Атырау, 1 ноября 01:20
 ясно В Атырау +11
$ 432.64
€ 505.02
₽ 5.47

Огонь против огня и тяжкая работа «хлопушками»: как мы тушили горящий камыш

Фото Видео
10 219 просмотров

В преддверии Дня  спасателя, который отмечается в Казахстане  19 октября, корреспондент «АЖ» поучаствовал вместе с пожарными в тушении горящего камыша на побережье Каспия. Как всё это было – в нашем репортаже.

О том, что мне разрешено выехать вместе с сотрудниками ДЧС к месту пожара, мне сообщили 12 октября в 7 утра – за полтора часа до выезда. Место сбора – окраина села Таскала. Когда приехал, там уже находились  30 сотрудников вместе с командиром – и. о. начальника Службы пожаротушения и аварийно-спасательных работ ДЧС Максатом ЕСПОЛОВЫМ, 4 единицы спецтехники и вездеход «Трэкол».  Есполов объявил, что 11 октября  с вертолета было выявлено несколько очагов пожара, ближайший к городу – возле села Алгабас. Туда мы и направились.     

Где-то на 20-м километре от Атырау продвигаться стало всё труднее – спецтехника с запасом воды для тушения начала вязнуть в болотистой почве. Командир приказал оставить её здесь и дальше ехать на «Трэколе». Сделать пришлось два «рейса», я попал на первый.

СМЕНЯЯ ДРУГ ДРУГА

Из-за болотистой почвы не удалось приблизиться к первому очагу пожара, идущего со стороны моря. Командир оценил обстановку и приказал тушить пламя встречным огнём. Оказывается, этот метод давно используется при тушении степных и лесных пожаров, но для меня он был новостью. Как объяснил Есполов, когда поджигаешь с противоположной стороны, новое пламя идет навстречу бушующему огню и, уничтожая горючий материал, лишает огонь пищи; встретившись, обе огненные стены гаснут, словно пожрав друг друга.


Мы разделились на группы по пять человек и направились в разные стороны, поджигая камыш, а направление ветра как раз благоприятствовало, и первый очаг был полностью ликвидирован за полтора часа.

Ко второму очагу подобрались около полудня. Здесь применили другой способ. Вездеход «Трэкол» ломает горящий камыш, затем пожарные добивают огонь «хлопушками» – так они называют  незамысловатый инструмент, состоящий из металлического штыря с куском пожарного рукава на конце. Работа физически очень тяжёлая, к тому же едва терпишь высокую температуру воздуха. Приходится работать поочерёдно, чтобы сменщик мог отдышаться и выпить воды.

МОЙ ЗЕМЛЯК, ПОТОМСТВЕННЫЙ ОГНЕБОРЕЦ

Но вот и с этим очагом покончено, а время на часах уже 15.00. Командир даёт полчаса на обед. Поглотив нехитрые «тормозки», успеваем пообщаться с пожарным Куанбеком РАПИГОЛЛАЕВЫМ – кстати, моим земляком-курмангазинцем.

– Ну как тебе наша работёнка? – не без интереса спрашивает Куанбек.

– Да уж… – отвечаю я, имея в виду что-то вроде «слов нет, одни эмоции».

– А мы ничего, привычные, – удовлетворён моей реакцией Куанбек. Для него это далеко не первый степной или городской пожар, ведь он на этой службе уже более 10 лет. Причем, что характерно, потомственный огнеборец.

 


– Мой дед работал пожарным в Курмангазинском районе, отец тоже 25 лет посвятил этой профессии, был начальником пожарной части района, сейчас на пенсии. Сестра работает телефонисткой там же. Я в 2009 году окончил кокшетауский технический институт Комитета по ЧС  и заступил на службу в городскую пожарную часть. Мне нравится эта профессия, – рассказывает Куанбек.

Куанбек, как и его товарищи, работает в режиме 1/3. Но это весьма условно:

– Сегодня должны были отдыхать, но нас подняли по тревоге. Если завтра вызовут – выйдем и завтра, служба такая, – безо всякого пафоса, просто констатируя факт, говорит Куанбек. – Мы сами выбрали этот путь. В  выходные всегда должны быть на связи. Бывало, сидишь в гостях или делаешь покупки на рынке – и тут вызывают по тревоге. Всё бросаешь и бежишь на службу.

ТАМ ЗАСТРЕВАЕТ ДАЖЕ «ТРЭКОЛ»

Перекусив, мы направились  к следующему очагу. Дорога туда такая, что даже «Трэкол» один раз застрял, пришлось  толкать его; тут невольно вспомнилось: «ох, тяжёлая это работа – из болота тащить бегемота!».

Справа - и. о. начальника Службы пожаротушения и аварийно-спасательных работ ДЧС Максот ЕСПОЛОВ

Но было в пути и время ещё пообщаться с этими великолепными парнями. Попросил их вспомнить что-нибудь из своей практики. Например, Какимжан ДИДАРОВ  рассказал, что участвовал в тушении июньского пожара на АЗС в  районе Стройконтора, это было реально очень опасно для жизни.  А в 2009-м при пожаре в старом здании областной больницы он вытащил 9 больных, которые оставались в операционном отделении. А Еркебулан АБУЛХАИРОВ за 13 лет работы пожарным спас десятки человек – самый маленький лежал в бесике, а самым старшим был больной старик в возрасте 70 лет.

…Но вот и ещё один очаг. Его мы потушили к семи вечера, пора было возвращаться домой. Всего в этот день группа командира Есполова затушила 4 тысячи квадратных метров горевшего камыша.

«ЗОЛОТОЙ» ВЕРТОЛЁТ

По возвращении в город я расспросил М. Есполова о нынешнем очередном бедствии с горящим камышом. 

– Почему в этот раз для тушения не используется вертолёт?

– Тушение с вертолета не так эффективно, как многие думают. Он сбрасывает с высоты сразу 3 тонны воды, причем в одном локальном месте, а общая протяжённость нынешнего пожара составляет 15 километров. И ещё один момент: час аренды вертолёта стоит 1 миллион 400 тысяч  тенге. Мы уже задолжали службе оперативного авиаспаса 6 миллионов тенге.

– Неужели не существует никаких мер по предупреждению таких пожаров?

– Один из способов профилактики, это мое личное мнение – надо  запретить охоту на расстоянии до 50 километров от города. Потому что причина возгораний – как правило, «человеческий фактор».

…Таким образом, моя однодневная служба пожарным началась в 8 утра и закончилась в 9 вечера. В дом зашел на негнущихся ногах, весь пропитанный запахом гари. А земляку Куанбеку завтра с раннего утра ехать на тушение очага в районе села Еркинкала.


Нурбейбит НУГМАНОВ

Фото и видео автора

14 октября, 23:00

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz