Атырау, 19 сентября 11:22
Днём ясно+22, вечером +16
Курсы Нацбанка: $ 386.77  € 427.26  P 6.00

Истории контрразведчика

11 сентября 2008 в 00:00
Истории контрразведчикаНа оперативном совещании по итогам 1984 года начальник Управления КГБ КазССР по Гурьевской области генерал-майор Бисен Саппаевич Саппаев, который недавно отметил 85-летний юбилей, выразил претензии начальнику отдела экономической безопасности за отсутствие реальной работы на Тенгизе. И организацию контрразведывательной деятельности на Тенгизе и в Эмбинском (ныне Жылыойском) районе в целом генерал решил поручить автору этих строк, работавшему в то время в должности старшего оперуполномоченного этого отдела.
37-ая прогремела на весь Союз

Уже после первой поездки в район стало ясно, что работать придётся в форсированном режиме. На Тенгизе полным ходом шло эксплуатационное бурение, были решены многие вопросы по промыслу. Готовились работы по выбору проекта газоперерабатывающего завода, изготовлению, поставке и монтажу оборудования с последующей пуско-наладкой.
Мне, инженеру-нефтепереработчику в прошлом, с опытом работы на Краснозаводском, Ферганском и Гурьевском НПЗ, было не очень сложно выдвинуть задачи контрразведки на каждом из этих этапов. Бисен Саппаевич одобрил мой план работы, внёс необходимые коррективы. Умудрённый жизненным и оперативным опытом, он умел видеть более взвешенное решение ситуативных задач.
Знойное июньское утро. В старом аэропорту я жду посадки на рейсовый самолёт АН-2 в Кульсары. За плечами рюкзак с… неводом. Но об этом чуть позже. Вдруг ко мне подлетает дежурный офицер Управления с тревожной новостью – на 37-ой скважине серьёзная авария. Дежурный также передал мне указание генерала отправиться к месту происшествия и разобраться на месте. Сдав билет, я вылетел вертолётом, который приземлился недалеко от скважины. Увиденное по своим масштабам превзошло все мои ожидания! Только благодаря сильному ветру специалисты-нефтяники смогли найти безопасное место, чтобы обсудить и принять решение. До вечера ситуация была уяснена. В дальнейшем официальное следствие, проведённое прокуратурой, подтвердило первоначальную версию о наличии человеческого фактора. Впоследствии инженера, виновника аварии, приговорили к пяти годам лишения свободы.
Поймал «рыбку»

В райцентре работал человек, располагавший ключевой информацией по Тенгизу. Он очень хотел порыбачить, но за отсутствием свободного времени выбраться на Урал не мог. После работы мы с ним выехали на рыбалку. Вот тут и пригодился мой невод, которым мы пробородили почти все отшнурованные участки Эмбы, поймав несколько рыбёшек. Было море радости. Там же, у воды, вдоволь покормив комаров, рыбалку и отметили. Когда он узнал, что невод не мой и тащил я его аж через 37-ю скважину, он не мог не оценить степень внимания.
«Меченый»

Тринадцать месяцев (почти 400 дней) неистовствовала сила недр. В воздухе ежесуточно сгорало 12-15 тысяч тонн нефти и 6-8 миллионов кубометров попутного газа. Наконец, летом 1986 года начался заключительный этап работы по ликвидации аварии на 37-ой скважине.
«Меченый» мною человек на предмет причастности к спецслужбе, работающей не в пользу СССР, скоро собирался уезжать. Бисен Саппаев был категоричен – если сейчас не подтвердить либо опровергнуть версию по «меченому», то потом будет поздно. С группой сотрудников нашего управления мы приехали в Тенгиз, разместились в вагончике и обсудили план работы по «меченому» на завтра.
Работа была выполнена великолепно, полученные материалы были исчерпывающими. Нам удалось не только выяснить на кого, но и с кем он работает. Начавшаяся ещё ночью сильная пыльная буря была нам только на руку. Закончив работу недалеко от вагончика «меченого», наша группа освежалась в сторонке минералкой, как вдруг из стены пыли и песка возник наш «меченый» с двумя коллегами. Появись он здесь буквально минуту назад, мы бы были «засвечены», и весь труд пошёл бы насмарку! И только истинный опер поймёт, как хочется в такие минуты жахнуть полный стакан. Но не воды.
…Расслабились мы только вечером, далеко не в люксовых условиях, но это уже не имело никакого значения. Дальнейшая судьба «меченого» мне не известна.
Заткни фонтан

А на следующий день состоялось заседание штаба по ликвидации аварии под руководством первого заместителя министра нефтяной промышленности СССР Валерия Игревского. Последние два дня ликвидаторы пытались втолкнуть в скважину трубу, но всякий раз отворачивался наконечник. Ситуация зашла в тупик. На заседании воцарилась тягостная тишина. Замминистра ждал предложений.
Трудно предположить, инженерная или рабочая (за плечами автора три профтехобразования) сработала интуиция, но я предложил: в нижней части наконечника сваркой сделать косую наплавку под углом к оси, чтобы образующийся под воздействием потока вектор силы работал на наворачивание резьбы.
Среди технарей возникло нервное напряжение. Два члена штаба, вяло, но поддержали меня. Игревский принял предложение и объявил заседание оконченным.
На следующий день трубу в скважину благополучно втолкнули. Наконечник не отвернулся. Цементный раствор через него был подан в скважину под давлением 420 кг/см2, и в устье наступила блаженная тишина. Фонтан был подавлен!
Скважину вновь хотели разбурить

Не успели люди отойти от пережитого напряжения, как среди нефтяников стала витать идея повторно разбурить 37-ую скважину и запустить её в эксплуатацию.
В это же время поступила информация, что во Франции наших специалистов вынуждают принять силовой кабель, ПВХ-оболочка которого трескается и откалывается при температуре воздуха -5, тогда как по техусловиям это должно происходить при -20. По этим двум фактам генерал Саппаев принял решение срочно информировать КГБ СССР.
Зимой 1987 сотрудники 6-го Главка КГБ СССР показали мне документы, в одном из которых значилось, что после беседы М.С. Горбачёва с послом Франции в Москве завод-изготовитель вынужден был поменять весь кабель на сумму 100 миллионов долларов! А один из секретарей ЦК КПСС убедил министра нефтяной промышленности СССР отказаться от идеи повторного бурения 37-ой скважины. Это был колоссальный успех!
Действуя настойчиво и методично Бисен Саппаев добился в 1986 году образования Эмбинского районного отделения УКГБ, которое в 1988 году было преобразовано в райотдел, ставший передовым среди городских и районных отделов Казахстана.
Жылыойский район, край щедрый и благодатный, в этом году тоже празднует свой юбилей. И нельзя забыть о людях, руководивших крупными организациями и районом в целом. В частности, это главный разведчик Казахстана Зарип Жукатаевич Жукатаев, возглавлявший ЮЭНРЭ, первые секретари райкома партии Сагат Кашкенович Тугельбаев, Владимир Зиновьевич Думлер, Болат Далдаевич Елеманов, председатели райисполкома Габбас Хисметуллаевич Хисметуллин и Быхтыгали Жумагалиевич Тусупкалиев, начальник НГДУ «Тенгизнефть» Каднен Куанышевич Кудабаев, директор Тенгизского ГПЗ Юрий Александрович Махашвили.
Нариман Иглашев,
полковник запаса КНБ РК, в 1991-1996 гг. заместитель начальника Управления КНБ РК по Атырауской области
Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz

 

5356 просмотровНа главную Поделиться:

Подпишитесь и узнавайте о новостях первыми


На главную

Наш WhatsApp номер для новостей:
1 2 3