Атырау, 26 августа 12:25
Вечером ясно+23, ночью +18
Курсы Нацбанка: $ 386.34  € 427.25  P 5.88

Кульбит на щебёнке, или Повесть о том, как поссорились два суда

22 декабря 2010 в 00:00

Водитель подал в суд на дорожников, производивших ремонт республиканской автотрассы, по чьей вине, как он утверждает, разбилась его новая машина. И выиграл дело в двух инстанциях – городском и областном судах. Сумма взысканного ущерба – 3,3 млн тенге. Параллельно дорожники обратились с иском в районный суд о признании протокола ДТП недействительным. И тоже выиграли дело. Решение районного суда областная коллегия оставила без изменения. Такие вот противоречия. Разбирательства продолжаются, поэтому мы не стали указывать фамилию потерпевшего и фирму-подрядчика. Но думаем, не это главное.

Итак, в октябре 2009 года водитель М. выехал в Уральск на своем новом автомобиле «Тойота-Королла», купленном в кредит в автосалоне «Тойота-центр». Примерно через час машина неожиданно наехала на препятствие. Оказалось, что на этом участке подрядная компания производила щебеночное покрытие. Технология покрытия была следующей: на дорожное полотно заливался битум, сверху насыпался щебень и «укатывался» катком. Неприжившийся щебень, по правилам СНиПа, должны были удалить с поверхности дороги.

Никаких знаков о том, что впереди идут дорожные работы, не было. Водитель ехал на скорости 90-100 км/час. На этой скорости он наехал на рассыпанный щебень и даже не успел затормозить - машину выбросило с дороги, после чего она три раза перевернулась. Водитель каким-то чудом остался жив. Диагностика машины показала, что легче купить новую.

Сразу после аварии водитель начал звонить в полицию. Через некоторое время приехали дорожники – они видели, как перевернулась машина, поскольку находились недалеко. Сначала приехал бригадир, потом он уехал и вернулся уже с рабочими, которые на глазах у водителя стали спешно сметать вениками щебень с дороги. Водитель записал это на видео. К тому времени приехал дознаватель Индерского РОВД, он нарисовал схему, составил протокол с места происшествия в присутствии понятых. Параллельно рабочие продолжали сметать щебень. Факты, что на дороге лежал щебень и дорожные знаки отсутствовали, были отражены в протоколе.

Против водителя не стали возбуждать административное дело в связи с отсутствием состава правонарушения в его действиях. Дело ушло в архив.

 

«БЕРМУДСКИЙ ТРЕУГОЛЬНИК»

Уже в Атырау М. обратился с заявлением в ДВД с просьбой принять меры в отношении виновных.

«Но на тот момент мы не знали, кто должен отвечать за это, – говорит представитель потерпевшего, юрист Аслан ЖОЛБОЛОВ. – Департамент внутренних дел ответил моему подзащитному, что во время ремонтных работ должны быть соответствующие знаки, что установку этих знаков дорожная компания согласовала с ними. То есть знаки должны быть. Но ведь это не означает, что они их действительно установили».

Далее водитель написал заявление в областную прокуратуру, та перенаправила его в Индерскую районную прокуратуру. Индерские прокуроры подтвердили, что действительно на этом участке отсутствовали дорожные знаки, а дорожное полотно было некачественным. После этого водитель в гражданском порядке обратился в суд о возмещении ущерба. Начался поиск ответственных лиц.

«Сначала мы установили, что на сайте акима области ещё с 2009 года находятся десятки заявлений граждан с жалобами именно на дорожные работы на трассе Атырау – Уральск: кто-то разбил колесо, кому-то стекла выбило. На все жалобы аким отвечал, что трасса Атырау – Уральск – республиканского значения, и находится на балансе департамента комитета дорог по Атырауской области и РГП “Казавтодор”. Дорожные работы ведут подрядчики. Мы обратились к этим трем организациям с просьбой возместить ущерб во внесудебном порядке. Госорганы – департамент комитета дорог по Атырауской области и “Казавтодор” – сразу отписали, что не являются ответчиками. Мол, дорожные работы проводились подрядчиком. И что данный отрезок дороги ещё не принят на баланс, – рассказывает юрист. – В свою очередь подрядчик ответил, что он готов рассмотреть наши претензии, но после того, как мы вышлем им все документы, подтверждающие ДТП. Мы собрали целую папку – схему ДТП, протокол, фотографии, видеозапись и отправили им почтой. Но через месяц они написали, что не усмотрели в произошедшем своей вины, и ответили отказом».

ГОРСУД: «ВОДИТЕЛЬ ПРАВ»

В мае пострадавший в ДТП водитель подал в суд. По словам представителя потерпевшего, тяжба была долгой и изнурительной. В итоге 5 октября 2010 года Атырауский городской суд удовлетворил иск пострадавшего. Сумма ущерба, причиненного в результате ДТП, включая судебные расходы и моральный ущерб, составила согласно судебному решению около 3,3 млн тенге.

«Водитель направлялся в Уральск в командировку, поэтому машину после аварии сразу забрали туда, а первичную оценку ущерба сделала Торгово-промышленная палата Уральска. Ущерб там оценили в 2,5 млн тг. В ходе судебного заседания, т. к. машина была новая и находилась на гарантийном обслуживании “Тойота-центра”, была назначена повторная экспертиза, которая выявила, что ущерб с учетом требований сервис-центра составил 3,5 млн тг. Фактически авто восстановлению не подлежало – сумма ремонта превышала цену нового авто. Подзащитному главное было возместить ущерб. В итоге суд, установив следующие нарушения: отсутствие дорожных знаков и нарушение технологии проведения дорожных работ – удовлетворил наш иск», – говорит А. Жолболов. 

 

НЕ ВЫНОВАТЫЕ МЫ – ОН САМ НА НАС НАЕХАЛ!

В то время как вышло решение городского суда, ответчики подали в индерский районный суд иск на Индерское РОВД. Главная претензия – полицейские неправильно составили протокол с места происшествия. В конечном итоге в Индерском суде оказалось два гражданских иска: один к Индерскому РОВД, второй – к дознавателю Индерского РОВД. Главное требвание истца – признать протокол с места происшествия незаконным. 

По мнению Аслана Жолболова, принятие судом обоих исковых заявлений противоречило законодательству.

«Ни дознаватель, ни Индерский РОВД, не являются по данному делу надлежащими ответчиками. Индерское РОВД является структурным подразделением юридического лица ДВД Атырауской области, поэтому исковые требования должны предъявляться к ДВД. Кроме того, признание незаконным протокола решается не в гражданском, а в надзорном порядке. Однако суд, не приняв во внимание эти факты, все-таки возбудил гражданское дело, – недоумевает мой собеседник. – Истцы, приведя кучу своих рабочих, якобы свидетелей ДТП, утверждали, что в момент дорожных работ знаки стояли, но несмотря на это водитель нёсся на бешенной скорости и в результате не справился с управлением, едва не сбив при этом и самих рабочих.

 

А ЭТОТ СВИДЕТЕЛЬ НЕ СЧИТАЕТСЯ?

С нашей стороны был приглашен лишь один свидетель – участник аварии. Буквально через час после того, как мой подзащитный опрокинулся на машине, на том же участке произошла ещё одна авария. За рулем была жительница Уральска. Когда она наехала на щебень, её машину точно так же выбросило на обочину. К счастью, на этот раз без опрокидывания. Машина осталась целой, поэтому она не стала обращаться в милицию. Мы связались с ней, и она согласилась выступить свидетелем. На суде женщина сказала, что в тот день никаких предупреждающих знаков впереди не было, что когда её машину выбросило, по другую сторону дороги лежала машина, т. е. авто моего подзащитного. Поскольку ущерба не было, она уехала. Однако суд посчитал все наши доводы необоснованными, приняв во внимание только свидетельские показания дорожных работников, а также поверил им на слово, что на дороге были расставлены все необходимые дорожные знаки, хотя в их показаниях была явная путаница. В итоге суд удовлетворил их исковое требование – признал протокол о ДТП незаконным. По логике из этого следует, что осмотра не было, а значит не было и самого ДТП.

После того как вышло решение Атырауского городского суда в пользу водителя М., подрядчик подал апелляционную жалобу в областной суд. Областная апелляционная коллегия оставила решение горсуда без изменения. После решения Индерского суда прокуратурой, дознавателем Индерского РОВД и моим подзащитным были поданы апелляционные жалобы на это решение в областной суд. Рассмотрение состоялось 14 декабря. Областная коллегия не удовлетворила нашу апелляцию. Сейчас мы готовим кассационную жалобу».

Итак, ситуация противоречивая. Имеется два взаимоисключающих судебных решения. Чем разрешится эта юридическая коллизия – покажет ближайшее время.

Сауле ТАСБУЛАТОВА

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz

 

4056 просмотровНа главную Поделиться:

Подпишитесь и узнавайте о новостях первыми


На главную

Наш WhatsApp номер для новостей:
1 2 3 4

Последние новости