Атырау, 4 октября 16:03
 будет пасмурноВ Атырау +17
$ 475.51
€ 464.15
₽ 8.20

Родственники атыраусцев, погибших на погранпосту «Аркан керген»: «Наше горе по-прежнему велико, и мы не знаем правды»

14 345 просмотров

Недавно исполнилось 10 лет с тех пор, как произошла трагедия на пограничном посту «Аркан керген» на границе с Китаем. Среди 14 погибших там военнослужащих – 4 призывника из Атырауской области. «АЖ» пообщался с их родственниками, горе которых за эти годы нисколько не стало меньше. 

Но вначале давайте вспомним, что произошло на погранпосту «Аркан керген» в ночь на 28 мая 2012 года. Пост перестал выходить на связь, а прибывшие туда сотрудники погранзаставы обнаружили сгоревшее здание казармы, в котором были найдены тела 13 пограничников. Позднее был найден труп ещё одного военнослужащего, а также труп егеря, жившего неподалеку. Трагедия вызвала большой резонанс в нашей стране. Выдвигались две версии произошедшего: нападение со стороны контрабандистов или профессиональных боевиков, либо расправа совершена на почве неуставных отношений. А вскоре единственным подозреваемым стал рядовой Владислав Челах – единственный уцелевший. 6 июня в прессе появились сведения, что Челах сознался в убийстве сослуживцев и егеря, при этом не уточнялось, как он смог в одиночку убить 15 вооружённых людей. На следующий день прокуратура Казахстана официально объявила о сделанных Челахом признательных показаниях: по его словам, он расстрелял сослуживцев, а затем устроил поджог. Мотивом преступления, по словам представителя прокуратуры, «послужили внутренние конфликты и необъяснимое состояние – помутнение сознания». При этом во время краткого свидания с матерью Челах сказал ей, что никого не убивал.

Как бы там ни было, 11 декабря того же года суд признал Владислава Челаха виновным в убийстве 15 человек и приговорил его к пожизненному заключению. Сейчас он отбывает свое наказание в колонии особого режима «Черный беркут» в Костанайской области.

...Останки 11 пограничников из 14 были идентифицированы. После идентификации останки тел были привезены домой и похоронены на родной земле. А вот подтвердить смерть остальных троих солдат – уроженца Индерского района Атырауской области Меирхана ИМЕНОВА, а также Рустема Акылбаева и Дениса Рея – казахстанские эксперты не смогли. Позднее их германские коллеги смогли распознать Рустема Акылбаева, но ещё в двух останках клетки ДНК, пригодные для идентификации, не выявили.

27 сентября 12-го года отец Меирхана Сагындык ИМЕНОВ по приглашению Генпрокуратуры побывал в Астане, чтобы ознакомиться с результатами. Вместе с ним были и родители Дениса Рея. В прокуратуре им зачитали документ, что их сыновей идентифицировать не удалось, но при этом сообщили, что они мертвы, и предложили забрать неизвестно чьи останки. Родители отказались, однако им всё же был выдан документ о признании Меирхана и Дениса погибшими. 

Председатель Комитета солдатских матерей Астаны Людмила Костенко тогда заявила: «Такой документ должен быть на гербовом бланке, с печатью. А это просто бумажка, которая для захоронения не годится, по ней родители даже свидетельство о смерти не смогут получить. Если нет человека, нет тела, то и погибшим его считать нельзя. И эти ребята, смерть которых не доказана, должны значиться без вести пропавшими».

...Мать, Айгуль, ждала сына, как будто он вот-вот появится на пороге родного дома, но так и не дождалась, умерла от горя. А его отец, Сагындык Именов, уверен, что его сын жив.

«БЕКЗАТА ВСЕ ЛЮБИЛИ»

Корреспондент «АЖ» в эти дни пообщался с родственниками трёх других солдат, погибших на погранпосту «Аркан керген»  Данияра БАЛГАБАЕВА из села Доссор Макатского района, Жениса САГИНГАЛИЕВА из села Жыланды Курмангазинского района и Бекзата АМИРГАЛИЕВА из села Миялы Кызылкогинского района.

Бекзат Амиргалиев был старшим из четырех сыновей Абата и Нурии. В 2007 году, окончив среднюю школу имени Досмухамбетова в райцентре, он не стал поступать в колледж или вуз, а остался дома помогать отцу Абату и братьям, у которых был небольшой строительный бизнес. Вот что о нём вспоминает двоюродный брат Фархат АМИРГАЛИЕВ

– Мы с Бекзатом родились в 1989 году, он в январе, а я летом. Выросли вместе и он был близким для меня человеком. Его главной целью было помочь отцу и создать условия для успешного роста братьев и сестёр. Его все любили, потому что он был очень человечный, всегда был готов помочь любому. Не дай бог никому пережить такое горе. Кто мог ожидать, что произойдёт такое?! Двух своих сыновей 1990 и 1996 годов рождения после гибели Бекзата дядя Абат не пустил в армию. Самый младший, Багдат, в этом году окончил 6-й класс. Средний сын недавно женился и привёл в невестку в дом. Жизнь продолжается, но нелегко видеть, как матушка Нурия плачет, рассказывая, каким был Бекзат. Недавно поминали его по случаю десятилетия со дня смерти, приходили его сверстники…

«ЖЕНИС МНЕ ЧАСТО СНИТСЯ»

А о Женисе Сагингалиеве рассказывает его 68-летний отец Даукен СУНДЕТОВ:

– У меня трое детей, две девочки и мальчик. Сын родился 9 мая 1990 года, в День Победы, в честь этого его и назвали Женисом. Казахи особенно радуются, когда рождается сын, наследник. Мы тоже испытывали это чувство. Его мать заболела и умерла в 1999 году, но я сделал всё возможное, чтобы мои дети не чувствовали отсутствие матери. Больше не женился, чтобы их не расстраивать. Не жалел для детей ничего. Как и дочерям, помог Женису с выбором профессии. После школы он окончил университет имени Жангирхана в Уральске по специальности «инженер автоматики», но устроиться на работу не смог: одни говорили, что у него нет опыта, другие требовали военный билет. Сын меня уговорил: «Давайте я в армию пойду, годик отслужу, а потом с военным билетом будет легче найти работу». Откуда мне было знать, что согласившись, я потеряю своего единственного сына? Недавно побывали в Астане и посетили Ушарал. Помянули наших сыновей, а что же нам остаётся еще делать?

– Вы верите в то, что Челах мог убить 14 своих сослуживцев?

– В 2012 году я присутствовал на судебном процессе в Астане. Мне не верится, что мальчишка разом убил столько человек и сжёг их тела. Когда его спросили: «Расскажи, как ты один убил их всех?», вместо ответа Челах стоял, как в ступоре. Когда-нибудь правда раскроется – не знаю, доживу ли до этого или нет. Я часто болею, двух дочерей выдал замуж, сам живу с родственниками. Если бы был Женис со мной, я бы уже внуков от него нянчил и баловал. Часто посещаю его могилу, и он мне часто снится. 

«ДУМАЮ, НЕ ЧЕЛАХ ЗДЕСЬ ВИНОВАТ»

Родители Данияра Балгабаева Гарифолла и Жаныл КАПАРОВЫ до сих пор не верят, что их сына нет в живых. 

– Говорят, что «время лечит», но нам до сих пор кажется, что однажды Данияр откроет дверь и войдёт в дом, – говорит Г. Капаров. – Десять лет назад его привезли в гробу, но я не уверен, что там находилось тело моего сына. Жена хотела открыть гроб, но я решил оставить его закрытым, потому что у неё на тот момент было очень плохо со здоровьем. То состояние, которое мы переживали, я бы даже врагу не пожелал. 

– Расскажите о Данияре, каким он был?

–- У нас в семье пятеро детей, две девочки и трое мальчиков. Данияр был третьим. Он был немногословным, рос серьёзным, спокойным, любил спорт. Получив два диплома, решил отслужить в армии, а потом устроиться на хорошую работу – с военным билетом это проще. Данияр был особенным среди других сыновей. Я возлагал на него большие надежды. Если бы я только знал, когда провожал его в армию, что он вернётся в гробу… Он периодически звонил, всегда говорил: «У нас всё в порядке». Кто может поверить, что такой же, как и они, солдат Челах, убил всех своих сослуживцев? Вот и я не верю и думаю, что не Челах здесь виноват.

– Что изменилось за десять лет?

– Вначале правительство заявило, что выделит помощь семьям погибших. Но особой помощи мы не ощутили. Правда, тогдашний аким района Амангельды Баракатов помог моей супруге устроиться на работу в НГДУ «Доссормунайгаз». Однако позже её сократили. Тогдашний аким области Бактыкожа Измухамбетов сказал, что устроит меня на работу в «Доссормунайгаз», но обещания не сдержал. Сейчас мне 56 лет, постоянной работы нет. К чему я это говорю, мы родили и вырастили  настоящего мужчину, дали образование, как гражданина своей страны отправили его на службу, а он погиб в мирное время, и поддержки нашей семье нет. Как это понимать? 

…Наш старший сын женат, двух дочерей выдали замуж. А младший сын в этом году получит диплом пожарного. Сейчас ему 19 лет. Решил не отдавать его в армию: мы уже потеряли одного из наших сыновей, и кто может гарантировать, что не потеряем еще одного?

Ляззат КАРАЖАНОВА

Айнур САПАРОВА

Фото из архива родственников

24 июня, 16:04

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz