Атырау, 18 августа 07:57
Днём ясно+34, вечером +27
Курсы Нацбанка: $ 387.05  € 431.48  P 5.85

Дело о рюмке чая в ЦОНе

26 августа 2010 в 00:00
Дело о рюмке чая в ЦОНеДовольно необычный конфликт случился минувшей весной в таком официально-бесстрастном учреждении, как Центр обслуживания населения. Две сотрудницы, уволенные по статье за пьянство на рабочем месте, черед суд добились восстановления на работе. Но хеппи-энд так и не наступил…

ПИЛИ ИЛИ НЕ ПИЛИ?
Основанием для увольнения послужил инцидент в ЦОНе, расположенном в 3 микрорайоне Авангарда. В последний предпраздничный рабочий день 7-го мая начальник отдела кадров Бикамал ИМАНГАЛИЕВА и заместитель начальника операционного отдела Майра КУДАЙБЕРГЕНОВА не застали на своих рабочих местах консультанта Дину СЕЙТАЛИЕВУ и инспектора Сауле АЛИМГАЛИЕВУ. Стрелки на часах показывали 18.15, в то время как по графику их смена начиналась в 14.00 и заканчивалась в 20.00.

Женщин нашли в комнате для технического персонала, где, как утверждало начальство, они распивали спиртное с ещё двумя коллегами – Жазирой КАПСИХОВОЙ и Адильбеком МУХАМЕДИНЫМ.

Кадровик пригласила всех к себе и предложила написать объяснительные. Сейталиева с Алимгалиевой отказались, а Капсихова написала, что все пили чай. Начальник отдела кадров порвала эту объяснительную. Как было потом установлено в суде, с Капсиховой была маленькая дочь, которая плакала, женщина торопилась и была вынуждена письменно оболгать коллег и себя, написав вторую объяснительную. Подошедший директор ЦОНа Мурат САРМАГАМБЕТОВ вызвал полицию. «При этом Сейталиева вела себя грубо и вызывающе», – даст он впоследствии показания в суде.

Прибывший по вызову наряд полиции почему-то отказал директору в его требовании забрать Сейталиеву и Алимгалиеву в вытрезвитель без участия в этом карательном мероприятии участкового. Вызвали местного участкового Нурлыбека ДУЙСЕНГАЛИ, который и отвёз женщин в спецучреждение, где фельдшер Бекбулат КИСИН провёл освидетельствование. «Они вели себя агрессивно, вызывающе и выражались нецензурной бранью», – заявили позже Дуйсенгали с Кисиным в суде.

Работницам ЦОНа определили лёгкую степень алкогольного опьянения после пары выдохов в тестер «Drivesaif». Всё происходящее записывалось на видеокамеру, однако до суда запись не дожила, – стёрли. Как известно, с лёгкой степенью в вытрезвитель «не закрывают», и женщины, едва переступив его порог, тут же по собственной инициативе поехали в наркологический диспансер в Балыкши, где врач-нарколог Амантай ХАРИСОВ поставил абсолютно противоположный диагноз. Индикаторные полоски «Алкотест-Фактор М» для качественного и полуколичественного определения алкоголя в слюне показали отсутствие у них алкоголя.

После праздников 11 мая на работе их уже ждал приказ об увольнении по статье, и женщины оказались в числе безработных. Уволили и Адильбека Мухамедина на основании его объяснительной, а Жазира Капсихова в день инцидента официально находилась в отпуске, потому гнев начальства её как бы миновал.

Вооружившись медицинским заключением из наркодиспансера, Дина Сейталиева и Сауле Алимгалиева наняли адвокатов, обратились в суд и одержали победу. Первым делом Фемида вынесла решение: на работе восстановить, вынужденный прогул оплатить, как и возместить расходы на адвокатов. Приказ об увольнении был так же признан незаконным. Кроме того, частично удовлетворены требования о компенсации за моральный вред.

ВЫТРЕЗВИТЕЛЬ РАБОТАЕТ НЕЗАКОННО?
В суде всплыли любопытные факты. По словам представителя Д. Сейталиевой юриста Рината КУЖАНТАЕВА, фельдшер Кисин не имел права проводить освидетельствование, хоть и прошёл учёбу в областном наркологическом диспансере. Дело в том, что согласно пункту 12-му Инструкции по проведению освидетельствования (утверждена приказом Минздрава за №446 от 11.02.2003), определить, пьян человек или находится под воздействием наркотиков, имеют право только врачи психиатры-наркологи в специализированных кабинетах наркологических организаций. Участие же в этом деле обученного фельдшера допустимо лишь в сельской местности, в глубинке, «при значительной удалённости от медицинских организаций, фельдшерских пунктов, не имеющих в штате врачей». А город Атырау не сельская местность.

Факт отсутствия у Кисина необходимого сертификата в этой области подтверждается актом проверки, проведённой областным департаментом контроля качества медицинской и фармацевтической деятельности.

Более того, Приложение №00056 к лицензии ЛП 00040 DR, выданной медицинскому вытрезвителю ДВД, содержит разрешение только «на срочную и скорую медицинскую помощь» и ни слова о каком-либо освидетельствовании. Это тоже отражено в акте департамента контроля. Также у суда возникли сомнения насчёт паспорта тестера дыхания «Drivesaif», поскольку в нём нет сведений о регистрации в установленном порядке, а также разрешения на применение на территории Казахстана.

Фактически всё это говорит о том, что все клиенты вытрезвителя за какой-то определенный период помещены туда незаконно! Все, кроме водителей, которых автоинспекторы сначала везут на освидетельствование в наркологию, а уж потом отдыхать в вытрезвитель. Если это так, то, получается, прокуратуре впору приостановить работу «трезвяка». Но это к слову…

«НАМ ПРОСТО МСТЯТ»
Итак, процесс в суде первой инстанции выигран, тем более что решение суда в части восстановления в прежних должностях и оплате вынужденного прогула подлежит немедленному исполнению – независимо от того, будет проигравшая сторона обжаловать судебный акт или нет. Казалось, можно спокойно вернуться на своё рабочее место, но и тут нашелся камень преткновения. «Приказ о восстановлении оформлен ненадлежащим образом, то есть формально, – утверждает Р. Кужантаев. – Оплата за вынужденный прогул вопреки решению о немедленном исполнении была произведена только спустя две недели».

Возникает резонный вопрос – зачем руководству ЦОНа так прессовать своих подчинённых? В чём причина? Как утверждает консультант Дина Сейталиева, ларчик открывается довольно просто. В сентябре прошлого года бунтовали работники Центра обслуживания населения №1 по улице Баймуханова, недовольные сменой руководства (читайте "Мятежный ЦОН"). «Из нашего ЦОНа под петицией подписались 12 человек, - говорит Сейталиева. – А на сегодняшний день из 12 остались только трое, в том числе я и Сауле Алимгалиева, всех остальных красиво выпроводили. А тогда, 7 мая, мы действительно пили чай в служебном помещении, поскольку в этот предпраздничный день посетителей практически не было».

Сейчас обе восстановленные на работе женщины утверждают, что якобы испытывают психологическое давление со стороны своего руководства. «Нам ясно дали понять, что работать здесь не дадут», – заявили они и написали жалобы акиму области, в прокуратуру, департамент труда и соцзащиты населения, а также на имя председателя дисциплинарного совета по делам госслужбы.

К сожалению, директор ЦОНа Мурат Сармагамбетов не пожелал комментировать ситуацию. «Решение суда ещё не вступило в законную силу, и я буду его обжаловать», – сказал он.
Лев ГУЗИКОВ
Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz

 

5172 просмотраНа главную Поделиться:

Подпишитесь и узнавайте о новостях первыми


На главную

Наш WhatsApp номер для новостей:
1 2 3 4