Атырау, 22 августа 01:36
Утром ясно+33, днём +38
Курсы Нацбанка: $ 386.05  € 428.25  P 5.84

Война объявлена, но мосты не сожжены

15 ноября 2007 в 00:00
Война объявлена, но мосты не сожженыМы продолжаем тему, начатую в прошлом номере «Республики»: насколько казахстанское общество доверяет заявлениям бывшего зятя президента. В прошлый раз мы привлекали к обсуждению этой темы политиков, а сегодня в нашем разговоре принимают участие политологи. Итак, вопрос прежний: верите ли Вы Рахату Алиеву?
«ЭТО – ИНФОРМВОЙНА»

Досым САТПАЕВ, политолог:
- Отвечая на ваш вопрос, я исхожу из того, что Рахат Алиев, по сути, объявил информационную войну действующему президенту и его окружению, а как гласит известный афоризм, первой жертвой любой войны является именно правда. Поэтому, конечно, ко многим заявлениям Алиева следует относиться с определенной долей скепсиса, ведь он является лицом, крайне заинтересованным в том, чтобы сейчас по максимуму дискредитировать главу государства и ту часть элиты, которую он, скажем так, винит в своей опале. Это во-первых.
А во-вторых, я бы, говоря о доверии либо недоверии Рахату Алиеву, обозначил два аспекта этого вопроса. Я ему не верю как политику, который сегодня пытается надеть на себя демократический сюртук и тем самым сыграть на неком контрасте: он – борец за демократию, из-за чего попал в немилость, и теперь борется как Дон Кихот с ветряными мельницами. Но всем известно, какова политическая карьера Алиева и его вклад в развитие существующей авторитарной системы.
Однако я верю в то, что Рахат является носителем довольно ценной компрометирующей информации, которая в его руках становится мощнейшим инструментом давления. То есть в этом плане к нему можно относиться с доверием именно как к источнику информации, довольно пикантной, довольно деликатной и довольно скандальной. И это мы, кстати, наблюдаем в последнее время.
Я думаю, он будет делать ставку именно на это – использование компромата как инструмента влияния на политическую элиту Казахстана. Война объявлена, но Алиев не собирается сжигать полностью все мосты.
Если бы он хотел это сделать, то весь объем компромата, которым он располагает, был бы «слит» в первые же дни его опалы. Но поскольку он его придерживает, следовательно, в его руках действительно есть козыри, и он готов торговаться.
И слова Рахата Алиева, сказанные в интервью вашей газете, точнее, намеки, сделанные им о его возможном участии в судебном процессе по «Казахгейту», о скором появлении книги «Крестный тесть» с некими пикантными подробностями, есть не что иное, как сигнал, что он все-таки намерен вести торг. Он ведет свою игру, начиная показывать зубы – и довольно острые!
Что касается блокирования сайтов и запрета печатать его интервью – это все равно, как пытаться остановить речной поток с помощью сита. Если информация представляет интерес, она будет распространяться – любыми способами, независимо от того, какие бы репрессивные меры не предпринимались, чтобы это запретить. И вообще, эти попытки запрета, мягко говоря, странные.
Ну, сколько раз нужно наступить на одни и те же грабли, чтобы научиться их обходить?! Чем больше что-то запрещают, тем больше этот «запретный плод» начинает пользоваться популярностью. И чем сильнее давление, тем сильнее становится противодействие ему. Мы уже видели это на примере блокированных сайтов, число посетителей которых выросло сразу же в разы. И я думаю, что подобные меры приведут к тому, что тиражи газет, оказавшихся под прессингом, тоже резко увеличатся.
«ЭТО, СКОРЕЕ, ТОРГ…»

Берик АБДЫГАЛИЕВ, политолог:
- Я, может быть, хотел бы поверить Рахату Алиеву, но не верю, потому что слишком много негатива связано с его именем. Сейчас против него действуют теми же методами, которыми он раньше пользовался против бизнесменов, политических конкурентов, независимых СМИ. Не зря Алтынбек САРСЕНБАЕВ предупреждал, что возвращение Рахата – это война. Но надо отдать должное Алиеву: он за пару месяцев напряг внутриполитическую ситуацию так, как оппозиция не могла этого сделать за два года.
В то же время я уверен, что Алиев пока всего лишь торгуется. Выброс компроматов, разные намеки на другие «бомбы» – это скорее игра, а точнее, торг. Он хочет, чтобы с ним договаривались. В конечном итоге все может оказаться блефом. Поэтому не хочется быть участником чужих игр, поскольку, если ты веришь кому-то из представителей противоборствующих сторон (Рахату или власти), то начинаешь играть в их игру.
Если обвинение уверено в своих доказательствах, то нужно провести открытый суд и «добить» Рахата. Иначе у людей сложится недоверие к решению суда, как это было при приговорах Аблязову, Жакиянову, Дуванову и многим другим. Рахат в таком случае может обрести образ мученика, одинокого батыра, который боролся с Системой. В истории масса примеров, когда палачи становились героями.
Я еще хотел бы добавить, что взаимоотношения Рахата и власти – это не отношения оппозиции и власти, а всего лишь продолжение внутриэлитных, скажем так, корпоративных разборок. При этом противоборствующие группировки наверняка будут искать союзников, и Рахат, просчитав это, решил использовать протестные настроения в своих целях. Поэтому, как мне кажется, нам не стоит вмешиваться в эти интриги и принимать чью-либо сторону.
«ОН МНОГО ЗНАЕТ, НО…»

Николай КУЗЬМИН, политолог:
- Заявления, с которыми Рахат Алиев выступал в последние два месяца, имеют определенную цель – они больше похожи на рекламные или маркетинговые акции. Он, делая эти заявления, преследует личные интересы, понятно, какие. А я считаю, что любые заявления, сделанные в собственных интересах, будь то заявления банков о том, что они дают кредиты якобы под 20%, хотя на самом деле процент гораздо выше, будь то заявления нашего статагентства, что инфляция в стране составила 2%, хотя товары и услуги подорожали в два раза, не заслуживают доверия изначально.
Мой жизненный опыт подтверждает, что подобные заявления, даже сделанные самыми ответственными людьми и самыми ответственными учреждениями, должны восприниматься с немалой долей скепсиса. Собственно, народная житейская логика давно установила, что как только, допустим, глава Нацбанка сообщит, что деноминации не будет, значит, она будет обязательно! А если, скажем, член правительства заявит, что приняты все меры к тому, чтобы подсолнечное масло продавалось во всех магазинах по всей стране, значит, надо срочно бежать в магазин и запасаться подсолнечным маслом!
То же самое и с Рахатом Алиевым. При этом я считаю, что он обладает очень большим объемом, скажем так, эксклюзивной информации. Он много знает о жизни и делах казахстанской правящей элиты – о тех делах, которые скрыты от публики, но которые представляют собой то, что называют иногда реальной политикой.
Не секрет, что в странах Запада закулисная политика не может быть абсолютно скрыта – в силу, кстати, особого положения СМИ, которые имеют очень большие права. У нас же СМИ, как свидетельствуют последние события, совершенно бесправны.
Конечно, я не хочу сказать, что все сказанное им – ложь. Безусловно, его заявления сделаны с учетом той информации, которой он владеет, но доверия они не вызывают, поскольку я не вижу принципиальных различий между ним и другими фигурами из политического истеблишмента Казахстана.
«Республика»

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz

 

4143 просмотраНа главную Поделиться:

Подпишитесь и узнавайте о новостях первыми


На главную

Наш WhatsApp номер для новостей:
1 2 3 4