Атырау, 18 сентября 12:23
Днём ясно+26, вечером +21
Курсы Нацбанка: $ 385.42  € 424.58  P 6.00

Cобака на сере

30 ноября 2007 в 00:00
Споры вокруг тенгизской серы идут чуть ли не с первого дня освоения месторождения. Опасна она или нет? Задай этот вопрос любому рабочему на Тенгизе – он однозначно ответит «да». Без научных подтверждений и навороченных аппаратов. Просто нос чувствует. Однако, наше правительство созрело для обсуждения проблемы только недавно.
Исследования по оценке воздействия открытого хранения тенгизской серы на окружающую среду были начаты в прошлом году по инициативе двух министерств: энергетики и минеральных ресурсов и охраны окружающей среды (МЭМР и МООС). Тогда был создан Координационный Совет, в который вошли представители МЭМР, МООС, НК «Казмунайгаз», министерства здравоохранения, МЧС, акимата области и ТШО.
Задача столь солидного по составу – Координационного Совета – контроль, рассмотрение и утверждение результатов работы. Задача ТШО – организация и финансирование работ, а также обеспечение международной, государственной и общественной экспертизы. Цель оценки – найти альтернативные варианты долгосрочного хранения серы.
К проекту выполнения ОВОС были привлечены 5 казахстанских институтов, они провели экологические, химические, технические, медицинские и юридические исследования. Такие глобальные исследования серы в Казахстане не проводились еще ни разу. Тем солиднее выглядели научные выкладки, представленные общественности на слушаниях 21 ноября в гостинице «Ренессанс». Вкратце о важных моментах.
ЭТОТ ПРОТИВОРЕЧИВЫЙ МГУ

Есть или нет меркаптаны в сере? Данный вопрос выяснял отечественный институт химии, который провел химический анализ образцов тенгизской серы непосредственно в лаборатории ТШО на Тенгизе, в родном институте, а также в аналитическом центре МГУ им. Ломоносова. Вот их заключение: «Многочисленные химические анализы не определили присутствие каких-либо меркаптанов».
Напомню, в 2000 году НПО «Каспий табигаты» по собственной инициативе провел аналогичные исследования в МГУ, результаты московских химиков тогда были прямо противоположны нынешним. Почему? Присутствовавшая на слушаниях представитель ОО «Демос», член коалиции “Нефтяные доходы под контроль общества” Тогжан КИЗАТОВА задала этот вопрос руководителю проекта института химии Марату ФАСХУТДИНОВУ.
М.Ф.: Я видел этот протокол, там действительно было показано высокое содержание меркаптана в сере – порядка 0,8%. Я связывался с аналитическим центром МГУ по поводу этого протокола, те официально отказались признать, что анализы были сделаны ими. Позже, когда мы параллельно проводили анализы, я беседовал с экспертом, который раньше проводил аналогичные анализы. Он сказал, что образец серы действительно был, но оранжевого цвета. Он также сказал, что это не характерно для серы, которая получается при очистке нефти и газа. Наши образцы все лимонно-желтого цвета. Мы 4 раза повторяли анализы – меркаптанов не обнаружили.
Т.К.: Я сама лично везла эту серу в Москву, тогда я была председателем профкома ТШО и сама попросила ребят, работающих на серных картах, собрать серу. В МГУ трое суток выпаривали серу и обнаружили меркаптан.
По поводу сероводорода в сере выводы казахстанских учёных были примерно такие же: «Концентрация сероводорода в воздухе никогда не достигнет опасных величин при открытом блочном хранении серы».
Однако, ни для кого не секрет, что особенность тенгизской серы именно в высоком содержании сероводорода. Именно поэтому в своё время были установлены блоки дегазации (очистка серы от сероводорода). Но, по мнению экспертов, из-за частого выхода оборудования из строя на серные карты зачастую попадает «грязная» сера.
КАРАТОНЦАМ НАДО СПОРТОМ ЗАНИМАТЬСЯ

Оценку воздействия открытого хранения тенгизской серы на здоровье рабочих ТШО и местного населения провел институт общественного здраво-охранения. В отчете были приведены результаты исследования состояния здоровья жителей села Жана Каратон Жылыойского района, расположенного вблизи зоны хранения серы (основная группа) в сравнении с селами Доссор Макатского района (в котором добывается малосернистая нефть) и Махамбет Махамбетского района, значительно удаленного от Тенгизского месторождения (контрольная группа). По результатам медицинских осмотров, среди населения Жана Каратон, Доссор и Махамбет на первом месте стоят болезни органов пищеварения, на втором – заболевания сердечно-сосудистой системы и на третьем – органов дыхания. Самыми высокими факторами риска для жителей этих населенных пунктов признаны сердечно-сосудистые заболевания. По мнению ученых института, связано это главным образом с... курением, употреблением алкоголя, психологическими факторами и избыточной массой тела. Словом, сами виноваты.
СЕРНАЯ ПЫЛЬ СТОЛБОМ

В результате проведенных исследований не обнаружили серу ни в воздухе, ни в почве, ни в воде: «Открытое хранение серы не оказывает существенного негативного воздействия на компоненты окружающей среды за пределами санитарно-защитной зоны».
В качестве возражения один из участников слушаний привел простой пример: «Я замечал, если едешь мимо серной карты на белой машине, то одна сторона машины – со стороны серных площадок – покрывается слоем желтой пыли. Перенос серы по воздуху всё же есть, и это не надо подтверждать научными исследованиями». Между прочим, к такому же выводу пришел и Казахский институт нефти и газа (КИНГ). Его задача в проекте – проанализировать и обобщить результаты институтов: «Результаты комплексного исследования в целом свидетельствуют о наличии влияния серных карт на окружающую среду и здоровье населения. Исследователи допускают или признают, что увеличение объемов производства и хранения серы приведет к росту экологических нагрузок и риска для здоровья населения».
Муфтах ДИАРОВ: «Дискуссии о том, вредна тенгизская сера или нет, могут продолжаться еще 5 лет. Одни данные будут противоречить другим. Поэтому ТШО нужно искать альтернативные методы долгосрочного хранения серы».
ОСОБЕННОСТИ ТЕНГИЗСКОЙ ТОРГОВЛИ

По данным ТШО, сегодня на серных картах Тенгиза накопилось 8,5 млн тонн серы (40% от всей хранящейся в мире серы!). К 2030 году этот объем может увеличиться до 58 миллионов тонн. Наряду со спорами о вреде или безопасности открытого хранения возникает и другой – считать серу отходом производства или попутным продуктом? На первом настаивает министерство охраны окружающей среды и продолжает «лупить» с ТШО многомиллионные штрафы. В свою очередь ТШО продолжает настаивать, что это попутный продукт, и пытается его продавать... но как-то странно. «К нам неоднократно обращались представители малого и среднего бизнеса, которые хотели реализовать серу, – сказал на слушаниях заместитель акима области Сарсенбай ЕНСЕГЕНОВ. – Но ТШО под разными предлогами отказывал. На нас выходили предприниматели из Китая, которые хотели купить казахстанскую серу. Мы устроили им встречу с представителями ТШО. Но позже узнали, что ТШО не захотел с ними сотрудничать. А китайцы всё-таки нашли серу, но не у нас, а в Канаде».
Возвращаясь к теме слушаний, замакима предложил создать в Казахстане институт по изучению серы: «Чтобы был признанным в мире и не зависел от средств нефтяных компаний. А ТШО необходимо искать альтернативные варианты хранения, в противном случае речь пойдет о приостановлении деятельности предприятия».
КОМУ СИДЕТЬ НА ЧЁРНОМ ХЛЕБЕ

Результаты слушаний получились весьма благоприятными для ТШО. Никаких выводов, способных подмочить репутацию этой компании, ученые-исследователи не выдали. Тем более странно на этом фоне звучали настойчивые требования замакима области, представителя МЭМР, депутатов и экологов «искать альтернативные способы хранения». После общественных слушаний представитель ОО «Демос» Тогжан Кизатова высказала свое мнение по этому поводу:
«На мой взгляд, это был организованный накат на ТШО со стороны акимата. Выступления НПО, представителя партии «Нур Отан», в том числе депутата Жылыойского района, который сказал, что лучше мы будем сидеть на воде и хлебе, – все эти выступления были подготовлены. Ведь ни один институт не доказал, что открытое хранение серы вредно, так же, как не доказал и обратное. Сейчас мы не можем сказать, что влияет на наше здоровье – открытое хранение серы, аварии или нефтепровод. Я не защищаю ТШО, просто в данном вопросе нужна объективность, а не чьи-то интересы. Между прочим, многими институтами были сделаны нормальные выводы. Эти исследования нужно продолжать. Ведь если на то пошло, это народ будет сидеть на черном хлебе, а не провластные депутаты».
Сауле ТАСБУЛАТОВА


P.S.
«Результаты исследований показали, что в Жылыойском районе в сравнении с Макатским и Махамбетским районами население чаще страдает от болезней: системы кровообращения в 2 и 3 раза; нервной системы – в 2,5 и в 6 раз; опорно-двигательного аппарата – в 1,5 и в 5,5 раза; эндокринными заболеваниями – в 1,5 и в 4 раза.
Сравнительное изучение состояния здоровья рабочих показывает, что у лиц, имеющих контакт с серой и её соединениями, достоверно чаще выявляются отклонения в работе опорно-двигательного аппарата, а также головокружение, быстрая утомляемость, снижение памяти, раздражительность и симптомы вегето-сосудистой дистонии, особенно в летнее время. В летнее время у работников, занятых на серных картах, достоверно установлено превышение частоты и риска заболеваний глаз (конъюнктивиты, кератоконъюнктивиты и аномалии рефракции) в сравнении с другими рабочими ТШО, не имеющими непосредственного отношения к производству и утилизации серы.
(Из отчета Института общественного здравоохранения)


P.P.S. ВОПРОСЫ К ПРЕДСТАВИТЕЛЯМ ТШО
- Почему бы не наладить закачку серы обратно в пласты?
- Данные работы ведутся. В настоящее время рассматривается необходимая технология, изучаются сами пласты, а также вопрос переработки серы в шлам.
- Сколько нужно времени, чтобы ликвидировать серные карты на Тенгизе?
- В прошлом году мы продали 1 миллион 698 тысяч тонн серы. В этом году планируем довести объемы реализации до 2 миллионов, в следующем году – на 250 тысяч тонн больше. С каждым годом продажа будет увеличиваться.
- Существует технология применения серы в строительстве автодорог...
- В свое время мы первые построили на Тенгизе 500 метров пилотной дороги с добавлением серобетона. Однако сегодня её компоненты удорожали, серобетон становится дороже асфальта. Поэтому строить дороги из серобетона экономически нецелесообразно.
- Возможно ли теоретически, что серу в Канаде могут признать отходом производства (вопрос Питеру Кларку, представителю института Альберты по исследованию серы в Калгари)?
- Сера никогда не рассматривалась в качестве отхода. Другое дело – её количество: когда у нас её накопилось 25 млн тонн, мы забеспокоились. Но потом мы начали её продавать. Что касается хранения, то на этот счет у нас есть нормативно-правовые акты.
Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz

 

5946 просмотровНа главную Поделиться:

Подпишитесь и узнавайте о новостях первыми


На главную

Наш WhatsApp номер для новостей:
1 2 3