Атырау, 17 сентября 05:19
Утром ясно+24, днём +24
Курсы Нацбанка: $ 385.16  € 425.95  P 6.01

Олигарх с мозолистыми ладонями

1 июля 2009 в 00:00
Олигарх с мозолистыми ладонямиРозметов не похож на чудака. В том смысле, который вкладывают в это слово, когда не могут прямо назвать человека странным. Но в то время, когда богатые вкладывают деньги – и немалые! – в недвижимость, депозиты, активы или золотые слитки, он буквально закапывает их в землю. Но это не Поле чудес в Стране дураков, где на деревьях должны явиться золотые монеты. На этой земле зреют ароматные, сочные яблоки. Просто яблоки.

«НИКАКОЙ Я НЕ ОЛИГАРХ!»

В будни до него не дозвониться. Звоню в воскресенье и чувствую неловкость – человек, наверное, в гостях или отдается наконец досугу или семье… Но традиционный вопрос об увлечениях в свободное время отпадает:
- У нас аврал, мы с утра на прополке, - кричит в трубку Розметов, - в городе буду вечером.
При встрече он отряхивает руку, прежде чем ее протянуть – он только что с поля.
- Вы что, действительно пололи?! – не верю я, глядя на обветрившееся, заметно загоревшее с последней встречи месяц назад лицо крупного промышленника, землевладельца и хозяйственника.
- А как же? – удивляется в ответ он, - с 6 утра, со всей семьей, с сотрудниками…
Я говорю ему, что он какой-то не такой олигарх. Во-первых, не бывший чиновник. Не знаю как везде, а у нас финансовое благополучие как правило родом из кресла. Во-вторых, строит не химзаводы и нефтесервисные компании, а растит яблоки и толстых баранов.
- Ну какой я оли.., – смеется Розметов и только со второго раза выговаривает непривычное для него видно слово, - олигарх! – мы первые свободные деньги заработали-то несколько лет назад, до тех пор всю прибыль вкладывали в развитие бизнеса. Я основал свою компанию в 99-ом, а так всю жизнь проработал на государство или на другие фирмы. Я ведь и богатым себя не ощущал, как только появились деньги - вложил в сад, в животноводство, теперь снова ждать лет 7 возврата, и если честно, то до сих пор по ощущениям это имущество не мое, а коллективное. Потому что не может один человек достичь успеха. Я человек очень привязчивый. У нас в команде есть люди, которые по 20 лет со мной. И когда назначаю хотя бы начальника одного из участков, советуюсь со всеми, потому что надо, чтобы новичка все приняли – биографию изучаем, характер, трудовой стаж… Никаким волевым решением никого никуда не назначал, если коллектив не примет, пиши пропало. Поэтому у меня ни один родственник не работает! Это первый принцип. Помогать помогаю своё создавать, поддерживаю, но - вне компании.
- Но у вас же родня казахско-узбекская, тем более шымкентский вы, ну, немецкая родня, наверное, не докучает – кажется, на историческую родину уже все казахские немцы отбыли…
- Ну, обиды уже все позади. Все приняли мои правила. Нельзя смешивать родню и бизнес. Что-то потеряешь, во всяком случае, проблем точно не оберешься. А насчет уехавших - нет, все тут, у нас родину бросать не принято.
Немец по отцу, в 16 лет Шеффер стал Розметовым. Взял фамилию деда-узбека. В те годы немцы все еще оставались для партии ненадежными, и поэтому с такой фамилией ничего лучше местного вуза не светило. А выпускнику-медалисту национальной казахско-узбекской школы с более надежной фамилией Розметов предложили продолжить обучение в… военно-морском училище Голландии, в красивейшем и свободном по духу Роттердаме.
- Молодой моряк родом из сухопутного провинциального Ленинска?!
- Да, романтик был – мне всегда очень нравилась морская форма. Но это тяжелый труд, я 9 лет ходил, и на голландских верфях поработал, и вообще почти во всех портовых городах Европы, Африки, Америки и Советского Союза, потом в Клайпеде несколько лет жил…

СМЕСЬ - ПАТРИОТИЧЕСКАЯ
- А вы себя вообще кем ощущаете: у вас по отцовской линии немецко-польская кровь, по материнской – узбекско-казахская, смесь гремучая… Учились за границей, поработать там успели, многие ведь после такого меняют ориентиры…
- Все мои друзья и партнеры удивляются: у меня не было, нет и, - и тут он делает паузу и поднимает для убедительности указательный палец вверх, - надеюсь, не будет ни одного счета за границей, я ощущаю себя казахстанцем с большой буквы и принципиально всю свою прибыль вкладываю в казахстанскую экономику! И во всей моей семье нет ни одного гражданина другого государства, хоть бизнес одного из моих братьев основан и процветает в Германии, мы ездим к тамошней родне, мои дети там гостят, но все мы – граждане Казахстана. И мой отец никогда туда не уедет.
Сам Розметов в свое время так же отказался сменить гражданство, когда правительство Литвы, где он тогда работал, предложило ему стать представителем литовского флота в Европе.
- Не скрою, заманчивое было предложение, но мне поставили условие – сменить гражданство. Я не смог. И в 91-ом приехал в уже суверенный Казахстан.
И попросился на завод железобетонных изделий в Тенгизе. Его направили сюда главным инженером. Спустя 9 лет он ушел. Сам. Будучи в должности вице-президента «Тенгизнефтестроя».
- Просто тяжело стало тащить эту махину, в тот год потерял первую супругу, детям нужно было внимание. Вот я и основал маленькую компанию, человек на 20. Через год нас стало 300, через два у меня опять было более 1000 сотрудников…
Олигарх с мозолистыми ладонямиЯ - КРЕСТЬЯНСКИЙ СЫН
- Если бы у меня были деньги, а вы стали моим консультантом, во что бы посоветовали мне их вложить?

- В промышленное строительство. Оно рентабельно в любые времена, даже в кризис. Нефтепроводы, газопроводы, заводы…
- Словом, в то, чем занимаетесь вы. Ну и вкладывался бы другой на вашем месте и дальше в заводы, газеты, пароходы… А вы пошли в традиционно нерентабельное сельское хозяйство (на сегодня сумма инвестиций Розметова в животноводство и сельхозугодья составила почти полмиллиарда тенге – З.Б.).
- Сельское хозяйство связано с большими рисками, поэтому у нас не любят в это вкладываться, рентабельность минимум лет через 6-7 и то не факт. Оно же всегда было дотируемо государством, во всем мире, чтобы снизить цены на продукцию. Просто секрет в том, что оно должно быть комплексным – раздробленное никогда не будет рентабельным. Это то, чего мы добиваемся в наших хозяйствах – полный цикл. Если это животноводство, то: выращивание скота, своя кормовая база, реализация и обработка мяса и шерсти. На племенном заводе Суюндук (Курмангазинский район) и в племенном хозяйстве Жаскайрат (Кызылкогинский район) племенную базу мы уже наладили. Теперь сажаем сафлор, после получения масла будем его использовать как корм для своего скота. И ещё хотим перерабатывать шкуру и шерсть. Сейчас в Казахстане 80% шкур и шерсти нереализуемы: негде и некому. Закапывают в землю! Даже самый дорогой мех - шкурки серебристого каракуля.
- Вы же нефтяник, 20 лет вокруг Тенгизского завода, и вдруг нате – бараны, яблоки, свинки с пчелами… Такая сельская основательность, соль земли прямо лезет из всего этого.
- Я – крестьянский сын! Всё – оттуда. С детства рос в этом. Для меня это родная стихия. Это в промышленности я себя до сих пор чувствую чужим, временным. А тут как у себя дома. Я всегда знал, что посажу сад. Когда я приехал в начале 90-х сюда, меня восхитили ваши сады – тот же Сарайчикский, Сартогайский… Так было жаль, когда их затопило, потом растащили, приватизировали, пустили на дрова… С тех пор вынашивал идею, хотел восстановить. И когда в 2005 появилась возможность, выкупил 400 га пастбищных земель в Махамбетском районе.

МЕСТНЫЕ КАДРЫ ЗНАЮТ ВСЁ
Вместо аналитиков и консультантов, Розметов всегда ищет и восстанавливает местные кадры. «Они всё знают Олигарх с мозолистыми ладонямилучше».
Так и выходит. Местный аксакал-профессор сельскохозяйственных наук Сагидолла Асанов 30 лет отдал Сарайчикскому саду, в 90-ые не осталось кабинета и чиновника, в чей порог бы он не кланялся. Умолял спасти сад, не отдавать под топор. Плакал. Старик словно угас вместе с садом.
- Три года назад мне говорят: тебя какие-то три мужика ищут, крупные, важные. Кому, думаю, я, старый, мог понадобиться?!
Сегодня главный агроном обихаживает не те 50 гектаров, а уже 100, в следующем году планирует довести до 200. Уже на второй год с этих маленьких деревцев собрали 25 тонн. Для себя. В этом году планируют вдвое больше, а уже в следующем выйдут на местный рынок. Доведем до 500 тонн! – уверен Сагидолла ага.
На черешню и персики, грушу и абрикосы, грецкие орехи и столовые сорта винограда он пока ставки не делает. Но 40 экспериментальных гектаров отданы под эти нетрадиционные для нашей климатической и почвенной зоны культуры.
- В книгах написано, что в Атырауской области они не растут, - смеется Розметов, - вот их как бы и нет! – говорит он и демонстрирует мне обещающие стать через месяц внушительными, а пока миниатюрные кисти винограда и плоды персиков.
Но даже и не это удивительнее всего в здешнем хозяйстве. Здесь воплощена розметовская идея полного замкнутого цикла: хранилища, теплицы, свиноферма для навоза, искусственные каналы и пруды, чистота которых поддерживается разводимыми здесь же осетрами, продуманные системы орошения, опыление производят собственные пчелы, на борьбу с вредителями пущены по грядкам индюшки… Просто идиллическая картинка да и только. Но если сад начнет работать на себя в следующем году, то животноводческие фермы Розметова уже себя оправдывают.

СЕЛЬСКИЙ ЧАС ЕЩЁ НЕ ПРОБИЛ
Некогда гремевшие на весь Союз совхозы достались ему не просто обанкроченными и разворованными, но и с громадными долгами.
- Сейчас мои племенные заводы из глубокого кризиса вышли. Племенную базу восстановили. Наши Едильбаевские бараны до 140 кг доходят! Выведенная нашим ученым Укебаевым при поддержке председателя племенного хозяйства «Жаскайрат» Арыстангалиева в 2006 году порода получила Госпремию! Это выше, чем орден. Обеспечиваем мясом себя (собственные столовые), немного поставляем «Аджипу», возможно, подпишем контракты с подрядчиками «Шеврона». На свинину вообще в очередь выстраиваются – так востребована! – сам дивится Розметов тому, что конкурентов особо не видно. Он-то то свиноферму держит исключительно для навоза.
- И вообще, у меня чувство, что в ближайшие годы сельское хозяйство будет очень рентабельно - продукты питания всегда нужны, на помидоры вон цена так и не падает, а уже середина лета… Так что у меня это не просто хобби, а рациональный подход, расчет, основанный на мечте! А сад останется детям. Что им с денег? А тут – сад!
- А вы у них спросили – он им нужен?
- А как же? Я же говорил: крестьянство у нас в крови. Они же всё лето вместе со мной все выходные и свободное время здесь проводят. У каждого свой участок, соревнуются между собой. Я им и зарплату плачу. Они у меня не балованные. Одеваю, конечно, кормлю, учу, а на карманные расходы они сами зарабатывают.
- А зимой?
- Ну, зимой на кино и мороженое выдаю так, - смеется отец.
- Сами-то какой по счету были?
- Седьмой из десяти!
- Что-то от бедных родителей такого семейства досталось?
- Только образование, - смеется выходец с юга. Он не в обиде на родителей, сумевших воспитать в нем любовь к работе. Он построил им дом и часто навещает малую родину. С тех времен, кстати, видно и остался в его русском этот едва заметный акцент, который мы называем южным. Зато казахский у него, как принято писать в резюме о знании языков, excellent.
- Вы как думаете, успехом в жизни обязаны немецкой основательности или узбекской дипломатии и трудолюбию?
- Во мне вообще больше чисто казахского, а все остальное только помогло, ну кем я еще могу быть живя в этой стране?! И еще, подчеркните, я – атырауский! Думаю, двадцать лет проживания здесь дают мне основание так утверждать?
Зульфия БАЙНЕКЕЕВА

Из досье «АЖ»
Владимир РОЗМЕТОВ. Учредитель и генеральный директор компании «Тенгизстройсервис», владелец крестьянского хозяйства «АтырауАгроОнимдери» (Махамбетский район), племенных хозяйств «Суюндукский» и «Жаскайрат».
Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz

 

6146 просмотровНа главную Поделиться:

Подпишитесь и узнавайте о новостях первыми


На главную

Наш WhatsApp номер для новостей:
1 2 3