Атырау, 21 сентября 11:38
Днём будет пасмурно+15, вечером +11
Курсы Нацбанка: $ 387.34  € 428.44  P 6.04

Еще одна смерть роженицы… И снова в Индерборском

6 августа 2009 в 00:00
Сегодня все большую озабоченность у людей стали вызывать участившиеся в масштабе области случаи материнской и младенческой смертности. Зато завидное спокойствие проявляют те, кто, казалось бы, должен быть в первую очередь заинтересован в недопущении подобных ЧП – представители региональной власти. Факты материнской и младенческой смертности были зарегистрированы и в Индерском районе. К примеру, по предположениям, сразу два летальных исхода рожениц, имевших место в этом районе, связаны с халатным отношением врачей к своим обязанностям. О первом случае – смерти Айнур Гумаровой – мы уже писали ранее («АЖ» №29 от 16 июля). Очередной жертвой стала мать шестерых детей Гульмира Карина из Коктогая.

КАК ЭТО СЛУЧИЛОСЬ?

Врачи районной больницы и Коктогая в смерти Кариной винят друг друга. Ни одна из сторон, похоже, не намерена отступать. По словам гинеколога Г. Габбасовой, роженица Карина с седьмой беременностью на свое здоровье (за исключением легкой формы анемии) прежде не жаловалась. 16 июня после неявки на очередную проверку сельский акушер якобы позвонила Кариной домой. Однако, по утверждению соседей, Гульмира, которую всю предыдущую ночь мучили боли в животе, 18 июня в 8.30 пошла в поликлинику. Но в тот день сельский гинеколог отправилась в соседнее село, и Гульмира, успевшая к этому времени сдать все необходимые анализы, попала на прием к акушеру Л. Сагиевой в 9.40. Из неофициальных источников нам стало известно, что Гульмира потеряла сознание в поликлинике и упала (однако этот факт полностью опровергается акушером. – Л. К.). Оказалось, что артериальное давление у Кариной 60/40. Осмотр с помощью стетоскопа показал, что сердцебиение ребенка в утробе матери прекратилось. Когда стало ясно, что семимесячный ребенок (29-30 недель) умер в утробе матери, акушер вызвала главного врача больницы С. Имангалиева. Главврач сделал назначение, однако состояние больной никак не улучшилось. Тогда Имангалиев дал акушеру устное распоряжение, доставить больную в районную больницу, и сказал о своем намерении позвонить позже в областной центр. Тяжелое состояние Кариной, которая зашла домой за одеждой и другими необходимыми мелочами, не было замечено ее родственниками. В тот день ее муж и взрослые сыновья находились на работе в Карабатане, дома же остались маленькие дети.
В данной ситуации непонятно еще одно обстоятельство. Если Сагиева говорит о том, что в 10.30 повезла пациентку в находящийся в 70-ти километрах районный центр (это подтверждают главный врач и гинеколог. – Л. К.), то, по утверждению соседки А. Кашимовой, когда Карина пришла за своими личными вещами, было уже около 11 часов. Вокруг этой разницы во времени и разгорелся спор между врачами из районного центра и Коктогая. Как утверждает Сагиева, на дорогу в районный центр они потратили час, еще два-три часа прошло, пока разыскивали врачей, подготовили все необходимое для проведения операции. Квалифицированные врачи района и областного центра провели операцию, длившуюся семь часов, предприняли все меры, чтобы спасти жизнь Кариной, но по истечении четырех суток она скончалась.

ИЗ-ЗА ЧЕГО РАЗГОРЕЛСЯ КОНФЛИКТ?

По итогам прошедшего в райцентре собрания, на котором были проанализированы причины смерти роженицы и ребенка, врачи пришли к заключению, что смерть Кариной наступила в результате неправильных действий сельских врачей. Главный врач Коктогайской сельской больницы С. Имангалиев на собрание не явился.
На данном собрании областной врач-патологоанатом А. Нугманова отметила, что причиной столь раннего отделения последа от ребенка в утробе Г. Кариной стал гестоз, вызванный хронической болезнью почек и наличием в них камня размером 2х2 см. На языке медиков данное заболевание носит название «хронический пиелонефрит». По итогам собрания главный врач районной больницы Еркин Сабиров внес предложение начальнику областного управления здравоохранения Т. Куанову о рассмотрении вопроса соответствия занимаемой должности главного врача Коктогайской сельской больницы С. Имангалиева и отправке акушера-гинеколога Г. Габбасовой и акушера Л. Сагиевой на курсы повышения квалификации. Против данного решения выступили коктогайские медики и диспетчер районной больницы М. Калиева, которые всю вину возлагают на врачей из районного центра, два часа продержавших роженицу в коридоре.
Заведующая районным родильным домом Р. Бекесова, дежурившая в тот день врач Э. Габсаламова, акушер Г. Канатова, медсестра Л. Хайрлиева в своих объяснительных говорят, что Карина была доставлена в районную больницу в 13.00 (это время указано и в журнале приема беременных, рожениц и родильниц и в журнале записей родов в стационаре. – Л. К.) и ей была оказана экстренная помощь. Коктогайцы это оспаривают.
“О том, что Карину повезли в райбольницу, я сообщил диспетчеру, а главный врач не поднял телефонную трубку. Они не приняли своевременно никаких мер. Я не согласен с мнением врачей, которые на собрании обвинили нас в произошедшем. Все они стараются ввести общественность в заблуждение. Преследования со стороны главного врача в отношении меня начались давно. Еще когда начальником областного управления здравоохранения была Карасаева, он писал жалобы на меня. Почему он всю вину взваливает на нас? Насчет медицинского образования главного врача сказать ничего не могу, а вот организаторских способностей ему явно недостает”, – говорит в своем комментарии, записанном на диктофон, главврач Сансызбай Имангалиев.
Помимо этого гинеколог Г. Габбасова также рассказала о том, что был случай, когда гинекологи райцентра отказались осмотреть прибывшую из сельской глубинки роженицу. Однако заведующая районным родильным домом Р. Бекесова полностью отрицает этот факт. Из всего вышесказанного мы поняли, что разногласия между коктогайскими и индерборскими врачами имели место еще до смерти Кариной, что подтверждают и слова Имангалиева.
“В действительности смерть сразу двух рожениц из нашего района ошеломила нас. Мы не собираемся уходить от ответственности. Мою обеспокоенность вызывает не попытка Имангалиева очернить меня, а последовавшие один за другим два летальных исхода рожениц. Мы склонны обвинить во всем в первую очередь врачей, но не делаем никакой попытки заглянуть глубже, в суть проблемы. На сегодняшний день в районе живут еще пять беременных женщин, чье состояние здоровья вызывает у нас серьезные опасения. Мы почти каждый день говорим им о своем намерении отправить их в Атырау или Астану, но они непреклонны и в категоричной форме отказываются ехать куда-либо. Не отправлять же их насильно, в наручниках! Как сохранить жизни этих женщин и их будущих малюток, – это волнует меня сейчас больше всего. А с тем, что Карина осталась без присмотра врачей, я не согласен. Мы сделали все, что было в наших силах. С помощью специалистов из областного центра мы провели одну за другой три операции. Я денно и нощно находился рядом с Кариной, но, к сожалению, спасти ее нам не удалось. А попытка Имангалиева скомпрометировать своих коллег вряд ли к лицу представителю нашей благородной профессии. В ходе собрания выяснилось, что пациентка была серьезно больна. А с тем, что ее два часа продержали в очереди, мы никак не согласны. Облить грязью другого проще простого, а благородный человек в подобной ситуации должен в первую очередь винить себя. Разве наша миссия не в том, чтобы заступиться за жизнь больной, подарить жизнь ее ребенку? Да и вообще, ни к чему эти мелочные разговоры”, – поделился своим мнением Еркин Сабиров.

ГДЕ БЫЛА ДОПУЩЕНА ОШИБКА?

Итак, была ли хоть малейшая возможность сохранить жизнь Кариной? Ответить однозначно на этот вопрос очень сложно, хотя бы потому, что пока еще не готовы результаты экспертизы. Не располагая результатами, не может поставить точку в этой истории и отдел внутренних дел, и областное управление здравоохранения. Но недостатки в работе врачей уже указаны. Во-первых, правильно ли поступил главный врач Коктогайской сельской больницы Имангалиев, отправляя на уазике в районный центр, находящийся в 70-ти километрах, пациентку с упавшим до критической отметки артериальным давлением и бездыханным ребенком в утробе?
“В данной ситуации сельский главврач должен был руководствоваться приказом №746 министерства здравоохранения РК от 21 декабря 2007 года «О перинатальной помощи в Республике Казахстан». На основании этого приказа можно было провести оперативную организационную работу. Главный врач говорит о том, что предупредил диспетчера. А ведь надо было поднимать на ноги все районное руководство! Что это за беспечность, когда жизнь человека висит буквально на волоске? Руководствуясь тем же приказом, можно было собрать врачей из областного или районного центра в Коктогае, потому что находящейся в очень тяжелом состоянии женщине было противопоказано передвижение. Имелся и другой вариант: вызвать из областного центра санавиацию, проконсультироваться с высококвалифицированными специалистами в области медицины. А операцию можно было провести там же, в Коктогае, в родильном отделении. Вдобавок ко всему находившаяся в крайне тяжелом состоянии больная самостоятельно, без чьего-либо сопровождения ходила домой за личными вещами, как будто в больницу собиралась вполне здоровая беременная женщина. И еще, женщина поступила к нам в сопровождении акушера, безо всякого направления. В действительности рядом с такой пациенткой в тяжелом состоянии должна была находиться отбывшая в соседнее село Орлик гинеколог Габбасова или сам главный врач Имангалиев. Как может Имангалиев, который не предпринял эти очевидные организационные меры, взваливать вину на других”, – добавляет Е. Сабиров.
Чтобы выразить свои соболезнования, мы заглянули и к домочадцам Кариной. Ее муж Артур Иманалиев сожалеет, что не оказался в трудную минуту рядом с женой.
“Почему хотя бы не сообщили родным, что моя жена находится в очень тяжелом состоянии? В этом случае кто-нибудь из близких людей сопровождал бы ее. Или почему сразу же не повезли в Атырау? Разговоры о плохой дороге безосновательны. Был бы я дома, думаю, повез бы ее в Атырау, тогда, возможно, она осталась бы жива”, – сокрушается А. Иманалиев.
Надломленный горем глава семейства никак не может объяснить своей младшей дочке Айзат, что ее мама ушла туда, откуда нет возврата.
P. S. Мы писали этот материал не для того, чтобы очернить одних и оправдать других. Наша цель – обратить внимание власти и общества на проблему материнской и детской смертности. В том случае, если будут названы имена лиц, проявивших безответственность, которая привела к смерти Г. Кариной, вполне возможно, мы еще вернемся к этой теме.
Ляззат КАРАЖАНОВА,
Индерский район
Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz

 

3522 просмотраНа главную Поделиться:

Подпишитесь и узнавайте о новостях первыми


На главную

Наш WhatsApp номер для новостей:
1 2 3