Атырау, 15 декабря 03:11
Утром будет пасмурно+1, днём +2
Курсы Нацбанка: $ 370.04  € 420.99  P 5.58

Молчание прервано! Воит Талгаев об особенностях национального футбола

10 ноября 2009 в 00:00
Молчание прервано! Воит Талгаев об особенностях национального футболаВыступление «Жетысу» в нынешнем сезоне оставило двоякое впечатление. Команда теряла очки в матчах с аутсайдерами, но при этом обыгрывала лидеров. Безусловно, результаты талдыкорганцев напрямую связаны с работой генерального директора и главного тренера клуба Воита Талгаева, который вернулся в казахстанский футбол спустя шесть лет. Вернулся и целый год хранил молчание, не дав ни одного интервью за весь сезон.

Исключение казахстанский специалист сделал только для корреспондента Sport&KS. Трудно сказать, насколько изменился за годы отсутствия Воит Абдул-Хамидович. Выглядит так же, по-прежнему много курит. Вот только одет немного непривычно — зеленую фартовую футболку, которая приносила ему удачу в «Атырау», Талгаев больше не носит. Именно с этого и начался наш разговор.

КУДА УХОДЯТ «ЗВЕЗДЫ»?


— Где ваша зеленая футболка, Воит Абдул-Хамидович?
— Зеленая футболка? Вот вы вспомнили. Любая вещь когда-нибудь стареет, фарт уходит. Когда я перешел из «Атырау» в «Терек», мы стартовали неудачно — поражение, ничья, потом снова поражение, снова ничья… И я решил, что фартовая вещь утратила свое свойство, пора её менять. И действительно помогло — пошла удачная серия, стали побеждать, лидировали в первом дивизионе вплоть до конца сезона и претендовали на выход в премьер-лигу. Так что сейчас я эту футболку уже не ношу. Лежит где-то.

— В этом сезоне у вас была какая-то другая фартовая вещь?
— Нет. Хотя приметы остались. Я не люблю носить цивильные вещи, строгие костюмы. Один раз одел в начале сезона, и мы тут же сыграли вничью с «Востоком». После этого я спрятал этот костюм подальше… А вообще есть и другие способы — например, если проиграли, на следующую игру надо выйти в другой одежде. А если победили, то стараюсь вставать утром с той же ноги и бриться в тот же день. Удачу отпугивать не надо.

— Вообще «Жетысу» тяжеловато вошел в сезон.
— Вошли мы нормально — выиграли на выезде «Иртыш», потом была ничья с «Ордабасы» в гостях. А вот дальше пошли проблемы — ничья с «Востоком», ненужное поражение от «Окжетпеса»… Начало немножко лихорадить. Требовалось время на адаптацию, у нас ведь в этом году абсолютно новая команда. Во втором круге началась удачная полоса, но ближе к концу сезона провели два слабых матча с «Востоком» и «Таразом». После этого стало ясно, что выше пятого места мы уже не поднимемся. Так и получилось — закончили пятыми.

— В чем причина?
— Где-то я ошибся в селекции — давно не видел казахстанский футбол, местных футболистов. Хороших «легионеров» найти легче, у меня есть связи в России, знакомые агенты за рубежом. А казахстанских игроков брал больше по чужим рекомендациям. Сам никого толком не видел. Говорят, вот этот хороший, я его приглашаю в команду. Потом понимаю, что не тянет. Ну и самое главное — сейчас очень многое зависит от молодых игроков, выступающих по лимиту. У кого хорошая молодежь, тому играть легче. Пока наши «лимитчики» подтянулись, прошло время. Я считаю, нам повезло — взяли Мужикова, потом Коробова, чему-то их научили. Быть может, действительно, введение лимита — правильное решение, которое принесет пользу казахстанскому футболу, но найти сейчас квалифицированных молодых футболистов очень сложно. Должна работать своя школа, а за год-два никто тебе готовых игроков в «основу» не даст, нужно время. Вообще сейчас проблема нашего чемпионата — дефицит хороших футболистов. Их катастрофически мало и становится все меньше и меньше. Я даже не знаю, кого сейчас можно назвать «звездой» казахстанского футбола. Хорошие ребята — в трех-четырех командах. В «Локомотиве», «Тоболе», «Шахтере», «Актобе». Там и зарплаты выше, и условия лучше. Это справедливо. Я и своим говорю: не надо считать «Жетысу» пределом своих возможностей. Стремитесь в Россию, хотя бы в первую лигу. Получится — я сам перед вами шляпу сниму. В крайнем случае, играйте так, чтобы пригласили в «Тобол», «Актобе». Там и задачи выше, и платят лучше.

— Говорят, вы перед сезоном пытались пригласить сразу нескольких известных игроков — того же Жамбыла Кукеева, но клубу не хватило денег.
— Да, я не скрываю, разговаривал на этот счет. За Кукеева попросили 500 тысяч долларов. Остапенко, Нусербаев — очень дорогие футболисты. Быть может, они и стоят таких денег, если их продавать за рубеж. Но у нас такие суммы никто платить не может. Я думал, что «выстрелят» молодые — взял несколько человек. Но они почему-то тушуются, не тянут. Пришлось искать «лимитчиков» между кругами.

— Многие ожидали, что этот сезон станет для Кукеева лучшим.
— Я тоже думал, что он «выстрелит». Хотя и не люблю это выражение, но скажу: на мой взгляд, Кукеев «зазвездился». И в сборной играет, как хочет, и в «Локомотиве». Он перестал быть командным игроком. В России его быстро бы поставили на место, а у нас не могут.


ЗА РАБОТУ ДИРЕКТОРА — ЧЕТВЕРКА


— В «Жетысу» появилось сразу несколько игроков из бывшей Югославии. Чем они вам так нравятся?
— У нас в первом круге были и россияне, и болгарин Доскалов. Просто из тех, кого мы смотрели перед началом сезона, эти футболисты были лучшими. Вспоминаю свою работу в «Тереке». Там поначалу не было костяка команды. Каждую зиму мы просматривали 70–80 игроков. Через год история повторялась. Вот и мы в «Жетысу» на сборах проверили много футболистов. И не в обиду будет сказано казахстанским ребятам, но «легионеры» выше уровнем. Даже возрастные россияне сильнее наших, лучше обращаются с мячом, думают быстрее. Все наши беды — от детского футбола. В России огромное количество школ, интернатов, баз. У нас пока все только начинается. Вот в Талдыкоргане аким создал нам великолепные условия для работы. У команды есть все, что надо. Сейчас попросили, чтобы постелили искусственное поле для детей, чтобы они могли круглый год заниматься. Надо опираться на свои кадры, а не искать по всей стране свободных игроков.

— В начале сезона за «Жетысу» был заявлен Диас Камелов, ещё в прошлом году объявивший об окончании профессиональной карьеры. И у вас он тоже не заиграл. Что с ним случилось?
— Я брал его за прежние заслуги. Он играл у меня в «Атырау», я знаю его возможности. Но тут год простоя и травма. Два месяца мы его готовили. Форма не оптимальная, а парень хочет играть. Он подошел, признался, что устал сидеть на скамейке, и попросил его отпустить.

— Причем Камелов — не единственный футболист, не заигравший в «Жетысу» в этом году. Пропал Дмитрий Бяков, так и не пробился в основу Максим Жалмагамбетов…
— Да, я брал их, как и Камелова, за старые заслуги. Бяков ко мне пришел, начал рассказывать, кому он забивал, как играл. Я ему говорю: Дима, я тоже когда-то в футбол играл, но уже давно об этом забыл. За те голы и победы ему уже заплатили, он извлек дивиденды. Сейчас нужно снова доказывать, что чего-то стоишь.

— Вам чисто по-человечески не жалко Бякова? После ухода из «Жетысу» он играет где-то на первенство Алматы.
— Может, и жалко, но у меня есть свои принципы, от которых я не отказываюсь. Вот сейчас раздувают скандал с защитником Поляковым, который требует от клуба деньги, хотя не играл. Как с ним получилось? Я его пригласил на сборы, чтобы посмотреть, что он из себя представляет. Он сказал, что у него обворовали квартиру, и приехать он не может. Ну, хорошо, значит, он не заинтересован в том, чтобы играть за «Жетысу». Если бы человек хотел попасть в команду, то приехал бы, несмотря ни на какие проблемы. Он ведь не единственный, кого обворовали. На мою квартиру вообще напали с разбоем, хорошо, что никто не пострадал. И в таких ситуациях должны разбираться правоохранительные органы, а человек должен быть на работе, где он получает зарплату. Также было и с Бяковым. У него умер отец, мы ему выделили деньги на похороны. После поминок он должен был явиться в клуб, но пропал. Потом позвонил, говорит: я приеду. Я говорю: не надо. У меня принцип — я два раза никого не приглашаю. Не хочет человек играть за мою команду — я не спорю. Я знаю, что потеря близких — это большое горе. Я похоронил родителей, в прошлом году умер мой брат. Надо отдать последний долг, но потом возвращаться на работу. Нельзя подводить людей.

— Можно сказать, что в первом круге вам как раз не хватило Камелова и Бякова — игроков атаки?
— Нет. Буду говорить откровенно: помочь они нам не могли. Не в той форме были. Если бы они играли, как 3–4 года назад, тогда, не спорю, мы бы сыграли лучше. Самое главное, чего нам не хватало — скорости. Команда очень медленно играет в обороне и средней линии. Искали быстрых футболистов, проводили многочисленные тестирования. У меня есть принцип — не брать в команду игроков, которые не могут пробежать 30 метров за 4 секунды. Но быстрых ребят у нас крайне мало. Пришлось брать тех, кто пробегает 30 метров за 4,6 или 4,7 секунды. Выхода не было, мы ведь приглашали игроков, за которых не надо платить деньги. Все думают, что раз Талгаев приехал в Талдыкорган, значит, у «Жетысу» огромный бюджет. Но это не так. Могу сказать абсолютно откровенно: наш бюджет — 600 миллионов тенге. В Казахстане любят делать секреты из зарплат, бюджетов, а я ничего не скрываю. Перед началом сезона это было пять миллионов долларов, а после девальвации стало четыре. Для нашей области это хорошие деньги, но их недостаточно, чтобы покупать футболистов или приглашать игроков с завышенными требованиями. Я ведь не просто главный тренер, который хочет видеть того или иного игрока в своей команде. Я ещё и генеральный директор клуба, моя задача — сделать все, чтобы клуб работал профессионально. За работу директора я бы поставил себе в этом году четверку. Решили вопросы с транспортом, питанием, дети у нас ездили на соревнования постоянно, это наше будущее, на нем экономить нельзя. Вот сейчас буду думать, что делать с основной командой, как комплектоваться на следующий сезон. Уже сейчас читаю в интернете слухи, что к нам собирается то один игрок, то другой. Я всегда отвечаю так — пришла осень, «утки» полетели. К сожалению, как тренеру поставлю себе отметку ниже, все-таки пятое место — не тот результат, на который мы рассчитывали перед началом сезона.


ЗАРПЛАТА — ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ


— Говорят, в мае вы даже собирались уйти в отставку из-за плохих результатов.
— Да, так и было. Сказал команде, что ухожу, написал заявление. Но аким области не дал согласия, сказал, что нельзя бросать дело на полпути.

— Вы хотели уйти с поста главного тренера или вообще покинуть клуб?
— Ну, а как — мне самого себя уволить с должности тренера, но остаться гендиректором? Надо мной же все смеяться будут. Я думал, что надо уходить вообще. Такая же ситуация была у меня в «Тереке». Меня Рамзан Кадыров назначил генеральным директором и главным тренером. Я его ещё в шутку спросил: могу ли я уволить себя за низкие результаты, но остаться во главе клуба? Он рассмеялся и пообещал, что если что не так будет, он из-под меня оба стула выдернет. Так же и здесь. У нас был тяжелейший период — три поражения подряд, ничья с «Казахмысом», поражение от «Кайсара», который шел на последнем месте. Никогда в моей жизни такого не было. Я рассуждаю так: если команда играет плохо, значит, я в этом виноват. И никто не должен из-за меня одного страдать — ни болельщики, ни футболисты. Может, другой тренер наладит работу лучше. Вот тех потерянных весной очков мы сейчас и недосчитались. Могли бы бороться даже за место в тройке. Но никогда такого не бывает, что ты проигрываешь аутсайдерам, играешь с ними вничью, а потом попадаешь на призовое место. Терять 10–12 очков в матчах со слабыми соперниками нельзя. Я игрокам так и сказал — потом же локти будете кусать. Так и получилось. Вообще проблема «Жетысу» в этом году — отсутствие лидера. Мы эту капитанскую повязку уже всей командой перемерили. Не знаю даже, кому её носить. Чтобы был футболист,
который на поле спрашивал, чтобы заводил команду. Увы, нет у нас такого.

— Зато во втором круге вы дома обыграли и «Локомотив», и «Шахтер», на выезде сыграли вничью с «Актобе».
— Игроки начали понимать, что от них требуется. А проблемы первого круга связаны с моими селекционными ошибками. Я брал людей, не зная их возможностей. Мне говорили — этот в порядке, тот в отличной форме. А потом получалось наоборот. Не в обиду будет сказано, но вот с болгарином Доскаловым я ошибся. По прошлому сезону он себя хорошо зарекомендовал, но у нас сник. Может быть, «Жетысу» — не его команда, и в «Иртыше» ему лучше. А вообще перед сезоном я говорил с Байжановым, Пахолюком, Аширбековым. Все хотели играть в «Жетысу», но просили условия, как в «Локомотиве». У меня в команде больше восьми тысяч долларов никто не получает. Восемь тысяч — зарплата Белича, лучшего бомбардира команды. При этом нам он достался бесплатно. У других условия хуже.

— А у вас?
— У меня — десять тысяч долларов в месяц. Но это не я себе поставил такой оклад, столько же получал мой предшественник на посту генерального директора. Я считаю, что это очень большие для Казахстана деньги. А за тренерскую работу у меня зарплаты нет. Если кто-то думает, что я тут сижу на двух стульях и получаю две зарплаты, то это легко проверить — у нас клуб открытый, мы никаких денег не прячем. Вообще вокруг «Жетысу» много разговоров в этом году — Талгаев в бедный клуб не поедет, Талгаев себе условия сделал. Неправда все это. Я приехал в Талдыкорган по приглашению акима Алматинской области Серика Умбетова. Мы давно с ним знакомы. Он меня в «Жетысу» звал ещё раньше, но я хотел отдохнуть год. Вот и сейчас, когда принимал команду, Серик Абикенович мне сам сказал, что я могу поставить себе более высокую зарплату. Но я ответил, что лучше вернуться к этому разговору в конце сезона. Если аким посчитает нужным сделать мне прибавку, то я буду рад. Но сам просить не стану. Я и в «Тереке» никогда не торговался. Меня Кадыров спрашивал, сколько я хочу получать. Я говорил — скажите, сколько есть, и я буду работать.


ПОЧЕМУ У ФУТБОЛИСТОВ ВСЕГДА ПУСТЫЕ КАРМАНЫ?


— Не могу понять, довольны вы сезоном или нет.
— Нет. Пятое место — это для меня мало.

— Но потенциально вы можете выиграть и Кубок Казахстана (разговор состоялся до полуфинальных матчей с «Атырау» — авт).
— Я никогда не ставлю таких задач — выиграть Кубок. У нас сейчас задача — удачно сыграть с «Атырау» и попасть в финал. Вот там уже можно будет сказать, что мы боремся за этот трофей. Вообще это ведь в первую очередь игроки должны понимать. Не могу же я им каждый день рассказывать, зачем мы в футбол играем. В команде должны быть два типа игроков. Первый — голодные до футбола ребята, которые получают удовольствие от красивых комбинаций, от больших побед, которые сами хотят тренироваться, повышать свое мастерство. Второй тип — опытные футболисты, уже побеждавшие в Кубке, чемпионате, у которых есть дух победителей. Я своим всегда говорю: что вы выиграли в своей жизни? Постареет игрок, уйдет на пенсию. Его сын или внук спросит: папа, чего ты добился в футболе? Он скажет: пятое место занял. Но разве это достижение? Пусть сами думают, чего они хотят. Вот у нас сейчас в премьер-лиге останется 12 команд, это значит, что многие футболисты будут искать себе место в первой лиге. Пусть думают, где они окажутся завтра.

— Вы уже знаете, от кого откажетесь по итогам сезона?
— Есть мысли. Я ошибся в нескольких игроках. Да и «легионеров» сейчас можно взять хороших — везде кризис. Мне каждый день агенты звонят, предлагают варианты. Я думаю, лучше брать известных россиян, пусть и возрастных. Они, по крайней мере, дурака не валяют. У «легионеров» ведь так — выбьет зарплату, и бросай лопату. Для него премия в полторы тысячи долларов — не деньги, зачем убиваться на поле? Не в обиду будет сказано, но и наши казахстанцы избалованы ужасно. Возьмите для примера тех, кто уехал в Россию — Степаненко, Забелина. У нас они получали 5–6 тысяч. Сейчас Степаненко играет за 700 долларов, у Забелина даже такой зарплаты нет. Безмерно завышенные условия.

— А ведь есть и такие, кто получает по 30–40 тысяч долларов в месяц.
— Есть. Я фамилий называть не буду. Было у нас совещание руководителей клубов, президенты честно признавались, что отдельные игроки по 300–400 тысяч долларов в год зарабатывают. И подъемные берут по 100 тысяч. Мне это непонятно. У нас в клубе подъемных нет вообще. Я футболисту предлагаю годичную зарплату — скажем, 70–80 тысяч в год. Меня спрашивают: а подъемные? Я готов из этой суммы часть отдать сразу, чтобы футболист решил какие-то свои проблемы, ремонт дома сделал или машину купил. Вообще если послушать наших игроков, у них почему-то всегда денег нет. Только выиграем — а когда премия? Про зарплату регулярно спрашивают, а вдруг задержат? Хотя у нас аким очень строго следит за работой клуба. Все деньги получают день в день, но постоянно с пустыми карманами ходят.

— Бразильский полузащитник московского «Спартака» Кариока недавно пожаловался журналистам, что ему нечем платить за квартиру.
— Да знаю я эти варианты. У меня в «Тереке» Тчуйсе играл. В Африке у него пара своих отелей, автомобильный бизнес. Попробуй ему зарплату задержать на два дня — он уже не тренируется. Приходит, садится, со слезами на глазах начинает рассказывать, что дети в Москве голодают, из квартиры его выселяют… Комедия. И футболисты все-такие. И знаете, мне вот говорят, что я условия слабые предлагаю, вроде как экономлю на них. Мне ведь платить не жалко. Деньги не мои. Но вы играйте, ребята, играйте! В этом сезоне мы мячей пятнадцать привезли сами себе. Футболисты совершают детские ошибки, установки на матч слушают плохо, бросают своих игроков. Каждый день водишь их за руки вокруг фишек, показываешь, куда бежать, куда смотреть. Уже сил нет, начинаю злиться, говорю им: ребята, в цирке медведь в футбол играет, а вы не можете. Но игроков, особенно молодежь, футбол мало интересует. В голове одни деньги. Что вы все смотрите на Казахстан? Старайтесь попасть в Россию. Сейчас ведь ни один наш игрок не выступает там даже в первой лиге. Самое неприятное — это то, что мне выкручивают руки. Знают, что некуда деваться, буду платить. И начинают требовать. Вот эти «лимитчики» — разве они должны получать столько же, сколько и Белич? У них свой аргумент — они ведь тоже футболисты основного состава. И приходится идти у них на поводу. Но вот сейчас если игроки 1988 года выйдут из «лимита», куда им всем деваться? «Основу» они не тянут. Значит, надо искать новые команды, а у всех контракты с клубом. И ведь никто их не возьмет за деньги, только бесплатно. Прибегут ко мне, буду просить, чтобы отпустил их так. Вот тогда и посмотрим в ведомость. Кто шел мне навстречу, того отпущу. А кто выкручивал руки — пожалуйста, через бухгалтерию. Я уверен на сто процентов — за деньги никого не возьмут.

— Как их перевоспитать?
— Когда я тренировал «Тараз» и мы стали чемпионами, у меня играло много молодежи — Литвиненко, Мазбаев, Ниязымбетов, Елеусинов. Они же не на пустом месте появились. Я искал талантливых пацанов, ходил к их родителям, уговаривал отдать их в интернат. Сам отвозил в Алматы, к Евгению Ивановичу Кузнецову, моему учителю. Просил, чтобы научил обращаться с мячом. Выносливость, тактику — я это заложу сам. Но вот мяч останавливать в 20–25 лет уже поздно учить. Это либо есть, либо нет. Закладывается в детской школе. Не в обиду нашим детским тренерам будет сказано, но они сейчас работают не лучшим образом. Знаю, что зарплаты маленькие, турниров нет. Надо, значит, больше денег в детский футбол вкладывать. Или им зарплаты повышать или иностранцев привозить — немцев, голландцев. Дорого это, надо решать вопрос на государственном уровне.


УЗНАЕТ РАМЗАН ПРО «ОТКАТ» — СПАТЬ БУДЕТ БОЛЬНО


— Как изменился казахстанский футбол за шесть лет вашего отсутствия?
— Стало гораздо больше порядка. Может быть, футбол стал другим — ушли яркие исполнители. Нет Литвиненко, царство ему небесное. Ниязымбетов, Макаев закончили. Вот это были настоящие лидеры, настоящие «звезды». Увидел, как на сборах играли Кукеев и Нусербаев. Оба в порядке. Я им говорю: уезжайте отсюда, вам расти надо. А там платят меньше, да ещё и пыхтеть надо. А вообще в футболе изменений много. Вот с судьями навели порядок. Уже никого не прибивают, как раньше, по заданию партии и правительства. Левников всех насквозь видит. Да, ошибаются, не без этого. И у нас были претензии к арбитрам, но я бы не сказал, что нас судили предвзято хоть в одном матче.

— Почему вы так сильно закрываетесь от прессы?
— Ой, с прессой трудно. Там услышат, что-то от себя добавят — уже сенсация. Поэтому лучше вообще молчать, ничего не говорить. У меня был случай. Я с одним корреспондентом за столом вместе сидел. Отдыхали, разговаривали, обсуждали футбол. Потом выходит интервью Талгаева — там такие вещи написаны, которые я никогда говорить в диктофон не буду. Да, у меня есть свое мнение по разным вопросам. Но зачем мне его афишировать? А тут прямо сенсация на сенсации. Этот плохой, тот плохой. Я звоню журналисту — ты что делаешь? Он мне отвечает, что редактор требует жареных фактов. И ничего уже не изменишь, статья вышла. Поэтому лучше помалкивать.

— Я спрашивал футболистов, что изменилось в «Жетысу» с вашим приходом. Первое, что вы сделали, — поставили кондиционеры в каждую комнату.
— Должны же они жить в нормальных условиях. Вообще, первое, что я сделал, — это поменял видеоаппаратуру. Тут раньше снимали матчи на любительскую камеру. При разборах ничего не видно. Мы взяли профессиональную технику, теперь смотрим матчи не по телевизору, а на большом экране, чтобы все видели, кто в какую сторону побежал. Потом у нас специальный человек делает нарезку матчей, и теперь уже не надо смотреть всю игру. Он выбирает моменты, как команда действует при «стандартах», как атакует, как обороняется, обращает внимание на игру отдельных футболистов. В результате мы просматриваем игру за 15–20 минут. А в клубе многое пришлось менять. Не буду ругать тех, кто работал до меня, но тут даже сеток от комаров на окнах не было. А футболист должен хорошо спать, хорошо есть. Поэтому мы увеличили расходы на питание, разнообразили меню на базе. Работникам клуба подняли зарплату — они делают все, чтобы угодить нам, улучшить наш быт. Детским тренерам тоже увеличили оклады. А что касается работы генерального директора, я сразу же разделил полномочия. Ко мне бежали со всеми вопросами — какую форму покупать, каким порошком стирать, какие лекарства врачу нужны. Тут ведь раньше в аптечке бинты были и йод. И все. Мы на здоровье футболистов деньги не экономим. Потребовалась операция Мамонову — оплатили. То же самое у Забелина, хоть он и не на контракте был. Они ведь травмы не на танцплощадке получили. Клуб должен работать профессионально. Дубль, группы подготовки тоже не обделены — ездят на турниры, играют в два раза больше, чем в прошлом году. Всех обуваем-одеваем.

— Сколько денег уходит на основную команду и на все остальное?
— Где-то пятьдесят на пятьдесят. Можно уточнить в бухгалтерии. Но если не швыряться деньгами, то хватает на все. Команда летает на матчи чартерными рейсами. Все вокруг говорят — о, олигархи, чартером прилетели! Но это ведь доступно, на это заложены деньги в бюджет. Игроки на меня обиделись из-за того, что я понизил им зарплаты по сравнению с прошлым годом. Но я ведь не отбирал их деньги — я предложил им новые контракты. Чувствуете разницу? Меньше зарплата — можешь не соглашаться. Сейчас деньги нужны на работу клуба. К тому же часть средств была заложена на бонусы по итогам сезона. Если бы попали в первую тройку, все бы заработали очень приличные суммы. Сами виноваты. В «Тереке», например, я предлагал игрокам бонус за каждое попадание в основной состав. Здесь тоже предложил такой вариант — 3–4 тысячи зарплата в месяц, плюс тысяча долларов за каждый выход на поле. Чтобы стремились играть. Все отказались, думают, наверное, что я их обмануть хочу. Боятся за свои деньги.

— «Откатывать» с высокой зарплаты никто не предлагал? Такое ведь в нашем футболе часто практикуется.
— Они знают, что со мной такой номер не пройдет. Выгоню сразу. Сколько мне «откатов» предлагали в России! Там суммы гораздо больше. Агент говорит — возьми игрока за миллион долларов, пятьсот тысяч твои сразу. Потом скажешь, что ошибся, пусть не играет даже. 500 тысяч! Но там в «Тереке» есть Рамзан Кадыров. Он, если узнает, что ты хоть рубль взял «отката», сделает так, что потом спать будет больно. А как потом в глаза людям смотреть? Детям будут говорить, что их отец мошенник, а это для меня самое страшное.

— Вообще трудно совмещать два поста сразу?
— Ну, это только кажется, что трудно. У меня и в «Тереке» так было, я привык. Тем более, что мне здесь не надо ни о чем беспокоиться. Акимат дает деньги, условия все созданы. Надо было наладить работу клуба, выстроить игру команды. Когда не отвлекаешься от футбола, на все хватает времени. Вот в Таразе было трудно — утром тренировка, потом бегаешь по конторам, базарам, просишь у спонсоров деньги. Если бы не президент клуба Серик Конакбаев, никогда бы нам не стать чемпионами. У него, кстати, недавно был юбилей — поздравляю его через вашу газету, дай бог ему здоровья. Он и свои деньги давал, и друзья его помогали. А тут бегать не надо — деньги есть. Правильно рассчитал бюджет, знаешь, что сколько стоит. Я удивляюсь, как в других клубах допускают задержки с выплатой зарплат. Работайте по бюджету! Посчитайте, кого потянете, кого нет. Ничего сложного.


НА ПАМЯТЬ О «ТЕРЕКЕ» — ОБЩЕНИЕ С КАДЫРОВЫМИ


— Главный тренер «Рубина» Курбан Бердыев, с которым вы вместе играли в Казахстане, на днях заявил, что хотел бы работать в казанском клубе как можно дольше. Как долго вы хотели бы сотрудничать с «Жетысу»?
— Курбан действительно хотел уйти с поста главного тренера сразу же после того, как вывел «Рубин» в премьер-лигу. Думал стать президентом или вице-президентом. Но продолжил тренировать, поднял команду на самый высокий уровень, и это его заслуга. Он там все наладил. Я-то знаю, как все это происходило. Тем более, какое в Татарстане отношение к спорту — хоккей, футбол, волейбол, баскетбол, все есть. У меня же другая ситуация. Я давно устал от футбола. Каждый год говорю себе, что пора заканчивать с этим футболом. Приезжаю домой, ложусь на диван. Полежу месяц, бока болят. Понимаю, что надо шевелиться, двигаться. Поэтому не загадываю, что будет дальше. И вроде бы устаю, но не могу без футбола.

— Назад в Россию не тянет? Вот сейчас в «Тереке» уволили тренера — вам ведь опять будут звонить из Грозного и приглашать на работу.
— Последний раз я ушел, потому что устал каждый год набирать новый состав. В Грозном хотят иметь играющую команду, у которой будет результат, победы. Я же хотел развивать детский футбол. Там была война, школ не осталось. Надо строить поля, приглашать детских тренеров, искать самородков, чтобы через несколько лет они играли в основной команде. Но результат нужен уже сейчас. А вообще я очень рад, что тренировал «Терек», провел несколько лет с моим народом. И с Рамзаном Кадыровым очень приятно работать, он грамотный руководитель, амбициозный, умный человек. Вот, например, добился, чтобы команда играла в Грозном на своем стадионе. Без своих болельщиков играть очень сложно. В Пятигорск все приезжают, как на курорт, зрителей мало. Футболисты расслабленные. После игры смеются — Хамидыч, ну проиграли, жизнь же не заканчивается! Я им говорю: попробовали бы вы в Грозном так безвольно сыграть. Я-то знаю, как там умеют болеть. Поэтому после игр у меня сердце болит, а у игроков — нет. Инфаркты, приступы — удел тренеров. Вот Антон Шох совсем молодым от нас ушел, царство ему небесное. А «Терек» для меня — хорошее прошлое. Я мог там остаться до конца жизни, но мы решили расстаться. Никаких обид ни у кого нет.

— Футболистам за красивые голы в «Тереке» дарят дорогие машины. Что у вас осталось на память от работы в Грозном?
— При мне футболистам машины никто не дарил. В прошлом году всему основному составу выдали по «Лэнд Крузеру». А у меня на память остались друзья и общение с двумя Кадыровыми — отцом и сыном. С отцом мы примерно одного возраста, легко находили общий язык, обсуждали футбол. А Рамзан для меня — пример хорошей амбициозности. Он мне говорил: из первой лиги надо выходить только с первого места! Я отвечаю: ну так и второе тоже дает путевку. А он: быть вторым — удел слабых. И ведь подтверждает это на деле. Мне ребята из службы безопасности рассказывали, что на важные антитеррористические операции Рамзан всегда ходит сам, всегда в первом ряду. Телохранители просят: Рамзан, иди за нами. Он смеется: «Я с 15 лет в горах воюю, а вы сколько?». Вот он для своего народа живет. Редкий человек. Я с его отцом разговаривал. Ему Путин предлагал стать муфтием всей России, а Рамзана отправить учиться за рубеж. Но оба выбрали для себя другой путь. Сын сейчас каждый день рискует жизнью. Видели бы вы, какой он город построил. Вот — чем не пример, как надо жить? Я их обоих буду помнить до конца своих дней.

— Почему вы редко об этом рассказываете?
— Потому что надо двигаться вперед и не жить прошлым.

— Вы же понимаете, что на следующий год пятого места «Жетысу» будет уже мало?
— Конечно. И уже никто не будет слушать, что у тебя были за проблемы, какие игроки тебя подвели. Вообще не надо этих жалких оправданий. Надо ставить цель и идти к ней.

Автор - Михаил Козачков Фото: Олег Лебедев

Источник - Республиканская газета «Sport&KS»
Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.
 

3945 просмотровНа главную Поделиться:

Подпишитесь и узнавайте о новостях первыми


На главную