Атырау, 19 августа 18:58
Ночью ясно+23, утром +34
Курсы Нацбанка: $ 386.82  € 428.67  P 5.86

Кайрат Иманалиев: «Инвалид – это не приговор»

15 сентября 2011 в 00:00

Кайрат ИМАНАЛИЕВ –инвалид I группы, руководитель ОО «Общество инвалидов, имеющих высшее образование “Намыс”», а также Национальной сети организаций инвалидов РК. Был одним из разработчиков законов «О социальной защите инвалидов в РК», «О специальных социальных услугах в РК», республиканской и региональных программ реабилитации инвалидов. Принимал участие в разработке Национального плана по обеспечению прав и улучшению качества жизни людей с ограниченными возможностями на 2012-2018 гг. Недавно он провёл в Атырау семинар для НПО, занимающихся проблемами инвалидов.

 

– Кайрат  Есмуратович, как вы оцениваете качество нашего законодательства об инвалидах? Что является причиной их нынешнего положения: несовершенство законов или их ненадлежащее исполнение?

– Если сравнивать законодательство сегодняшнее и 20 лет назад, то оно, конечно, изменилось к лучшему. Законодательная база учитывает современные тенденции – к людям с ограниченными возможностями стали относиться более внимательно и уважительно. Раньше чиновники просто отмахивались от инвалидов, теперь вынуждены прислушиваться, так как их право на различные виды социальной помощи закреплены законодательно.

Но проблема в том, что зачастую закон исполняется формально. К примеру, существует норма, предусматривающая ответственность за ненадлежащее качество пандуса. Министерство труда и социальной защиты населения обязано следить за выполнением этой нормы и в случае нарушения накладывать штраф – от 40 до 600 тысяч тенге. Сотрудники данного органа, видимо, считают эту функцию какой-то необязательной нагрузкой, им просто некогда этим заниматься. В итоге «для отмазки» строится коротенькая крутая горочка, вместо полноценного пандуса, и строителей за это никто не наказывает. То же касается звуковых светофоров: их надо ставить не там, где в данный момент меняют светофор или ремонтируют дорогу, а там, где они более всего необходимы инвалидам – близ ЦОНов, акиматов, поликлиник, реабилитационных центров.

Инвалиды имеют право на образование, но вузы не приспособлены к принятию таких студентов, там даже нет специальных туалетов для инвалидов. Инвалиды имеют право на трудоустройство, и при этом 95% трудоспособных не имеют работы, а 5% работают на специализированных предприятиях для слабовидящих, для слабослышащих. И лишь мизерное количество из них нашло себя на свободном рынке труда. «Свободном» – условно, как правило, их берут на работу родственники и друзья.  На ярмарках вакансий работодатель придумает тысячу отговорок, лишь бы не принять его на работу.

– В чём принципиальное отличие казахстанской модели социальной поддержки людей с ограниченными возможностями от других стран, в которых вам довелось побывать?

– На постсоветском пространстве мы приблизительно на одном уровне с Россией, впереди Таджикистана, Туркмении, но резко отстаем от Прибалтики, которая всегда была ближе к Европе. Принципиальное отличие Казахстана от высокоразвитых стран – это неприспособленность среды для жизни инвалида: у нас нет специального транспорта, мы нетрудоустроены, у нас огромные интернаты, рассчитанные на сотни людей, в то время как у них это компактные заведения, в которых заботятся о каждом. И ещё у нас нет альтернативных программ – по медицине, культуре, образованию. 

 

КАК НАЖАТЬ НА АКИМАТ

– Весной этого года вы объявили о создании единой национальной сети организаций инвалидов страны. Сколько организаций сегодня входит в эту сеть?

– Около 30. Мы создали сеть в виде союза юридических лиц, чтобы мелкие организации могли вливаться в сеть, не теряя при этом собственной независимости. Предпочтение отдаётся организациям из малых городов, сельской местности. В чём преимущество участия в сети? У нас общее информационное пространство – все участники могут выходить на нас с предложениями, которые мы, в свою очередь, имеем возможность направлять в министерства, правительство. При этом мы стараемся не просто выражать интересы НПО на местах, но и повышать их потенциал, приглашаем к участию в конкурсах на получение грантов, проводим тренинги. Некоторые обращаются за защитой: на местном уровне они не могут давить на акиматы, но предоставляют информацию нам, а мы воздействуем сверху. Схема эффективно работает.

– Одной из целей создания сети является мониторинг Национального плана действий по защите прав инвалидов в РК. В отчётах социальных служб и отделов здравоохранения ситуация выглядит вполне сносной – все получают лечение и необходимые средства передвижения. Но когда говоришь непосредственно с инвалидами, то выясняется, что пресловутый «индивидуальный подход» – только на бумаге: всем назначают одно и то же лечение, рекомендуют одни и те же комплексы физических упражнений, не говоря уже о низком качестве протезов и инвалидных колясок. Что вы можете сказать об этом сейчас?

– Национальный план разрабатывался с участием НПО, пожелания и предложения инвалидов были учтены процентов на 70. Это связано с тем, что в создании национального плана более всего было заинтересовано министерство труда и социальной защиты, а остальные – образования, здравоохранения, транспорта и коммуникаций – отнеслись к этому формально, как к нагрузке. Что ещё раз подчеркивает – проблема инвалидов комплексная, и решать её нужно сообща. Необходимо создать специальный комитет при аппарате президента с четкой структурой, иначе все усилия распыляются зря. На финансовое обеспечение плана выделяется 150 млрд тенге в расчёте на 6 лет. По моему мнению, этого мало, требуется не менее 700 миллиардов.

Проблема инвалидов четко делится на три аспекта: медицинский, социальный и профессиональный. Большой минус нашей медицины – отсутствие индивидуального подхода и непрерывного процесса заботы об инвалиде с момента рождения и до конца. Пока инвалид лечит основное заболевание, он сажает почки и печень, но без учёта этих факторов его продолжают пичкать лекарствами, и каждый врач рад «сплавить» его другому специалисту. В итоге болезнь только усугубляется.

 

ИДЕАЛЬНЫЙ РАБОЧИЙ ДЛЯ КОНВЕЙЕРА

Один из актуальных вопросов – учёба. Если со школьным образованием инвалидов всё более-менее налажено – учителя обязаны обучать их на дому, то на получение среднего технического и высшего образования претендуют немногие. Понять их можно: преподаватели вузов домой уже не придут, а посещать институт самостоятельно нет возможности. Но вынужденный отказ от образования приводит к тому, что в дальнейшем человек не может устроиться на работу. Замкнутый круг...

–В нашей стране не ведётся учёт, сколько инвалидов получают образование. Допускаю, что в регионах инвалидов с высшим образованием нет вообще. Мы должны выстроить непрерывную систему образования, причём такую, чтобы инвалид сам выбирал, где ему учиться. Финансирование нужно сделать подушевым и деньги «направить» за инвалидом. Тогда школы очень быстро переориентируются, как сейчас поликлиники.

Параллельно необходимо развивать инклюзивное образование, дабы предоставить детям с ограниченными возможностями право учиться в обычных классах. Что касается среднего специального и высшего образования, то все ссузы и вузы проходят процедуру аккредитации. Пункт «Доступность учебного заведения для инвалидов» нужно сделать одним из важнейших критериев данной процедуры. Основание для этого у нас есть, потому что по Конституции каждый в нашей стране имеет право на обучение. Увидите, на второй год в вузах и ссузах переоборудуют аудитории, появятся пандусы и специальные туалеты. И кроме того, одним из показателей успешности учебного заведения должен быть процент инвалидов, которые в нём обучаются.

– Работодатели не хотят принимать ограниченно трудоспособного человека, которого нельзя попросить поработать сверхурочно, отправить в командировку, а возможно, даже придётся создавать для него специальные условия. Какие законодательные меры вы намерены предложить, чтобы заинтересовать работодателя?

– По закону на производстве предусматривается трехпроцентная квота для инвалидов, но насколько выгодно работодателю придерживаться этого правила, неизвестно. На Западе работают несколько мер: налоговая, в виде льгот для работодателей; вторая мера – государство компенсирует работодателю затраты на трудоустройство инвалида: покупку специального оборудования для него, обустройство рабочего места, переделку туалета; третья мера – компенсирование медицинской и социальной страховки для инвалида. Можно перенимать этот опыт. Более того, существуют производства, где инвалиды более работоспособны, чем здоровые люди. К примеру, инвалид с задержкой психического развития прекрасно справляется с монотонными операциями, этот труд не сказывается на его психике; инвалид по слуху более производителен на шумном производстве и ему не грозят профессиональные заболевания.

 

НУЖНЫ И ГОСПОДДЕРЖКА, И МУЖЕСТВО РОДИТЕЛЕЙ

– Существует и другая сторона проблемы: привыкнув с детства к ограничениям в своей деятельности, некоторые инвалиды и сами пассивны в вопросах образования и трудоустройства. Им нужны курсы по повышению самооценки, мотивации...

– Подобные ситуации возникают из-за отсутствия информации, социальной поддержки и –очень важный момент –настроя родителей. Надо начинать работу с самого рождения инвалида. Сами родители в первую очередь должны быть позитивно настроены и передавать эту установку ребенку. И конечно, необходимо создать систему социальных услуг, позволяющих инвалидам жить полноценной жизнью. Социальные помощники должны быть ногами, руками, ушами и глазами инвалида, тогда и сами они будут более активны – ездить в библиотеки, на концерты и т. д.

– В нашей стране ведётся работа по искоренению гендерного неравенства, но боюсь, что в этом отношении сообщество инвалидов находится в самом хвосте. О проблемах женщин-инвалидов вообще не принято говорить открыто. Беременная женщина-инвалид на коляске – редкое явление. И не в последнюю очередь потому, что она не находит поддержки у врачей.

– У нас есть НПО «Шырак», которое серьёзно занимается вопросом гендерного неравенства инвалидов. «Шырак» добился того, чтобы при закупке оборудования для лечебных учреждений учитывались права женщин-инвалидов. На всю страну у нас всего одно гинекологическое кресло, приспособленное для женщин-инвалидов. На следующий год запланирована покупка нескольких таких кресел.

Вы приехали в Атырау, чтобы рассказать нашим НПО о законе «О специальных социальных услугах». Оказалось, что они даже не слышали о нём...

– Такая реакция была во всех регионах. Более продвинуты в этом вопросе нпошники Алматы и Астаны. Одной из целей нашего приезда является информирование как НПО, так и госорганов, потому что они должны постоянно взаимодействовать. В свое время я проводил исследование деятельности неправительственных организаций, и НПО Западного региона были отмечены как слабые. Они не отличаются широким взглядом на проблему, не выстраивают отношения с государственными органами и занимаются большей частью выбиванием помощи и денег для отдельных инвалидов. Многие НПО начинают с этого, но нужно расти и развиваться дальше.

Пора сломать стереотип о неизбежности судьбы инвалида: интернат, затем жалкое прозябание на скудное государственное пособие, невозможность создать семью, и всё в таком роде. Это задача государства, НПО и обязательно самих инвалидов. Инвалид – это не приговор.

Зульфия ИСКАЛИЕВА

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz

 

5196 просмотровНа главную Поделиться:

Подпишитесь и узнавайте о новостях первыми


На главную

Наш WhatsApp номер для новостей:
1 2 3 4