Попал под лошадь?

25 701 просмотр

То, что с уходом г-на Рыскалиева с должности акима Атырауской области не всё просто, стало ясно буквально в день отставки. Искушённые в аппаратных играх наблюдатели сразу же заметили, что местные издания, сославшись на президента РК, сообщили, что Бергей Саулебаевич ушёл по собственному желанию, в то время как республиканские СМИ растиражировали версию «в связи с переходом на другую работу». А наутро из президентского указа все узнали, что Бергей Рыскалиев освобождён от должности акима Атырауской области вообще «по состоянию здоровья».

Увидев текст указа в «Казправде», один мой знакомый преклонных лет глубокомысленно заметил: «Бергей уже не жилец». Не в прямом смысле, конечно: формулировка «по состоянию здоровья» ещё с советских времён означает, как правило, конец политической карьеры. Последующие события показали, что простое завершение политической карьеры для г-на Рыскалиева было бы самым желанным исходом дела: «отделался лёгким испугом», как написала про Остапа Бендера газета «Станок» в заметке «Попал под лошадь».

Кто-то вбросил в СМИ информацию о том, что Бергей Рыскалиев задержан в аэропорту г. Атырау при попытке покинуть пределы Казахстана. Само по себе это было странно: если человек болен, что может быть для отечественного экс-чиновника логичнее, чем отправиться на лечение за рубеж? Не дома же ему лечиться в самом деле! Сообщив читателям эту новость, журналисты начали искать подтверждение возникшим догадкам: уж не возбуждено ли против бывшего акима Атырауской области уголовное дело? Подтверждение было получено в тот же день: опять некто распространил информацию о том, что дело действительно есть, в акимате работает следственная группа из Генеральной прокуратуры.

Атырауская газета «Ак Жайык», традиционно находящаяся в оппозиции ко всем акимам – от Чердабаева до Рыскалиева и потому заслуживающая доверия, получила возможность побеседовать с «источником одной из силовых структур», со слов которого рассказала о расследуемом деле. «Как всё начиналось? Было совещание в Генеральной прокуратуре, и там председатель КНБ Нуртай Абыкаев положил на стол генпрокурору толстую пачку документов – порядка 70 отказных дел, в которых так или иначе фигурировали братья Рыскалиевы – Бергей и Аманжан (в народе Акаман). Вскрылась масса фактов о рейдерских захватах бизнеса, незаконном отъёме земельных участков, о практике 40%-х откатов в любых тендерах, заказных поджогах, избиениях и убийствах». При этом газета дала своим читателям понять, будто прекрасно понимает, что ей специально «слили» эту информацию исходя из определённых интересов, но в силу важности сообщаемых сведений она всё-таки решила опубликовать это интервью.

Кто именно «слил», тоже было понятно из контекста, хотя бы из той цитаты, которую я привёл. Для недогадливых приведу ещё одну: «Все руководители силовых структур оказались явно замешаны в этих делах: финполиция, судебная система, налоговая, прокуратура, ДВД, а ДКНБ держал своего рода нейтралитет».

В этот момент я, честно говоря, порадовался за наших силовиков. Не так давно я писал, что у нас модно сначала выпустить за границу коррупционера или какого-то государственного преступника, а потом его «искать» и собирать против него улики. В данном случае, подумалось мне, удалось сделать по-другому, по-правильному: не дать подозреваемому сбежать, чтобы в случае, если факты подтвердятся, судить очно. В отличие от некоторых своих коллег я не могу утверждать, что г-н Рыскалиев действительно творил все эти безобразия, в которых его сегодня обвиняют анонимы. Но для меня важен сам принцип неотвратимости правосудия, и в данном случае, как мне показалось, он мог быть соблюден.

Однако не тут-то было. После небольшой паузы посыпались комментарии от силовых структур, которые, как известно, особой прытью не отличаются. Вначале МВД сообщил, что Бергея Рыскалиева они не задерживали, затем с аналогичными заявлениями выступили финансовая полиция, Генеральная прокуратура и КНБ. В Генпрокуратуре даже сообщили, что ни о каком следствии по данному кругу вопросов не знают и никакую следственную группу в Атырау не отправляли. Хотя местная пресса рассказывает подробности о количественном и качественном составе группы, а упоминавшаяся газета «Ак Жайык» публикует даже фотографии момента выемки документов в областном акимате.

Неофициальные источники настаивают на своём, давая новые подробности: мол, Рыскалиев был под домашним арестом, затем его препроводили в Астану, чтоб не сбежал. Появляются и другие «информаторы», утверждающие, что Бергей Рыскалиев вышел под залог в 8000 долларов (странная сумма, если не сказать смешная) и даже что его давно уже нет в стране – «сгинул, топливо истратив» на просторах Европы.

Одновременное появление обращения «представителей общественности» – депутатов, членов партии «Нур Отан» в защиту Бергея Рыскалиева, пресс-релиза другой партии – «Ак жол» – в защиту его брата, мажилисмена Аманжана Рыскалиева, интервью самого Аманжана, взятое у него в Атырау (мол, вот он, я, не скрываюсь, ибо незачем, и Бергей на свободе) – всё это убеждает в том, что идёт сильнейшая информационная война, война вбросов и версий. И эта война иллюстрирует наличие в «деле Бергея Рыскалиева», как минимум, двух противоборствующих сторон.

В связи с этим вспоминается история, рассказанная одним коллегой-журналистом о том, как шесть лет назад глава государства прилетел в Атырау назначать акимом области… Ерлана Атамкулова. Об этом знали все, и даже был подписан указ, собрали «актив»… Но Аслан Мусин горячо и, видимо, убедительно поговорил с президентом, после чего акимом назначили Бергея Рыскалиева, а Атамкулов со товарищи вернулся восвояси не солоно хлебавши.

Из этой истории ясно, кто может находиться по одну сторону баррикад. Но кто ему противостоит? В СМИ чаще всего называют почти мифических «нефтяников» во главе с вполне реальным, но тоже весьма мифологизированным Тимуром Кулибаевым. Однако мне эта версия кажется очень странной.

Да, с Бергеем Рыскалиевым нефтяникам было трудно. Собственно, как бывает трудно тем, кто призван извлекать прибыль, с теми, кто пытается вас заставить часть этой прибыли направить на благо региона. Но если сравнить трудности «КазМунайГаза» в Атырауской области с условиями, в которых они работали в Мангистауской области при Крымбеке Кушербаеве, любой нефтяной «генерал» вам скажет, что на Мангышлаке было во сто крат хуже. Как признался мне однажды один из представителей нефтяного менеджмента, «с Бергеем хотя бы можно договориться, а с Крымбеком договориться невозможно».

Если г-н Рыскалиев, как аким, был неудобен нефтяникам и лично Тимуру Кулибаеву, почему они не начали поход против него раньше, когда были в расцвете силы, в фаворе и при оружии? Зачем им это делать именно сейчас, когда риск, проиграв, лишиться остатков былого великолепия, особенно велик?

Истории про то, что Бергей Рыскалиев якобы сопротивлялся строительству каких-то там баз, мешая тем самым планам КМГ по освоению Каспия, выглядят такими же наивными и нелепыми, как и предположение, что его сняли за заявление о «выселении» детей нефтяников из государственных детсадиков. В нашей стране ни за то, ни за другое акимов не снимают и тем более дел не заводят.

Во что я поверил бы сейчас, так это в то, что никакого дела нет – или уже нет. Но при одном условии: если бы перед журналистами предстал сам Бергей Рыскалиев – в Боровом ли, в Астане или в Атырау. Но его физическое и информационное отсутствие красноречивее любых заявлений и «открытых писем». Значит, следствие всё-таки идёт. И противостояние двух лагерей налицо. И лагерь «нападающих» гораздо сильнее и политически весомее, чем Кулибаев и его команда «нефтяников». А кто это и, что важнее, кто победит, мы узнаем, вероятно, весьма скоро.

И я очень надеюсь, что обойдётся без трупов. А если трупы и будут, то только политические.

Автор:  Данила ЮВАЧЁВ 

Источник: «Мегаполис»

27 августа 2012, 12:58

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz