Капитан перевозившего селитру в Бейрут судна назвал версии взрыва в порту

10 997 просмотров
Фото: Reuters

Бывший капитан судна Rhosus, которое перевозило груз аммиачной селитры, взорвавшейся в порту Бейрута 4 августа, Борис Прокошев рассказал РБК об условиях хранения груза и заявил, что для детонации селитры необходимо было внешнее воздействие.

По словам Прокошева, само по себе вещество взорваться не могло. «Была какая-то внешняя причина. Может быть, искра, может быть, поджог, взрывное устройство. Был какой-то внешний детонатор», — пояснил собеседник.

На вопрос о том, могла ли селитра потерять свои свойства почти за шесть лет, прошедших со времени ее конфискации властями Ливана, Прокошев сообщил, что она хранилась герметично и воздух и вода не поступали внутрь упаковки.

«Дело в том, что селитра находилась в двух мешках — герметичном полиэтиленовом, а он еще помещен в другой мешок — полипропиленовый, что ли, такой плотный, пластиковый, — пояснял бывший капитан. — Воздух и вода туда не поступали. Каждый мешок весил тонну, было 2750 мешков».

Сухогруз Rhosus следовал из грузинского порта Батуми в Мозамбик в 2013 году. По пути капитан принял решение зайти в порт Бейрута, однако после прибытия туда судна власти провели проверку и задержали его, а позже конфисковали груз аммиачной селитры. После задержания судна часть моряков смогла вернуться домой, а часть — капитан, старший механик, третий механик и боцман — осталась на судне.

По словам Прокошева, ливанские власти не разрешили оставшимся покинуть страну. «Мы забастовали, все хотели вернуться домой. Но ливанское правительство нас не выпустило из страны — чтобы за грузом смотрели, за судном за бесплатно. На судне же был взрывоопасный груз. Хозяин не платил, и ливанцы нам тоже не хотели платить. Жили мы на пароходе — тут хочешь не хочешь, а следи за пароходом. Если он утонет, то и ты с ним пойдешь на дно», — рассказал бывший капитан.

Продукты и необходимые вещи живущим на судне доставлял ливанский агент, которого нанял владелец судна. Это, предположительно, россиянин Игорь Гречушкин, который сейчас живет на Кипре. По словам Прокошева, Гречушкин «бросил судно», но его обязали содержать экипаж.

Морякам запретили покидать территорию порта. Позже Rhosus отбуксировали в другую часть морской гавани и после этого покидать даже корабль стало проблематично. «Потом мы организовали голодовку, чтобы нас отпустили домой, — рассказал Прокошев. — Пришли в порт, целый день ходили с плакатами, постояли у администрации, а ночью надо спать идти — пошли на пароход. На другой день хотели продолжить. Катер подзываем (чтобы добраться до берега — РБК.), а нам говорят: «Нам начальник порта запретил вас вывозить». Видимо, чтобы мы голодали на судне, где нас никто не видит. А смысла на судне голодать никакого, только умереть. Больше нас катер не возил, в порт мы не выходили».

Вернуться домой морякам удалось почти через год. Для этого они продали часть топлива и на вырученные деньги наняли адвоката, который подал в суд на правительство Ливана за незаконное удержание части экипажа. Через три месяца суд принял решение отправить моряков на родину.

По словам Прокошева, селитру выгрузили с судна после их отъезда. Он также рассказал, что по вопросу взрыва представители ливанских властей с ним не связывались, однако капитану звонили из Новороссийской транспортной прокуратуры. Прокошев предположил, что звонок был связан с зарплатой за рейс, которую экипажу так и не выплатили. По его словам, когда он перезвонил в прокуратуру, ему пообещали, что свяжутся позже.

Всего, по подсчетам капитана, ему должны более $200 тыс. Из них $60 тыс. зарплаты и более $20 тыс. неустойки за удержание моряков на борту судна в Бейруте. «Никто из нас ни цента из зарплаты не получил. У меня был оклад три тысячи долларов в месяц. Но сначала у меня было два помощника: старший помощник и второй. Через полтора месяца их отправили домой, остался я один, их работа легла на меня», — отметил собеседник.

Прокошев жаловался на невыплату зарплаты членам команды еще в 2014 году. Тогда он направил жалобу в профсоюз моряков в Новороссийске и написал, что судовладелец надеется рассчитаться с моряками после продажи судна, однако продать его он не может из-за опасного груза на борту. Также капитан называл поведение владельца корабля «верхом вероломства» и отмечал, что ему предлагали отказаться от судна. В этом случае все долги были бы уплачены, а судно отправлено в металлолом. «Тот заартачился и отказался подписывать предложенный ему вариант разрешения ситуации», — писал Прокошев.

Взрыв в порту Бейрута произошел вечером 4 августа на территории складских помещений. Погибли более 150 человек, пострадали более 5 тыс.

Наиболее вероятной причиной детонации считаются сварочные работы, которые проводились в это время, хотя президент Ливана Мишель Аун заявил, что не исключает и внешнего воздействия, в частности, попадания бомбы или ракеты.

Источник: РБК

8 августа, 16:17

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz