Атырау, 24 августа 05:02
Утром ясно+31, днём +33
Курсы Нацбанка: $ 386.04  € 427.77  P 5.88

Хозяином базы ПВО России был нетрезвый скупщик икры?

15 ноября 2007 в 00:00
Хозяином базы ПВО России был нетрезвый скупщик икры?В Атырауском городском суде №2 завершился судебный процесс по делу о «военной икре». Единственный подсудимый – гражданин Российской Федерации Роман Яковлев – приговорён к 2 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима. Детали этого необычного дела весьма любопытны. Вот позиции сторон.
ГДЕ ПРЕСТУПНАЯ ГРУППА?

Итак, весной этого года областной Департамент КНБ распространил пресс-релиз, где сообщил об успешной совместной операции со своими российскими коллегами из Управления ФСБ по Волгоградской области. А именно: 30 апреля близ села Ганюшкино была остановлена автомашина «Ниссан», в салоне которой обнаружено 589 стеклянных и жестяных банок с чёрной икрой общим весом 108 кг. Самое интересное заключалось в том, что подпольный цех по закатке икры располагался на территории российской воинской части ПВО Министерства обороны РФ, дислоцированной в нашей области на берегу Урала, рядом с селом Акжар, в 20 километрах от Атырау. В столовой и на продовольственном складе воинской части были обнаружены мини-цех по расфасовке икры, четыре специальных станка, банки с надписью «Caspian Caviar», весы и 74 кг готовой икры, расфасованной по банкам. Кроме того, на территории части был задержан якобы организатор преступной группы (Р. Яковлев), который, к слову, к воинской службе не имел никакого отношения. Возбуждено уголовное дело по статье «Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путём». После окончания следствия на скамье подсудимых из всей преступной группы оказался лишь 29-летний Яковлев.
ИНФОРМАЦИЯ ОБ ИКРЕ ПОСТУПИЛА ИЗ ФСБ

По версии следствия, отражённой в обвинительном заключении, в Департамент КНБ ещё в октябре 2006 года поступила оперативная информация из УФСБ по Волгоградской области о том, что житель Атырауской области некий А. Ержанов занимается скупкой чёрной икры и её контрабандным вывозом в Волгоград. А покупателями выступают жители этого города – Николай Петрович Яковлев и Роман Николаевич Яковлев. В связи с этим спецслужбы двух стран начали обмениваться информацией для пресечения контрабандного канала.
Далее была получена информация, что скупкой осетровой рыбы и икры на территории нашей области занимается житель Атырау Александр Колесник. Также была выявлена его связь с жителями Волгограда Романом Яковлевым, Николаем Яковлевым и Алексеем Крамаренко.
«В ходе прослушивания телефонных разговоров А. Колесника и А. Крамаренко ранее полученная оперативная информация нашла своё подтверждение. В частности, были получены данные о том, что они организовали на территории Атырауской области два пункта переработки икры», говорится в обвинительном заключении. Один пункт – дома у Александра Колесника, второй – в российской воинской части, и что заготовкой икры занимаются посменно, вахтовым методом, Роман и Николай Яковлевы, Алексей Крамаренко, а также Дмитрий Еремеев и некий Толян.
ИКРА, АКАДЕМИЯ И ДОН КАРЛЕОНЕ

30 апреля сотрудники ДКНБ нагрянули с обыском домой к Александру Колеснику, где нашли с полтысячи крышек для банок с надписью «Caspian Сaviar» и рыбацкие принадлежности. В этот же день следственно-оперативная группа осмотрела воинскую часть, где в столовой нашли коробку с банками икры, много пустых банок и крышек, сито, соль, станки для закрутки. В части задержали и Романа Яковлева, находившегося в нетрезвом состоянии.
Колесник первоначально подтвердил, что Яковлев, Еремеев и Крамаренко арендовали у него во дворе времянку, где закатывали икру. 27 апреля он попросил их съехать со двора и помог перевезти в часть 12 коробок с расфасованной икрой. На очной ставке с задержанным Яковлевым Колесник отказался от своих показаний.
Эти двенадцать коробок со всем содержимым добровольно выдал командир части Александр Леонов во время вторичного визита (3 мая) оперативников на базу ПВО. На допросе в следственном отделе ДКНБ командир сообщил, что отец и сын Яковлевы якобы ещё весной 2004-го предложили ему открыть мини-цех по заготовке икры в обмен на содействие в поступлении его дочери в Волгоградскую Архитектурную Академию. Он согласился. Икрой «банковали» в столовой части, в основном приезжал Алексей Крамаренко с парой подручных. Товар чаще всего вывозил на автомашине ГАЗ-66 водитель по имени Александр в сопровождении некоего Олега по кличке “Карлеоне”.
Машина, оборудованная тайником, степными дорогами шла в обход таможенных и пограничных постов до Волгограда. По словам Леонова, 28 апреля в часть приехали Роман Яковлев, Крамаренко, ещё двое и попросились остановиться на два-три дня.
Такова версия следствия, в ходе которого опрашивались в качестве свидетелей и служащие воинской части. Показания же самого Яковлева, данные на первом допросе, перекликались с показаниями остальных фигурантов дела, однако в дальнейшем он отказался от них, заявив, что сотрудники ФСБ И ДКНБ в буквальном смысле слова выбили их.
«А ПОТОМ ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ УДАРИЛСЯ ГОЛОВОЙ О ПОЛ, И ТАК 12 РАЗ ПОДРЯД…» (из протокольных шуток)

Теперь слово стороне защиты. Это общественный защитник Наталья Яковлева, адвокаты Евгений Страхов (Волгоград) и Тамара Джубанышева. По словам Яковлевой, материалы уголовного дела не только составлены и добыты с грубейшими нарушениями норм уголовно-процессуального кодекса, но и сфальсифицированы. Итак:
- Роману Яковлеву в течение пяти суток не предоставлялись ни адвокат, ни звонок на родину, ни медицинская помощь. Протокол допроса, составленный без участия адвоката, не может быть признан законным, равно как и показания, изложенные в нём, к которым стоит отнестись с большим сомнением;
- задержанному, находящемуся в состоянии алкогольного опьянения средней тяжести, не дали возможности прийти в себя. Опера тут же приступили к допросу, в результате которого Яковлев якобы лишился зуба. О медицинской помощи тоже не было и речи. Об аресте иностранного гражданина почему-то не уведомили консула Российской Федерации в РК;
- суд не счёл нужным удовлетворить ходатайство защиты о назначении судебно-медицинской экспертизы по поводу возможного избиения. Почему у задержанного разбито лицо, на это «пролил свет» прокурор Казбеков, дав в суде свидетельские показания, что Яковлев в ходе задержания неожиданно рванул к окну, где его повалил оперативник Дюсенгалиев, и тут Яковлев принялся… биться лицом о пол;
- слова прокурора противоречат показаниям других сотрудников ДКНБ, кроме того, непонятно, в качестве кого в составе следственно-оперативной группы находился и сам Казбеков – его участие в деле не отражено ни в одном протоколе. Ни в одном документе нет ни слова и об оперативнике Дюсенгалиеве;
ВОПРОСОВ МНОГО – ОТВЕТОВ НЕТ

- в материалах уголовного дела отсутствует постановление о продлении срока содержания под стражей, который истёк 3 июля 2007 года, то есть с этого дня Яковлева должны были освободить. Ведь в противном случае само содержание под стражей и все дальнейшие следственные мероприятия считаются незаконными. В суде выяснилось, что это постановление существует где-то в личном деле арестанта в СИЗО, и суд отклонил ходатайство адвокатов об отмене ареста. Вообще, в ходе процесса почти из 30 ходатайств защиты судья Айгуль Калимукашева удовлетворила лишь одно – о вызове следователей Асангалиева и Улкенбаева, причём в суде появился только один, другой якобы находился в отпуске за пределами области;
- тому, что найденные банки, крышки, икра и станки принадлежат именно Яковлеву, нет никаких доказательств – на них нет даже его отпечатков пальцев, не принимал он участия и в телефонных переговорах сомнительного содержания; в распечатках телефонных переговоров между Крамаренко и Колесником фамилия Яковлева вообще не упоминается;
- ответов на вопросы кем изготовлена икорная продукция, кем куплена и кому продана, не было получено ни на следствии, ни в суде. Доказательств, что Яковлев покупал или сбывал что-либо запрещённое к свободному обороту, тоже нет;
- объяснить, какое отношение имеет А. Ержанов (скупщик и контрабандист икры, по сведениям Волгоградского УФСБ) к Яковлеву и наоборот, тоже никто не смог. Никакой работы по установлению так называемых соучастников Яковлева не проводилось ни казахстанскими, ни российскими компетентными органами, во всяком случае, в деле нет свидетельствующих тому документов;
В СУДЕ СВИДЕТЕЛИ ЗАГОВОРИЛИ ПО-ДРУГОМУ

- официально следствие закончилось 3 августа, но в суде Колесник, а также служащие части Вознюк и Визгалов сообщили, что их допрашивали 7-8 августа, о фальсификации уголовного дела говорит также то, что в материалах дела есть подтирки, замазки и исправления(!), что недопустимо;
- в суде Визгалов, Колесник, Леонов, как и сам подсудимый, заявили, что первоначальные показания были даны под моральным и психологическим давлением со стороны следствия;
- сторона защиты пыталась обратить внимание суда на недостачу вещественных доказательств (банок с икрой) по весу, количеству, содержанию пакетов и ящиков, но безуспешно. Даже в приговоре горсуда №2 фигурируют разные цифры: в описательной части общий вес изъятой икры указан как 74 кг 130 граммов, а в резолютивной уже 73 кг 904 грамма.
Список выявленных адвокатами нарушений закона, международных договоров между РК и РФ и явных нестыковок можно продолжать долго – доводы стороны защиты в апелляционных жалобах (приговор в законную силу ещё не вступил) изложены аж на 36 страницах!
«Доказательств вины нашего подзащитного нет никаких, даже в самом приговоре только и говорится, где да что изъято и в каком количестве, но ни слова нет о приобретении и сбыте незаконно добытого Яковлевым, то есть в чём он непосредственно обвиняется по данной статье Уголовного кодекса!» – говорит общественный защитник Яковлева.
КУДА ИКОРКУ-ТО ДЕЛИ?

Какова же версия самого осуждённого, раз он отказался от своих первоначальных показаний? Яковлев заявил, что приехал в Атырау по коммерческим делам, остановился в домике на берегу Урала в посёлке Акжар, а как оказался на территории части, не помнит, поскольку был пьян.
В этом любопытном деле возникает немало вопросов. Пусть даже эта версия осуждённого и кажется на первый взгляд сомнительной, но и она требует проверки. И вообще, что это за военный объект такой, куда запросто сможет попасть подгулявший штатский, да ещё отыскать там место, где выспаться? Куда подевались сообщники-земляки Яковлева, если они существуют? Почему на скамье подсудимых оказался один человек, если речь изначально шла о целой преступной группе? И ещё. Непонятно, куда подевались «Ниссан» с водителем и 108 килограммов чёрной икры, с чего, собственно говоря, и начинался пресс-релиз ДКНБ? Об этом история, обвинительное заключение и приговор умалчивают.
Лев ГУЗИКОВ

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz

 

4604 просмотраНа главную Поделиться:

Подпишитесь и узнавайте о новостях первыми


На главную

Наш WhatsApp номер для новостей:
1 2 3 4