Атырау, 29 ноября 20:21
 ясноВ Атырау -4
$ 467.99
€ 488.82
₽ 7.70

​Суд по январскому митингу: «Помню только, как толпа шла на нас»

Фото
5 465 просмотров

В специализированном межрайонном суде по уголовным делам Атырауской области продолжается судебный процесс в отношении участников январского митинга в городе Атырау. После установления порядка исследования доказательств суд приступил к допросу потерпевших – полицейских.

Прокурор Нурболат АБИЛОВ закончил читать обвинительный акт в отношении 27 подсудимых. Почти все они обвиняются в участии в несанкционированном митинге, в применении  силы к сотрудникам полиции и солдатам возле акимата Атырауской области и на центральной площади. Судья Зарема ХАМИДУЛЛИНА спросила, признают ли подсудимые свою вину.  Шесть из них полностью признают (по тяжким преступлениям), 21 не признает или признает частично.

«НАКАЗАНИЕ ОСТАВЛЯЮ НА УСМОТРЕНИЕ СУДА»

После этого суд приступил к допросу потерпевших. В первый день из 119 потерпевших были допрошены 8 сотрудников полиции. В начале судебного заседания адвокат Рысты КАЛИЕВА заявила ходатайство об изменении меры пресечения своему подзащитному с содержания под стражей на домашний арест, ссылаясь при этом на Закон РК «Об амнистии», подписанный президентом 2 ноября нынешнего года. Судья разъяснила, что Закон «Об амнистии» распространяется только на тех, кто совершил преступление небольшой и средней тяжести, а по данному делу 24 подсудимых обвиняются в совершении тяжкого преступления и 3 – особо тяжкого преступления.

– В отношении них амнистия может касаться только сокращения наказания по итогам рассмотрения дела, если их вина будет доказана. Для начала надо допросить всех потерпевших, свидетелей, самих подсудимых, исследовать видеозаписи и другие материалы уголовного дела, – сказала судья.

Первым в качестве потерпевшего был допрошен сотрудник городского отдела полиции №2 Еламан РАМАЗАНОВ.

– Я не видел, кто менял избил, так как почти сразу потерял сознание. Помню только, как толпа шла на нас. Но позже по видеозаписи узнал подозреваемых, – говорит полицейский.

У адвокатов возникли вопросы, по каким признакам Рамазанов узнал подсудимых, были ли произведены очная ставка и процедура опознания подозреваемых в ходе следственных мероприятий. Потерпевший ответил, что узнал только их на предоставленной ему записи с камер видеонаблюдения, но ни очной ставки, ни процедуры опознания следователем не проводилось. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы Рамазанов получил телесные повреждения легкой степени.

– У меня нет претензий к подсудимым. Вопрос наказания я оставлю на усмотрение суда, – завершил Е. Рамазанов.  

 

«ПРОЩЕНИЯ НЕ ДАМ»

В свою очередь полицейский Н. заявил, что не хочет примирения с подсудимым, который обвиняется в его избиении.

– Подсудимые совершили правонарушение против законного представителя власти, поэтому прощения не дам. Не надо было избивать полицейских просто так, мы тоже чьи-то дети. Мы против народа ничего не делали, люди были спокойными, но потом появились провокаторы, люди в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, они проявляли агрессию, поэтому всё так получилось, – сказал Н.

Стоит отметить, что подсудимый нанес потерпевшему один удар, чего он не отрицает, но нет заключения судебно-медицинской экспертизы о степени тяжести полученных полицейским повреждений, так как в тот момент было не до этого.

После каждого допроса судья Хамидуллина зачитывала показания потерпевших из уголовного дела – таким образом, выявились некоторые противоречия, что было отмечено адвокатами и принято судом во внимание.

 

«ВОТ ОН МЕНЯ СПАС, Я ЕГО УЗНАЛ!»

А полицейский Шынгыс МАРАТ узнал среди подсудимых своего спасителя:

– Когда меня избивали, он меня спас. Я сегодня его узнал. Меня избивали несколько человек, сорвали погоны, требовали сказать “Шал кет”, а он вытащил меня из избивавшей толпы и, прикрыв собой, посадил в попутную машину. Он не был один, кажется, был ещё человек, пожилой. Они меня посадили в машину белого цвета.

Подсудимый Аслан К. заявил, что полицейские первыми использовали дымовые шашки, а участковый инспектор полиции Жалгас АНУАР заявил, что сами митингующие начали пинать щиты полицейских, при этом у полицейских не было дымовых шашек со слезоточивым действием – только светошумовые гранаты. При этом Ануар сказал, что полученные два удара не нанесли вред здоровью, и претензий к подсудимым у него нет.

Полицейский Кисметов сообщил суду, что среди избивавших были и молодые, и мужчины постарше:

– Мы бежали и перед мостом остановили «скорую», показав свои раны. Когда собирались сесть в «скорую», подбежала толпа и продолжила избиение. Досталось и водителю «скорой» за то, что нам остановил.

 За что вас избили, какие требования у них были? – спросила судья.

– Не знаю за что, просто били за то, что мы сотрудники полиции.

Потерпевший Дюсенгалиев среди прочего вспомнил, что в ходе избиения один из подсудимых отобрал его служебное удостоверение и порвал, другой сказал: "Такой молодой, а уже майор".

Судебный процесс продолжается.

Фархат АБИЛОВ

Фото Айнур САПАРОВОЙ

23 ноября, 14:13

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz