Атырау, 20 сентября 23:01
Утром будет пасмурно+16, днём +15
Курсы Нацбанка: $ 387.34  € 428.44  P 6.04

«Кашаганский проект должен быть закрыт»

7 августа 2008 в 00:00
«Кашаганский проект должен быть закрыт»7 августа 2008 г., в г. Атырау состоятся общественные слушания консорциума из 8 компаний (во главе с Аджип ККО) по нефтеоперациям на Каспийском море и размещению объектов нефтеочистки вблизи г. Атырау. Есть смысл в преддверии этого события обобщить 10-летнюю историю вопроса.
Все проблемы не собираюсь перечислять, скажу только о некоторых важных взаимоувязанных темах, которыми занимаюсь сам и мой друг Смирнов В. И., кандидат технических наук из г. Волгограда.
В казахстанском секторе прибрежья Каспия есть затопленные и заброшенные (по 20 и более лет) нефтяные скважины (надсолевые), загрязняющие окружающую среду. Из мирового опыта известно, что за десятилетия добычи из любого месторождения извлекается лишь 1/3 объема нефти, причем с нарушением «спокойствия и равновесия» недр. А так как вторичные методы добычи нефти малоэффективны, то остаточную залежь углеводорода консервируют. Со временем в недрах восстанавливается пластовое давление, и законсервированные скважины начинают «протекать». Причина в том, что металлические трубы, цементные кольца и пр. являются искусственными материалами, и под воздействием коррозии разрушаются по всей длине скважины. Ныне, при ликвидации старых скважин на Северном Прикаспии (они неглубокие и не содержат ядовитых веществ) обновляются обсадные трубы и цементные сооружения в устье скважины, т. е. герметизируется её верхняя часть. Но это временная полумера - залежи нефти опять начинают «фонтанировать».
Подобное происходит и в законсервированных, и в действующих скважинах месторождений Астраханское, Карачаганак, Жанажол, Тенгиз. Аналогичная картина безусловно будет проявляться и на морском Кашагане! Подсолевые месторождения в Северо-Каспийском регионе характеризуются большой глубиной скважин, аномально высоким давлением в пластах, наличием высокотоксичных газов. И у всех одинаковая подверженность коррозии, которая более активна ввиду высокого содержания сероводорода. Эти факторы позволяют сопоставить сведения по месторождениям и сделать прогнозы по их воздействию на окружающую среду.
На Астраханском месторождении буровые работы начаты в 1976 г., а добыча нефти началась в 1986 г., причем применялись новые зарубежные технологии и оборудование. Тем не менее месторождение проявило себя как экологически опасный объект, сопровождающийся множеством аварий, выбросов и других чрезвычайных ситуаций. Одной из причин стало частичное разрушение скважин (трещины, прорехи, каналы) под воздействием агрессивной среды.
Вследствие всего этого после 6 лет эксплуатации (1986-1992 г.) нарушилась герметичность труб и цементного камня в 30 скважинах, повысилось давление в межтрубном пространстве. Данные скважины стали технически не пригодными и были ликвидированы, не выработав плановый ресурс. Итак, период безотказной работы скважин на Астраханском месторождении определен в 6 лет, и он применим на других подсолевых месторождениях. К слову, мощности комплекса заводов по очистке углеводородов, находящихся в 60 км от г.Астрахань, по этой причине сейчас используются только на 1/4.
С 1980 г. по 2002 г. на месторождении Тенгиз было пробурено 102 скважины, затем бурились новые, но ныне половина их находятся в консервации или ликвидирована. Причины те же, что и на Астраханском месторождении. В бездействующих и в ныне эксплуатируемых скважинах (им по 10-20 лет) тоже идет переток флюидов из подсолевой толщи в надсолевые пласты (разница давлений до 500 атмосфер). Опасность в том, что сотни тонн нефти и десятки тысяч кубических метров газа по сообщающимся водоносным горизонтам в верхних пластах бесконтрольно выносятся на поверхность суши и моря. И с каждым годом такие явления только возрастают, а на Кашагане будет … то же самое.
Кашаган
По мегапроекту морского месторождения Кашаган будет пробурено 240 скважин для добычи из подсолевых отложений 1,5 млрд. тн. нефти и после окончания работ в его недрах останутся еще 3 млрд. тн нефти. Здесь ожидаются небывалые затраты на всех этапах нефтеопераций, и не случайно скаламбурил журналист Чай Чейзан из «The Wall Street Jovrnal»: не Кашаган, а Cash all gone, т.е. «растрата денег».
Но нас волнует другое - это высокая степень опасности экологической катастрофы на море. Она существует при разведке, добыче, и даже по окончании нефтеопераций на Кашагане, т. к. объемы оставшейся нефти в залежах всегда больше добытых объемов. Между тем в мировой практике просто нет эффективных способов по полному предотвращению коррозии в конструкции скважин. А первым скважинам на Кашагане уже по 6-8 лет и как показал опыт Астраханского месторождения, скважины, работающие свыше 6 лет в агрессивной сероводородной среде, уже не обладают технической надежностью.
Уместно напомнить о сотнях выбросов и аварий на объектах Тенгиза в период 1980-2008 г.г., приведших к переселению жителей поселков Каратон, Кенарал, Сарыкамыс. Самая страшная авария произошла в 1985 г. - тогда люди спаслись бегством, и лишь через 398 дней силами ЧС со всего СССР удалось ликвидировать ту ужасную «репетицию апокалипсиса». Из одной только аварийной скважины №37 было выброшено и сгорело 3 млн. тн нефти, десятки миллиардов куб. м. различных газов. Радиус отрицательного воздействия достиг 400 км., на следующий год болело 50% населения Атырауской области и погибло около 1 миллиона птиц на побережье моря, а в сознании людей крепко засела «тенгизофобия». После кошмарной аварии на Тенгизе прошло 23 года, но до сих пор нет каких-либо радикальных решений по предотвращению такого вида катастроф.
Первая скважина на Кашагане начата бурением 11 августа 1999 г., и зимой 2000 года она вскрыла подсолевую толщу с гигантскими запасами нефти и газа. Сразу же начались проблемы (скрываемые нефтяниками). Так, весной на скважине были выбросы, взрывы, пожары, ведущие к авариям, которых чудом удалось избежать. Но заражение атмосферы и морской среды все же произошло, и тогда (весна-лето 2000 г.) там погибло 30 тысяч тюленей. К слову, симптомы и болезни от сероводородного заражения одинаковы у людей и тюленей, и в большинстве случаев они умирают во время сна.
В случае катастрофы на Кашагане, как на Тенгизе в 1985-1986 годах, количества разлитой нефти (в виде пленки) хватит на всё Каспийское море, а выброшенные парниковые газы окажут на атмосферу Земли больше влияния, чем выбросы парниковых газов со всех стран мира. Кроме грядущей «атомной бомбы» (смотри наш плакат), даже при «штатных» выбросах зона заражения будет равна 160 кмх160 км. на Тенгизе, и 230 кмх230 км. на Кашагане. Так что про проектные санитарно-защитные зоны в несколько километров - это сказки для простаков.
Наш прогноз предполагает, что наступит критический период и нефтеоперации на Кашагане все равно прекратятся – по следующим причинам:
Экономические потери - кроме предполагаемых 136 млрд. дол. на освоение месторождения за 40 лет будут иные затраты, т. к. через каждые 6 лет (как на Астраханском месторождении) придется менять скважины, а их 240, и это приведет к убыточности всего проекта. К ним добавятся проблемы связанные с мировыми ценами на нефть, применение по всему миру альтернативных видов энергии, и т. п;
Экологические проблемы - невозможность обеспечения безопасности морских нефтеопераций однозначно приведет к загрязнениям окружающей среды до запредельных значений, спровоцирует неизбежные аварии;
Общественные и политические вопросы - они связаны с протестными акциями населения, отстаивающего право на благоприятную среду жизненного обитания, а в случае глобальной экологической катастрофы на море соседние прикаспийские страны предпримут всё, чтобы Казахстан понес моральное и материальное наказание.
Данную ситуацию необходимо осознать властям и обществу, и не тешить себя мыслями о предстоящих прибылях. Надо ввести месторождение Кашаган в консервацию - до разработки совершенных и безопасных методов работ. Кстати, в конце 21 века нефть будет использоваться не как топливо, а как важнейшее сырьё для химической промышленности, и её цена будет в десятки раз дороже нынешней - именно поэтому есть смысл сохранить Кашаган для будущих поколений как «золотой запас». А в случае продолжения работ - власти и общество обязаны добиться страхового полиса, сумма которой должна быть равной ожидаемым нефтедоходам, т. е. не менее 500 млрд. долларов.
Карабатан.
В марте 2003 г. мы сами провели общественные слушания и распространили его итоги в виде «Обращения к акционерам Аджип ККО», в котором выразили несогласие с размещением комплекса заводов по очистке нефти и газа вблизи г. Атырау (на Карабатане). Заметьте, Обращение адресовалось акционерам, т. е. хозяевам нефтяной компании, а не к временным чиновникам-исполнителям. Через месяц мы получили ответ от Правительства РК, а вот письмо от Аджипа пришло через … 5,5 лет, и этот факт является грубейшим нарушением казахстанских законов и Орхусской Конвенции. Суть ответа в следующем. Якобы этой проблемой все были озабочены в 2002-2003 годах, ныне же власти и население согласны (?!) с расположением заводов на Карабатане, и сейчас всем миром осталось решить вопрос … расширения заводов! Это желание консорциума, выдаваемое за действительность, создает предпосылки для новой зоны экологического неблагополучия на пороге г.Атырау. К слову, Карабатан теперь у нас ассоциируется с понятием Кара-бата (черное пожелание).
Мы 3 раза обращались к консорциуму с предложением совместно провести опрос населения, и разумеется получили отказ. Тогда мы сами 3 раза провели анкетирование местных жителей. При опросе 500 жителей в 1999 г. 95% высказались против нефтяных работ на Каспийском море. В 2002 г. из 1233 респондентов 96 % сказали «нет» заводу Аджипа на Карабатане и потребовали его переноса в отдаленный район. На анкету в мае 2007 г. ответили 1058 человек - из них 88,4% вновь сказали «нет» заводам на Карабатане, 75,6% потребовали страховой полис за счет Аджипа, 93,3% проявили гражданскую смелость, т. е. указали свои адреса и лично подписали анкету. Из перечня видно, что все эти вопросы были актуальны не только в прошлом, они сегодня еще более остры и злободневны.
Всем известно, насколько заражена вся округа при очистке ядов из 12 млн. тн. нефти в год на заводе Тенгиза, и поэтому офис и начальство Тенгизшевройла быстро переехали оттуда в г.Атырау, а находящиеся в 30-40 км. поселки и жители были полностью выселены. А что ждет жителей Атырау и других «аулов», когда на заводе Карабатана (в 30 км. от Атырау) будут ежегодно очищать в 2 раза больше нефти, т. е. 20-22 млн. тн?!
Сегодня Аджип намеревается увеличить возможности заводов до 60-70 млн. тн. в год, но это еще не всё. Добычу углеводородов на Каспии планируется увеличить до 130-140 млн. тн. и соответственно настолько же увеличатся мощности нефтеочистительного комплекса на Карабатане. Между тем развитие экономики региона никак не зависит от месторасположения заводов, тем более вблизи г. Атырау. Еще в 2002 г. мы предлагали Аджипу по принципу «из 2 зол - меньшее» расположить заводы в бывшем поселке Каратон (в 200 км. от Атырау), где действует промышленная зона казахстанских компаний и Тенгизшевройла. Там есть все виды коммуникаций, и Аджипу со стороны моря (Кашаган, Актота, Кайран) оставалось только подключится к ним, тем более компания сейчас сама планирует транспортировать нефть на мировой рынок по южным маршрутам Актау-Баку и далее, и даже через Иран.
Как известно, страхование является одним из способов ответственности за определенные события и их последствия, предусматривающее немедленное финансирование ущерба (компенсация). По заверениям представителей консорциума, страховое покрытие «третьим сторонам» якобы соответствует международной практике, однако это туманное обещание ничего конкретного не значит для нас и мы потребовали объяснений. Их ответ - вот если природа или люди пострадают, то нам же надо будет доказать, что все это произошло по вине Аджипа и только затем будут рассматриваться вопросы … возможного страхования и компенсаций. Наши возражения - руководство компании еще не умерло, заводы и скважины не сгорели, но ведь они уже заботливо застрахованы. Мы не кличем беды на их головы, но при первой же катастрофе объекты и люди компании, местные жители, окружающая среда - все погибнут, притом вместе. Так что без всякой неведомой нам международной практики - просто и сейчас обеспечьте страховой полис и Аджипу, и людям Прикаспия!
Игнорирование общественного мнения, тотальное вовлечение в рыночную стихию природной среды и местного населения, притом без его согласия и воли, без страхования их жизни - это начало международного преступления.
М.Хакимов, председатель НПО «Каспий Табигаты»
Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz

 

5720 просмотровНа главную Поделиться:

Подпишитесь и узнавайте о новостях первыми


На главную

Наш WhatsApp номер для новостей:
1 2 3