Атырау, 15 августа 06:47
 ясноВ Атырау +33
$ 476.01
€ 490.15
₽ 7.81

Чем дышать будем

5 940 просмотров


С прошлого года в Казахстане разрабатывается проект нового Экологического кодекса. Недавно в Атырау посетил по этому поводу и встретился с местной общественностью председатель комитета министерства экологии РК Зулфухар ЖОЛДАСОВ. Изменения в законодательстве предполагаются действительно серьёзные.

- Запланированы поездки рабочей группы по всем регионам, и не случайно мы начали с Атырауской области, где много крупных недропользователей. Разработка нового Кодекса сейчас на финишной прямой, до конца года законопроект будет внесён в парламент, и нам сейчас очень важно мнение общественности, - сказал Жолдасов, и остановился на основных моментах.  

Принцип «загрязнитель платит»: предлагается отказаться от тотального экологического регулирования огромного количества природопользователей и сфокусировать внимание на крупнейших предприятиях-загрязнителях. Во всем мире основные загрязнения (80%) приходятся на 20% предприятий.


Изменится и прохождение ОВОС (оценка воздействия на окружающую среду) – если по действующему экокодексу требование об  ОВОС применяется практически ко всем предприятиям, то в новом - только в отношении предприятий «Первой категории» (с самым высоким уровнем вредного воздействия). Таким образом, внимание будет сконцентрировано на действительно экологически опасных объектах, что позволит повысить качество ОВОС. Для объектов II категории предусмотрена процедура скрининга, в рамках которой будет определяться целесообразность проведения полноценной процедуры ОВОС, для III категории разработка ОВОС исключается, IV категория освобождается как от ОВОС, так и от разрешений.

Сейчас ОВОС разрабатывается как составная часть к проектно-сметной документации с уже принятыми решениями по строительству, технологическими характеристиками, а также выбранным земельным участком. Таким образом, общественность оценивает уже принятое решение и в большинстве случаев никак на него не влияет.

- Все вопросы по ОВОС должны решаться на стадии заявления, а не после утверждения проекта, как сейчас,  - отметил Жолдасов.

РАЗГОВОРОВ МНОГО, НО ГДЕ ПОСАДКИ?

Затем речь зашла об эмиссии в окружающую среду. Плата за эмиссии определена как инструмент экономического регулирования, однако на практике лишь частично стимулирует

предприятия к модернизации. Поэтому предложено существенное и прогрессивное повышение ставок.

- Отмечу, экологические платежи поступают в местный бюджет, и эти деньги используются на любые нужды, но правильнее было бы расходовать их исключительно на решение экологических проблем. И мы готовим соответствующее изменение в бюджетном законодательстве, - сказал Жолдасов.

И действительно, подумала я: к примеру, в 2017 году ТШО дважды уплатило за экологический ущерб – 4 млрд 845 млн тенге и 278 млн, а куда были направлены такие большие суммы – мы не знаем.

В настоящее время экологическое законодательство предполагает возмещение ущерба прямым и косвенным методами. Прямой метод состоит в определении фактических затрат, необходимых для восстановления окружающей среды, а косвенный применяется в случаях, когда не может быть применен прямой метод экономической оценки ущерба. К тому же исковая давность по ущербу в области охраны окружающей среды составляет всего 3 года.

Что предлагается в новом кодексе? В соответствии с принципом «загрязнитель платит» субъект, причинивший экологический ущерб, обязан за свой счет осуществить ремедиацию (восстановление) компонентов природной среды. Есть два вида ремедиации: прямая и альтернативная. В случае объективной невозможности полного устранения экологического ущерба предприятие, по словам Жолдасова, должно осуществить альтернативную ремедиацию:

-Например, посадить в этих местах лес, и т.д.  

СРОК ДАВНОСТИ – ДО 30 ЛЕТ

А срок исковой давности предлагается увеличить сразу в десять раз - до 30 лет:

–Все вы знаете, что у нас есть полигон Азгир, есть шестивалентный хром на Илеке – когда раньше предприятия осуществляли деятельность на этих объектах, никто не говорил о последствиях, не предупреждал, что это очень плохо для людей. А теперь некому предъявить претензии. Поэтому эта норма как раз должна помочь на будущее.

Далее выступающий взял пример недавнего газоводопроявления на месторождении Каламкас в Мангистауской области:

- У нас большая проблема: горит факел, но мы не можем пойти на проверку. Почему? Потому что должны сначала зарегистрироваться в прокуратуре, мы не можем по факту пойти. Нам нужно, чтобы кто-то написал заявление, а прокуратура или госорганы должны дать разрешение на проверку.

Поэтому, чтобы была возможность оперативного реагирования на

внештатную ситуацию, предлагается возобновить инструмент внезапной проверки объектов I категории. В таких проверках будут участвовать представители НПО, прошедшие инструктаж по технике безопасности.

- Это обеспечит доступ общественности к экологической информации и исключит коррупционные риски.

«НЕ ХОТИТЕ ВЫ, ЧТОБЫ ОБЩЕСТВЕННОСТЬ ПРОВЕРЯЛА!»

После выступления Зулфухара Жолдасова пошли вопросы из зала.

Представитель НКОК:

- Что касается внезапных проверок: наши объекты относятся к опасным, там очень строгие нормы по технике безопасности. Как этот вопрос будет решаться при таких проверках?

- Не хотите вы, чтобы общественность проверяла!  Безусловно техника безопасности очень важна, поэтому проверяющие пройдут соответствующее обучение.

Елена РОГОЖИНА озвучила проблему жителей Правой и Левой Перетаски

- После сноса жилых домов в Левой Перетаске за пределами СЭЗ нефтеперабатывающего завода остались 22 дома, где люди живут в ужасных условиях. Мы написали очень много писем. В домах мы зафиксировали превышение ПДУ, доказано негативное воздействие на здоровье, поэтому жители этих 22 домов требуют их переселить.

- Будет тщательная проверка, я дал поручение, - ответил Жолдасов.

Нургуль ХАЙРУЛЛИНА

Фото автора

20 сентября 2019, 12:17

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz