Атырау, 22 августа 00:50
Утром ясно+33, днём +38
Курсы Нацбанка: $ 386.05  € 428.25  P 5.84

Гани КАСЫМОВ: «В президенты не пойду, но серу вам уничтожу»

7 октября 2010 в 00:00
Гани КАСЫМОВ: «В президенты  не пойду, но серу вам уничтожу»На прошлой неделе наш регион посетил сенатор Гани КАСЫМОВ. Это очень интересная и своеобразная фигура, которая внезапно появилась на политической арене в далеком 1999 году. За частые публичные скандалы его даже называли «казахским Жириновским». У выпускника МГИМО незаурядная биография – от сотрудника МИД Казахской ССР до кандидата в президенты страны, депутата Сената. Его генеральский мундир не испачкали даже четыре катера, пропавшие при невыясненных обстоятельствах в Каспийском море по пути в Баутино. В общем, всё это в прошлом. Сегодня он один из авторитетных и харизматичных политиков страны. Несмотря на свой зрелый возраст (как он в ходе разговора отметил несколько раз) и чрезмерную занятость, сенатор успевает и петь на сцене, и бороться за права человека, и руководить своим детищем – Партией патриотов Казахстана.

…ПЛЮС ПОЛИТИЗАЦИЯ ВСЕХ ПРОБЛЕМ

– Вы когда-то предлагали премьер-министру Кариму МАСИМОВУ запретить работу ТШО на территории РК. Ведь прекрасно знали, что это невозможно. На что Вы рассчитывали вообще?
– Да, у меня было несколько резковатое заявление. Это было 3 года назад. Вы, наверно, помните, сера в Атырауском регионе стала бесконтрольно накапливаться в больших объемах, доходило до 9 млн тонн. Меня это встревожило всерьёз. В результате моего тогдашнего заявления поднялся нешуточный скандал в правительстве, министерстве окружающей среды, и ТШО зашевелился. И сейчас сера перерабатывается, реализуется, важно, что объем серы незначительно, но все же уменьшился. Самое главное – запасы серы больше 9 млн тонн уже не превышали. Я успокоюсь только тогда, когда серы не будет под открытым небом совсем. Поэтому мы должны политизировать этот вопрос, только при политизации все вопиющие проблемы станут известны всем слоям населения.
– Политизация – это такая скандализация, да? Вы хотите сказать, что с помощью такой политики можно избавиться от серы?
– И с помощью закона, т. е. надо ужесточить законодательство и усилить ответственность за нарушение природоохранного законодательства страны. Сейчас в мире цены на серу повысились, поэтому ТШО ни с кем не хочет делиться. Хотя я вам скажу, что у нас есть свои рычаги давления, мы ведь 20-процентный участник СРП. Значит, наша доля есть и в сере, и мы можем эту долю продавать. Надо сейчас ставить вопрос, почему Казахстан в лице КазМунайГаза свою долю по сере не забирает и не перерабатывает или использует в нужной сфере.
«СЛИШКОМ МНОГО НАРОДУ В ТЮРЬМАХ»

– Гани Есенгельдинович, что Вы думаете о реформах в правоохранительной системе? В народе бытует мнение, что всё это делается лишь для того, чтобы перераспределить полномочия между кланами…
– Этот указ президента давно назрел. Если взять кадровую политику, то вопрос встает о профессиональной подготовке. Это делается для того, чтобы функции не пересекались, чтобы в системе правоохранительных органов не было столкновения интересов. Например, чтобы милиция не сталкивалась с финполицией, а финполиция с органами КНБ и т. д., это просто разделение полномочий.
– Почему никто так и не отреагировал на Ваши запросы по поводу амнистии? Вы будете настаивать до победного конца, как и подобает генералу?
– Ровно год прошёл, как я озвучил первый запрос из трех. Когда делал первый запрос 16 сентября прошлого года, я думал, что мы, как председательствующая в ОБСЕ страна, показываем всему миру имидж нашей страны, что она идёт по пути декриминализации, гуманизации уголовного законодательства. Как жест доброй воли амнистия должна была начаться с 1 января. Не получилось. В январе второй запрос сделал, тогда планировал приурочить амнистию к 70-летию президента. Не получилось. Хотя глава государства в августе дал поручение рассмотреть. Меня поддержал спикер Сената Касым-Жомарт ТОКАЕВ. У меня есть ответы премьер-министра, где он сам не возражает, а ссылается на то, что вопрос не согласован, но категорического отказа нет. В начале января этого года генпрокурор сделал заявление, что амнистия допустима, министр юстиции вообще сказал, «амнистия необходима». Но в августе пресс-секретарь Минюста заявила, что амнистии не будет. Но я взялся за это дело, поэтому буду его продолжать, решение данного вопроса не за горами.
– Но, Гани Есенгельдинович, все знаменательные даты остались позади. Теперь-то к какой дате планируете приурочить эту амнистию?
– Я ни к какой определённой дате не буду приурочивать, просто жду серьёзного ответа, с анализом ситуации. 63 тысячи человек в Казахстане находятся в тюрьмах. Это очень много для государства с 16 миллионами жителей. Я привёл пример Франции, где на 60 миллионов населения “сидят” всего 16 тысяч. Мы в разы ужесточили свою уголовную систему. Года 3-4 назад у нас в исправительных колониях находились 47 тысяч человек, в последние годы уже более 60 тысяч. А было время, когда количество осужденных в 90-годы доходило и до 80 тысяч.
– На встрече с Вами руководитель НПО «Демос» Тогжан КИЗАТОВА, обращаясь к Вам как к одному из переговорщиков по вступлению Казахстана в Совет Европы в 2008 году, подняла вопрос о предоставлении нашим гражданам возможности защищать свои права в Страсбургском суде. Как считаете, это реально? Вы будете продвигать этот вопрос?
– Как общественно значимое лицо я могу высказывать свое мнение. Но это не вопрос депутата, это вопрос межправительственного соглашения. Для этого у нас есть министерство юстиции, министерство иностранных дел, институты омбудсменов, которые готовят межгосударственные соглашения. Мы придём к этому, я даже не сомневаюсь. Ведь сейчас наши граждане уже обращаются в Комитет по правам человека ООН.
«СО МНОЙ ТАМ ДВЕ ПАРТИИ»

– Гани Есенгельдинович, почему наш парламент все время критикуют и считают, что он однопартийный? Ведь там же есть Вы, т. е. Партия патриотов Казахстана. Получается, что Вы и партия в расчёт не берутся?
– Да вот и я не знаю, почему сложилось такое устойчивое мнение, хотя я так не считаю. Я помню, даже однажды в полном объёме говорил об этом, но кто-то это воспринял вполне серьёзно, а кто воспринял это как шутку. Но в действительности, если там есть вторая партия, это уже не однопартийный парламент, по факту, да?
– В 2012 году у Вас закончится срок пребывания в Сенате, и в этом же 2012 году начинаются очередные выборы президента Республики Казахстан. Вы выдвинете свою кандидатуру? Как говорят христиане, «Бог троицу любит»…
– Это перевернутая страница в моей биографии. Теперь надо дать молодым дорогу. С виду так кажется, что я еще молодой, а мне уже 60 лет. Я буду поддерживать лично главу государства.
РОДОМ ИЗ АТЫРАУ

– Гани Есенгельдинович, собственно говоря, почему решили очередной пленум вашей партии провести именно в Атырау? Члены партии тоже до сих пор не могут поверить в это. Ведь за 10 лет существования партии Вы тут в первый раз. Несмотря на то, что родились здесь, раньше мы не замечали особого интереса с Вашей стороны к родной земле.
– У нас сейчас сложилась добрая традиция проводить пленумы партии в регионах. Мы проводили пленумы в Алматы, Астане, Кокшетау, Таразе, Усть-Каменогорске. И еще это так совпало. Совсем недавно, в июне, состоялся республиканский межпартийный совет по экологическим проблемам. И на очередном 21 пленуме партии мы решили продолжить эту тему. Накопленных вопросов по экологии в регионах очень много. На пленум в Атырау также приехали экологи из Западно-Казахстанской, Мангистауской областей.
– Вы на пленуме партии сказали, что у вашей партии нет источников финансирования. Так откуда же собираетесь брать средства для участия на выборах?
– Всё за счет средств членов партии. У нас другого выхода нет: или ложиться под кровать, или идти в бой. Но у нас настрой боевой. Наша партия будет принимать участие в парламентских выборах.
ГДЕ ТОТ ГОРЯЧИЙ ГЕНЕРАЛ?

– Кажется, общественность сейчас тоскует по другому Касымову. Вы теперь не делаете громких заявлений, не ругаете и не бьёте власть.
– Да? Только недавно мы очень остро говорили в правительстве по изменениям и дополнениям к бюджету 2010 года, по неосвоению бюджетных средств в 150 миллиардов, где я несколько раз выступал. Очень серьёзный, я бы даже сказал, тяжелый разговор был с министром финансов Болатом ЖАМИШЕВЫМ по части неисполнения, сокрытия видов работы, внеплановых экономий. Острота есть. А те эпатажные дела были в ранней молодости, мы тоже взрослеем.
– Гани Есенгельдинович, несмотря на то что Вы умеете говорить остро, Вы иногда передаёте свои мысли как бы намеками. Например, в одном из интервью Вы немного покритиковали власть и заявили, что «во властных структурах есть свои ястребы, голуби и соловьи». Насчёт соловьев всем известно, а под ястребами и голубями кого Вы имели в виду?
– Многие вещи на региональном уровне блокируются, во многом саботируются. Это связано с реализацией программы в социальной области: построенные школы, больницы некачественные. Как можно говорить о каких-то вещах, если где-то, не буду говорить где, даже мосты падают... Это не качественно проведенные работы. Кто-то должен был предусмотреть это. У нас общегосударственная дисциплина слабая, а самое главное – у нас сейчас нет профессиональных кадров. Когда у нас происходят назначения не по профессиональным качествам, то страдает от этого всё общество. Потом мы начинаем искать виновных. Всё завершается или уголовными делами, скамьей подсудимых, или некачественными работами, из-за которых люди проклинают тех, кто осуществлял программу. Я против этого и это и имел в виду.
В КИНО НЕ ПОЙДУ

– Вы когда-то снялись в рекламе в образе Остапа Бендера. К Вам продолжают поступать подобные предложения?
– Я получаю очень разные предложения такого рода. Вот, к примеру, режиссер Талгат ТЕМЕНОВ пригласил в кино сниматься. То предлагают участвовать в музыкальном проекте, то в театре сыграть, но у меня времени нет. Я уже старенький, считаю, пусть молодые себя проявляют. Для меня уже всё это представляет вторичный интерес. Я больше сосредоточен на общественной и депутатской работе.
КАЛЁНЫМ ЖЕЛЕЗОМ, НО НЕ ПО-КИТАЙСКИ

– Сейчас говорить о коррупции модно. Все политики хотя бы раз об этом упоминают и предлагают какие-то пути борьбы с ней, но эффекта всё нет. Мне кажется, только Вы можете поднять в парламенте вопрос о том, как бороться с коррупцией «по-китайски» (т. е. расстрелами).
– Мы можем поднимать любые вопросы. Но для чего у нас тогда МВД, КНБ или финпол? У них это в функции заложено, за это они зарплату получают. Мы, что, вместо них должны работать? Это неправильный подход. А в некоторых ведущих партиях даже своя комиссия есть. Мой хороший старший друг Оралбай АБДИКАРИМОВ возглавляет комиссию по борьбе с коррупцией. Но заострить общественные проблемы, довести до политического уровня мы можем. Если вам интересна моя позиция, мы должны калёным железом искоренять коррупцию в стране.
– Вы общаетесь с оппозицией?
– У меня нормальные отношения с оппозиционерами. У меня со всеми нормальные отношения. Они у нас легализованные. У нас оппозиция патриотичная, она вскрывает язвы общества, коррупционные примеры расписывает. Но, может быть, серенькое в черненькое превращает иногда, там перегибы есть немножко, брехня, сплетни... А так, в целом, она нормальная и как санитар общества помогает.
– Спасибо за беседу, Гани Есенгельдинович!
Сания ТОЙКЕН
Фото автора

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz

 

6081 просмотрНа главную Поделиться:

Подпишитесь и узнавайте о новостях первыми


На главную

Наш WhatsApp номер для новостей:
1 2 3 4