органов, т. е. в случаях, когда речь идёт о криминале.

Имея такие заводы, мы должны иметь и химико-технологическую лабораторию, которая поможет определять токсины, которые возможны у нас, например, тот же сероводород. Поэтому мы поставили предположительный диагноз: отравление продуктами сгорания нефтепродуктов. Потому что давать 100% диагноз без лабораторного подтверждения юридически мы не имеем права, этот диагноз мы поставили методом исключения. Самое главное, мы спасли больного, и это наша большая победа.

– Это первый такой случай отравления на месторождении?

–Я работаю с 2007 года, на моей памяти такого не было.

– Говорят, что было немало случаев, когда вахтовики умирали во сне…

– Мои родители из Кульсары, такие разговоры есть. Но это не доказано. Только при наличии химико-токсикологической лаборатории можно определить, сероводородом или ещё чем-то вызвано отравление.

Возвращаясь к случаю на Кашагане: мы обратились к специалистам-нефтяникам, которые предположили, что отравление могло произойти в момент стравливания давления на скважине – чтобы предотвратить открытый выброс сероводорода, его сжигают на факеле. Это обычный технологический процесс. Скорее всего, у пострадавшего не сработал персональный датчик.

Сауле ТАСБУЛАТОВА

20 октября 2014, 14:58

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz