Атырау, 13 августа 23:17
 ясноВ Атырау +34
$ 476.01
€ 490.15
₽ 7.81

Не последний звонок

10 532 просмотра

В деле о «Подмене ребёнка», за которым уже почти 3 года следит «АЖ» (последняя публикация – «Теперь ищут среди живых», №15 от 12.04.12), произошёл неожиданный поворот.

ТАИНСТВЕННЫЙ ЗАМНАЧАЛЬНИКА

Устав от бездействия следственных органов, супруги Сауле БАПАЕВА и Нурлыбай АШЫКБАЕВ самостоятельно проштудировали все 6 томов уголовного дела, возбуждённого по факту пропажи в 2008 году их новорожденной дочери в Жылыойском роддоме. И обнаружили шокирующие подробности о давнем телефонном звонке, про который сами уже почти забыли. Накануне эксгумации останков захороненного ими ребёнка в апреле 2009 года на домашний номер супругов позвонил мужчина, представившейся сотрудником прокуратуры, и настойчиво требовал не проводить эксгумацию. Взамен он предлагал наказать врача, своевременно не оказавшую медицинскую помощь Сауле, и уверял, что всё уладится. Получив однозначный отказ, мужчина больше не звонил.

15 января 2010 года в ДВД от имени руководства Атырауской ОДТ поступил ответ на запрос заместителя прокурора области от 14.01.2010 г. Номер абонента – (7122) 25-11-10, дата и время звонка – 14.30 02.04.2009, продолжительность разговора – 6 минут. Примечательно, что детализация звонков проведена за один день. Ещё один нюанс: прокурором области в то время был Бауыржан СМАТЛАЕВ, благодаря которому затухшее следствие по делу о подмене ребёнка тогда сдвинулось с места, а инкриминируемая статья УК была переквалифицирована на «Похищение человека». А самое главное, владельцем вышеназванного номера является не кто иной, как …государственное учреждение ДВД Атырауской области, расположенное по адресу пр. Азаттык, 85!

В пресс-службе ДВД подтвердили, что этот номер закреплён за заместителем начальника следственного управления ДВД. Узнать, кто занимал эту должность в апреле 2009 года, оказалось делом непростым. Меня долго футболили из одного отдела в другой. Пришлось обратиться к начальнику следственного управления Есмухану КАШКЕНОВУ. Я обрисовала ситуацию с телефонным номером, после чего он перешёл в наступление:

– А они (супруги С. Бапаева и Н. Ашыкбаев) не рассказывали вам, что два месяца скрывали от следственных органов местонахождение захоронения ребенка? А у нас есть свои сроки рассмотрения дела. Этим делом тогда занимался Жылыойский РОВД. Я помню, они долго не могли добиться от супругов указания места захоронения. А мы в свою очередь требовали от РОВД соблюдения сроков. Вполне возможно, что к супругам отсюда звонили, чтобы выяснить, в чём причина задержки. Мне Бапаева тоже звонила, и я ей перезванивал. Но уже не помню, о чём шла речь.

– Так всё-таки, кто находился в это время на должности заместителя начальника СУ?

– Этот человек сегодня работает оперативным дежурным Центра оперативного управления города Атырау.

ЗАДАЧА С ТРЕМЯ ТРУПАМИ

После этого звонка начальству один из представителей следствия, до сих пор державшего глухую оборону от прессы, согласился неофициально прокомментировать это нашумевшее дело:

– С самого начала, супруги вели себя странно. Подав заявление на халатные действия врачей, полгода не предоставляли нужные документы, в том числе обменную карту. А спустя время, после нашумевшего дела бывшего главного врача облроддома Жанибека КУШАЛИЕВА, они обратились с новым заявлением, что их ребёнок жив и его продали. Но когда мы заявили им, что для проверки фактов нужно будет провести эксгумацию, два месяца отказывались от её проведения. Дело в том, что в санкции на эксгумацию должно быть указано место захоронения трупа. Но супруги отказывались назвать нам его. Говорили, что не верят нам, что мы можем подделать результаты. По этому поводу я неоднократно обращался к тогдашнему прокурору района, в следственное управление ДВД. И в конце марта 2009 года добился получения постановления без указания места захоронения. В назначенный день мы выехали из п. Жана-Каратон, предполагая, что ребёнка захоронили на местном кладбище. Но неожиданно супруги заявили, что ребёнок похоронен в районе бывшего посёлка Сарыкамыс в Жылыойском районе, куда ехать 150 км. В итоге, туда выехали на следующий день. Я ещё удивился, что тело закопали так глубоко, хотя хоронили его зимой, когда земля была сильно промёрзшая.

– Каковы бы ни были ваши сомнения, факты говорят сами за себя. Несколько экспертиз подтвердили, что в роддоме супругам выдали не их ребёнка. А фрагменты внутренних органов, хранившиеся в судмедэкспертизе, и вообще принадлежат третьему ребенку. Как быть с этим?

– Да, тут задача с тремя неизвестными. На момент выдачи тела мёртвого ребёнка родственникам в морге три трупика. (Напомню, врачи Жылыойского роддома тогда настаивали, что в морге не было детей, кроме мёртворождённого ребёнка Бапаевой – Л.С.). Один из них – ребёнок, которого мать родила в туалете. Поскольку здесь был криминал, тело исследовал не патологоанатом, а судмедэксперт. Обычно бесхозные трупы хоронят работники коммунальной службы, осуществляющей вывоз мусора. Но в тот раз тело отдали захоронить за бутылку местным алкашам. В ходе следствия мы их допросили, но они так и не вспомнили место захоронения. Следовательно, тело этого ребёнка не найдено. Экспертиза фрагментов тела второго ребёнка из морга показала, что это не ребёнок Бапаевой. Но мать этого ребёнка отказалась участвовать в экспертизе на предмет идентификации с ней. А назначенная нами комиссионная медицинская экспертиза вынесла заключение, что с диагнозом «матка Кювелера» Бапаева не могла родить живого ребёнка.

– Живого или мёртвого, вы так и не нашли ребёнка. Я шокирована вашим рассказом о беспределе с телами детей в морге. Почему не понёс наказание дважды уличённый во лжи патологоанатом?

– Да, ребёнок не найден. А статья о подмене ребёнка касается только живых детей. Что касается чехарды с трупами, то виновные, после наших представлений, получили от облздрава дисциплинарное наказание. Об уголовном преследовании может идти речь лишь в случае предъявления кому-либо конкретного обвинения. А там невозможно найти крайнего. Кроме патологоанатома, доступ к телу имели другие лица, в том числе санитарка. Что касается звонка из ДВД с требованием не делать эксгумацию – этого не может быть. Возможно, звонили, но только с просьбой пойти навстречу следствию.

ГЕНЕРАЛЬНАЯ ИЗУЧАЕТ ЗАКОННОСТЬ

– Всё это ложь, – сходу заявила Сауле Бапаева. – И результаты многочисленных экспертиз доказывают нашу правоту. О том звонке я сообщила следователям на следующий день, но они только отмахивались от меня. А запросив детализацию звонков и узнав правду, всячески пытались скрыть её от меня, а теперь ещё и обвиняют во лжи. Между тем этот человек предлагал мне взамен отказа от эксгумации помощь в привлечении к ответственности врача роддома, по чьей вине я лишилась возможности иметь других детей.

Как сообщила старший прокурор управления по надзору за законностью следствия и дознания прокуратуры Атырауской области Салтанат НИЯЗОВА, дело о «Подмене ребёнка» недавно вновь было прекращено за отсутствием состава преступления:

– Но после обращения супругов в Генеральную прокуратуру оттуда запросили дело для изучения законности принятого решения.

Лаура СУЛЕЙМЕНОВА

Фото автора

19 июня 2012, 16:05

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz