Атырау, 12 ноября 03:32
Утром будет пасмурно+9, днём +10
Курсы Нацбанка: $ 388.70  € 428.70  P 6.08

Посол США Уильям Мозер – о Целинограде, выборах, Бергее Рыскалиеве и своенравных конгрессменах  

30 апреля в 09:37



На минувшей неделе Атырау посетил Чрезвычайный и Полномочный посол США в РК Уильям МОЗЕР. Кроме запланированных встреч с недропользователями и местной исполнительной властью он дал интервью «Ак Жайыку». Господин посол говорит по-русски и пожелал не пользоваться услугами переводчика.

- Господин Мозер, это ваш первый визит на запад страны…

- Неправда, потому что я был в Атырау в 1998 году! Тогда я работал в посольстве в Алматы, занимался вопросами энергетики, и поэтому важная часть должностных обязанностей была связана с поездками сюда. Не могу сказать, что это было самое начало «Тенгзшевройла», но еще оставались открытыми определенные вопросы. Если вы помните, стоимость нефти тогда была где-то 15 долларов за баррель. Это было до трубопровода КТК.

- Значит, вы помните Атырау 20-летней давности?

- Это действительно такое удивление, потому что тогда Атырау был практически село. Сейчас это настоящий город, можно сказать. Дороги есть! Тогда, помню, мне сказали перед поездкой - Атырау это только грязь, потому что дорог нет. Могу сказать, что разница большая.

- У вас прошел ряд встреч в ТШО, что у нас там нового?

- Безусловно, работа с нефтяными компаниями важная часть моей должности в Казахстане. Во-первых, из-за того, что здесь много американских инвесторов. Американцы на протяжении последних 28 лет вложили в Казахстан несколько сот миллиардов долларов, и я как посол интересуюсь тем, что из этого получится для американской экономики. У меня вчера было очень хорошее впечатление на встрече в ТШО, потому что сейчас Тенгиз, Шеврон и их партнеры хотят еще вкладывать деньги в Казахстан, чтобы ускорить и углубить добычу нефти в этой стране. Новые инвестиции предстоят в размере 36 миллиардов долларов. Это невероятная сумма, но это значит - они думают, что политические и экономические условия в Казахстане достаточно хорошие, чтобы вкладывать такие суммы.

- Вы хотите сказать, что ТШО считает инвестиции в Казахстан безопасными.

- Да, так можно сказать. Опыт 28 лет показывает, что Казахстан – хороший партнёр для ТШО. Это нужно подчеркнуть. Еще один момент произвел на меня хорошее впечатление – ТШО, как и другие американские фирмы, демонстрирует наши коммерческие ценности. Мы хотим, чтобы люди хорошо работали, но в то же время чтобы трудовая среда была хорошей: условия труда, возможности получить повышение, сделать карьеру. Это интересно. Потому что спустя эти 20 лет есть сотрудники Шеврона, например, которые начали работать здесь в Казахстане, а сейчас они сотрудники международных компаний. Мы считаем их за своих сыновей можно сказать, вне зависимости от национальности.


Справка посольства США в Казахстане: Уильям Х. Мозер утвержден Сенатом США на должность следующего посла США в Республике Казахстан в январе 2019 года. Посол Мозер сделал блестящую карьеру в качестве сотрудника внешнеполитического ведомства США. С момента начала дипломатической службы в 1984 году он успел поработать в Украине, Казахстане, Египте, Суринаме и Мали. Свободно владеет немецким, французским и русским языками.  


«Я ЕЩЁ ПОМНЮ ЦЕЛИНОГРАД»

- Для США общая политическая ситуация в Казахстане важный маркер – у вас значительные экономические и инвестиционные интересы в стране. В интервью и аналитических материалах зарубежных авторов Центрально-Азиатский регион традиционно называют «сложным». В чем заключается сложность службы в Центральной Азии лично для вас?

- Я не совсем согласен с этой точкой зрения. Есть определённые вызовы в Средней Азии, но они есть и в других регионах мира. Я вижу свою задачу в том, чтобы укрепить связи между странами Средней Азии. Мы хотим оказать помощь 5 странам ЦА, чтобы они лучше работали вместе. Например, построить новый рынок электричества. Раньше, когда был Советский Союз, между ними была одна сеть, сейчас нет общих сетей. «Построить новый рынок» слишком громко наверное - мы бы хотели, чтобы эти страны вместе работали над обеспечением электричеством, но теперь на рыночных условиях. Например, одна страна производит энергию, другая хочет её купить – можно использовать рыночную экономику, чтобы обеспечить всех. Это только один пример. Мы хотим больше торговли между ними, укрепления коммерческих, экономических связей. Потому что 28 лет назад мы заявили, что поддерживаем независимость, суверенитет и территориальную целостность этих стран. И чтобы укрепить эти три важных принципа, эти страны должны работать вместе. Мы хотим оказать определенную помощь, чтобы дать этому импульс.

- Назовите три вещи, которые вас удивили в Казахстане.

- 20 лет назад Алматы был хороший, но маленький город. Сейчас он огромный, есть динамика и чувство, что это действительно международный центр. Я был удивлен чуть-чуть, как тогда выглядел Казахстан и, как уже говорил, и Атырау. Но мы знали, что потенциал Казахстана огромный, вопрос был - как он использует этот потенциал. Сейчас значительно лучше. Объем экономики вырос, очевидно повышение уровня жизни. Третья вещь – Астана, когда попал туда через 20 лет. Такая современная архитектура, улицы, сам город. Я помню Целиноград! Я сам арендовал первый офис для американского посольства в Целинограде. Это была улица Делегатская.



КАК ОНИ ПЕРЕСЕКЛИСЬ?

- Недавно казахстанцев удивила Америка, когда в стенах Конгресса США прозвучала типично казахская фамилия – конгрессмен Дункан Хантер встал на защиту интересов бывшего акима Атырауской области Бергея Рыскалиева. Казахстанская фемида объявила его в розыск как основателя организованной преступной группировки, а за границей его хотят признать преследуемым казахстанской диктатурой по политическим мотивам. Интересен сам факт пересечения интересов американского политика такого масштаба и давно находящегося в бегах казахстанца. Возникает вопрос – а что, так было можно?!

- Нужно понимать, у нас совсем независимые представители в Конгрессе, у них свое собственное мнение. Конгресс на равных сражается с нашим правительством и имеет свою власть. Мне в этой истории важно, что Казахстан получил внимание Конгресса. Хочу, чтобы больше конгрессменов приехали в Казахстан, чтобы лучше узнать страну. Я говорил с ними об этом до моего приезда сюда. О бывшем акиме Бергее Рыскалиеве, когда касается уголовного дела, как дипломат я не могу дать комментарий.

- Я это понимаю, потому не просила дать оценку делу акима или сценарию его развития после вмешательства конгрессмена. Речь о другом - создан прецедент, и хотелось бы понять механизм этой коллаборации - значит ли это, что любой казахстанец может попасть в повестку Конгресса США, если считает, что его преследует, цитирую Хантера, «казахстанская диктатура»? Главное для казахстанца - найти связи?

- Конечно может, это всегда возможно. Учтите просто, что очень часто каждый представитель Конгресса имеет свое мнение, и каждый имеет право его озвучить.

- Но это не гарантирует поддержки Конгресса?

- О да. Это открытая дискуссия, и конгрессмены могут делать, как они считают нужным.


НАВСТРЕЧУ ВЫБОРАМ

- Самым нейтральным словом, обозначившим психологический эффект для казахстанцев от отставки первого президента Назарбаева, стало - «неожиданность». Каким словом обозначили бы эту новость вы?

- У нас есть такое слово! – смеется Мозер. – «Стабильность» и даже «мудрость». Даже наш госсекретарь Майк Помпео написал письмо Токаеву: «Мы были очень довольны процессом перехода власти в Казахстане, это был мудрый переход, который продемонстрировал стабильность страны». Мы думаем, это очень важно подчеркнуть. Но в то же время в избирательном процессе мы ожидаем, что Казахстан уважает свои обязательства в рамках ОБСЕ и это значит, что будут справедливые и открытые выборы.

- США 25 лет строили диалог с одним и тем же лидером Казахстана. Это были стабильные предсказуемые отношения. Предстоят выборы, в которых впервые не будет принимать участие Назарбаев. Народ в волнении. Я полагаю, вы тоже испытываете волнение? Назовите ключевые политические ценности, принципиальные для США в деле построения диалога с новым главой государства.

- Как я уже сказал, уважение к демократическим ценностям. Во-вторых, мы хотим поддерживать наши экономические связи с Казахстаном. В-третьих, у нас важные хорошие совместные программы. Например, ФБР оказывает помощь Генеральному прокурору РК, мы работаем вместе над поиском преступников. Это взаимовыгодно и для нас, и для вас. Это один пример. Другой – сотрудничество с пограничниками. Потому что если у Казахстана безопасные границы, то это хорошо и для нас. Таких взаимно важных для обеих стран примеров сотрудничества очень много.

- Мы очень долго ждали этих выборов, но первое разочарование нас уже настигло. Назначенная дата не оставила шансов на подготовку независимых кандидатов никаким политическим силам, кроме партии «Нур Отан». В Америке сменились уже 45 президентов. Как вы думаете, способно ли казахстанское гражданское общество создать «прививку» от политических долгожителей?

- Как я уже говорил, мы ожидаем, что Казахстан уважает обязательства ОБСЕ. Конечно, я не могу сказать сейчас, каким будет доклад ОБСЕ об этом текущем процессе. Я и мои сотрудники не избиратели здесь, эти решения принадлежат гражданам Казахстана. Мы это говорим в каждой стране – мы не можем вмешиваться во внутренние процессы, но мы хотим, чтобы был хороший открытый процесс. А решение принадлежит только народу.


«ПРАВИТЕЛЬСТВО НЕ ДОЛЖНО РЕГУЛИРОВАТЬ ИНТЕРНЕТ»

- Госдума РФ одобрила закон об изоляции Рунета. Общество разделилось – политики мотивируют это заботой о пользователе, пользователь называет этот акт возвращением цензуры. Вы с какой точкой зрения согласны или имеете третью?

- Я не могу говорить об интернете в России...

- Дело в том, что Казахстан любит перенимать передовой опыт северного соседа.

- Это я понимаю. Но лучший вариант для меня - говорить об интернете в США, потому что я думаю, что это хороший пример. И наш пример в том, что никто в США не хочет, чтобы было вмешательство правительства в интернет. Но. Хочу добавить также, что есть большое обсуждение сейчас о том, как урегулировать частных интернет-провайдеров в вопросе распоряжения личными данными пользователей. Но никто в Конгрессе не говорит, что государство, правительство могут решать, как людям использовать интернет. Для нас это очень важно, потому что мы построили уже новую экономику на хорошей связи, предоставленной интернетом. Для нас интернет должен быть свободной площадкой. Это очень важно.

Зульфия БАЙНЕКЕЕВА

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz

 

7648 просмотровНа главную Поделиться:

Подпишитесь и узнавайте о новостях первыми


На главную

Наш WhatsApp номер для новостей:
1 2 3