Атырау, 6 декабря 02:40
 ясноВ Атырау -8
$ 469.17
€ 495.07
₽ 7.56

В двух атырауских колониях нет места для Макса и Талгата

Фото Видео
18 126 просмотров


В четверг, 18 января, в Алматинском районном суде г. Астаны началось рассмотрение гражданского дела о незаконности направления осуждённого общественного деятеля, жителя Атырау Макса БОКАЕВА в учреждение ЕС 164/3 г. Петропавловск (СКО). Заявление в суд подано от имени его матери Рахили КОЖАСОВОЙ и сестры Жанаргуль БОКАЕВОЙ.

Слушание было назначено на 16.00, к этому времени в вестибюле суда собралось немало активистов, пришедших поддержать Макса и понаблюдать за процессом. Кто-то из охраны спросил у собравшихся, откуда они узнали о судебном процессе. Естественно, вопрос вызвал недоумение, и никто из присутствующих особо не придал ему значения.

Слушание проходило под председательством судьи Даурена БАЙМЕНОВА, интересы Макса Бокаева представляли адвокат Алматинской областной коллегии адвокатов Айман УМАРОВА и Жанаргуль Бокаева.

Это не первый процесс по данному делу. По словам адвоката, в декабре было несколько слушаний по этому вопросу. Родственники считают, что решение Комитета уголовно-исполнительной системы (КУИС) МВД РК о направлении Макса в колонию на север республики незаконно, и требуют вернуть его обратно, в учреждение Атырауской области, где он изначально отбывал наказание, или в близлежащие учреждения в соседних западных областях. Представители КУИС утверждают, что на тот момент в колонии Атырауской области не было свободных мест.


Сестра Макса Бокаева Жанаргуль БОКАЕВА и адвокат Айман УМАРОВА

По словам адвоката Умаровой, в случае отсутствия мест в учреждениях Атырауской области, Бокаева должны были направить в учреждения близлежащих областей – Актюбинской или Западно-Казахстанской.

Маршрут этапирования Бокаева из Атырау в Петропавловск включил пересечение более трех областей, а срок этапирования составил около месяца: с 27 января по 25 февраля 2017 года, – говорит она.

На суде представитель ответчика старший оперуполномоченный по особо важным делам Комитета УИС Кайрат АСЫЛ также подтвердил, что на момент направления Макса Бокаева в колонию СКО (25 января 2017 года) в учреждениях Атырауской области имел место перелимит. Однако подтверждающая справка о перелимите в материалах дела датирована 26 декабря 2017 года. На это несоответствие обратила внимание адвокат Умарова.


Старший оперуполномоченный по особо важным делам Комитета УИС Кайрат АСЫЛ

Мы изучили ваш отзыв, в нём говорится, что поскольку не было мест в учреждениях в Атырау, он был направлен в Северо-Казахстанскую область. В учреждение ЕС-164/3 Макс Бокаев был направлен 25 января 2017, а из вашей справки следует, что вы даете численность осужденных на 26 декабря 2017 года. Скажите, пожалуйста, какое отношение имеют эти данные, полученные спустя 11 месяцев? – спросила Умарова.

Первоначально заседание по этому процессу было назначено на 27 декабря, для того чтобы представить суду актуальные данные о перелимите на тот момент, были взяты данные на предыдущий день, т. е. 26 декабря. Но на 25 января 2017 года перелимит также имел место, – ответил К. Асыл.

В подтверждающих справках КУИС о перелимите в колониях Атырауской области речь идет о двух учреждениях: УГ-157/1 и УГ-157/9.

Согласно приговору, Макс Бокаев должен был отбывать наказание в учреждении общего режима (средней безопасности). Оба учреждения в Атырау (УГ-157/1 и УГ-157/9) соответствуют этим требованиям. На момент этапирования в СКО Макс находился в следственном изоляторе УГ-157/1. По словам адвоката, это учреждение смешанной безопасности, там могут находиться и арестованные, и осужденные до 5 лет. Согласно справке КУИС, которую они представили суду, там было 162 свободных места.

По словам Умаровой, КУИС обязан был предоставить суду справки о количестве осужденных в учреждениях Атырауской области на момент вступления приговора в законную силу, т. е. с 20 января 2017 года. С соответствующим ходатайством она обратилась к суду.

Второе ходатайство также касалось истребования доказательств. По словам адвоката, в материале дела имеются справки, предоставленные КУИС, о местах передвижения Макса Бокаева в период этапирования в СКО, однако в справке не указывается учреждение, где он был этапом в Алматы.

– Эти справки о том, как он двигался. Здесь указывается учреждение 157/1, где он изначально находился, потом идет АК 159/1. Это что?– спросила адвокат, обращаясь к представителю КУИС.

Это следственный изолятор, г. Караганда. У нас нет возможности переправлять его напрямую в СКО, в этих учреждениях (обозначенных в справке. – Прим. С.Т.) находятся транзитные пункты для осужденных, которые ждут определенного конвоя национальной гвардии.

Если в вашей справке указан маршрут его транзитного передвижения, почему здесь нет учреждения ЛА-155/1 в Алматы? Он ехал этапом также через Алматы, я сама у него была несколько раз на свидании, поэтому мне удивительно, почему в этой справке нет этих данных?

– Я уточню, – ответил представитель КУИС.

Умарова обратилась с ходатайством о предоставлении полных данных о маршрутах передвижения в период этапирования в СКО.

Оба ходатайства суд удовлетворил.

***

По поводу направления Макса Бокаева в учреждения Актюбинской или Западно-Казахстанской области, представитель КУИС сказал, что у него нет сведений, обращались ли к нему с таким ходатайством.

На момент обращения матери осужденного Кожасовой Рахили Хасеновны в КУИС 4 сентября и 6 сентября, в заявлении не было ни слова, чтобы направить Бокаева в альтернативное место наказания. Там было четко написано – в Атыраускую область. Поэтому и ответы были даны в этих же рамках. На момент рассмотрения обращения в  учреждении УГ-157/9 имелся перелимит, – сказал он.

Однако Умарова ответила, что мать Бокаева не должна заниматься вопросами социализации осужденных. Если в заявлении она не указала о переводе сына в близлежащие области, то начальник КУИС сам должен смотреть на Уголовно-исполнительный кодекс и решать, а не отправлять осужденного в совсем отдаленную область.

***

Третье ходатайство об обращении в Конституционный совет РК с представлением о признании части 4-1 статьи 88 Уголовно-исполнительного кодекса (УИК) неконституционной.

Адвокат зачитала краткую фабулу:

Согласно приговору, местом отбывания наказания установлена  исправительная колония общего режима – учреждение средней безопасности. Первоначально местом отбывания наказания установлено учреждение средней безопасности Атырауской области УГ-157/9, уведомление от 25 января 2017 года. Вместе с тем по неизвестным причинам Бокаев был направлен 27 января 2017 года в учреждение средней безопасности ЕС-164/3 СКО, уведомление от 30 января 2017 года. Заявители обратились в КУИС с обращением о переводе Макса Бокаева в учреждение средней безопасности УГ-157/9 Атырауской области по месту поддержания социально-полезных связей. В ответе КУИС от 6 сентября 2017 года отказывает, ссылаясь на часть 4-1 статьи 88 УИК.

По словам адвоката, часть 4-1 ст. 88 УИК говорит, что если у осужденного имеется нарушение, переводить его в другие учреждения нельзя.

В Петропавловске Максу Бокаеву дали выговор за то, что он не пошел на зарядку и не стал ее делать на морозе, – говорит Умарова. – Хотя у него на руках имеется заключение врача, где указано, что ему нельзя бывать на холоде и переохлаждаться. Он готов был подчиниться и делать зарядку внутри, в помещении, но они, тем не менее, дали ему выговор. Теперь КУИС говорит, что его нельзя переводить, ссылаясь на эту часть 4-1 ст. 88.

Мы считаем, что здесь идет противоречие, с одной стороны в УИК говорится о поддержании социальных связей осужденного, с другой – идет взыскание. По нашему мнению, часть 4-1 ст. 88 незаконна, т. к. есть статья 95 УИК, которая прямо говорит, что для поддержания социальных связей, осужденные должны отбывать наказание в местах, где они жили или вблизи. В уголовно-исполнительном законодательстве принцип отбывания наказания с учетом именно поддержания социально-полезных связей является главенствующим. Оценка поведения осужденного по природе является субъективной и следующее из нее последствие в виде запрета КУИС не согласуется с конституционными целями, – зачитала адвокат, ходатайство.

Судья ответил, что насчет третьего ходатайства суд решит в совещательной комнате. Заседание было отложено на 25 января.

Во время заседания через интернет-связь пытались дозвониться до колонии, где отбывает наказание Макс Бокаев, однако по техническим причинам связь прервалась. Судья сказал, что на следующее заседание Макс будет этапирован из колонии в г. Петропавловск, где с помощью интернет-связи он сможет участвовать в судебном процессе.

Как сказала адвокат корреспонденту «АЖ», на сегодня в Петропавловске рассматривается еще одно дело по заявлению Макса Бокаева:

Он обжаловал выговор, который ему дали за то, что он не вышел на мороз делать зарядку. Судья Петропавловского городского суда Жанибекова вынесла решение о том, что это незаконно. Вообще такие вещи приравниваются к пыткам. Судья Жанибекова вынесла решение о направлении заявления к прокурору Северо-Казахстанской области на проверку: имеют ли место пытки, жестокое обращение и, естественно, проверить действия самих сотрудников. Это дело в процессе.

Что касается здоровья Макса: по словам его сестры, у него проблемы с ногами, он хромает, врачи говорят, что это связано с проблемами позвоночника.

Напомним, 20 января 2017 г. апелляционная коллегия Атырауского областного суда оставила в силе приговор суда первой инстанции в отношении гражданских активистов Макса Бокаева и Талгата АЯНА, осуждённых за организацию «земельныx митингов» к 5 годам лишения свободы каждый. Талгат, ранее также отбывавший наказание в колонии СКО, в данный момент находится в учреждении Актюбинской области. Это за тысячу километров от родного Атырау, но все же не дальний север.




Сауле ТАСБУЛАТОВА, соб. корр. «АЖ», г. Астана

Фото и видео автора

22 января 2018, 10:33

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz