Атырау, 19 августа 19:55
Ночью ясно+23, утром +34
Курсы Нацбанка: $ 386.82  € 428.67  P 5.86

Знак протеста – кляпы в зале суда

9 декабря 2009 в 00:00
Знак протеста – кляпы в зале судаУголовный процесс над тремя молодыми людьми, обвиняемыми в убийстве приезжей предпринимательницы, вышел за рамки зала судебных заседаний. В ходе очередного судебного заседания адвокаты Н.Жолболов, А.Балтабаева и К.Демесинов, матери подсудимых и сами подсудимые завязали себе рты чёрными повязками - в знак протеста против, как они полагают, предвзятого отношения суда.
Напомним, 24 июля в одной из квартир по улице Дружбы произошло зверское убийство предпринимательницы из Шымкента, имевшей свой бутик в «Пассаже». По версии следствия, преступление, ради обычного ограбления, совершили трое молодых людей, приехавших в областной центр на заработки из Кульсары. Они снимали квартиру в этом же доме.
Ещё в ходе следствия матери заключённых под стражу провели пресс-конференцию для СМИ, где сделали ряд заявлений («ГП» № 40). В частности, что их дети к убийству не причастны и уголовное дело сфабриковано полицией. Конечно, материнское сердце понять можно, но когда адвокаты, впервые в истории уголовных процессов нашей области, идут на столь необычные меры, это наводит совсем на иные мысли.
Информация об акции протеста проникла в здание правосудия задолго до визита местной прессы. Во всяком случае, фото-видеосъёмку после переговоров по телефону нам разрешили только на первые 10 минут. После заседания мы взяли интервью у адвоката подсудимых Нурлана ЖОЛБОЛОВА:
- Какую страницу уголовного дела ни открой – всё говорит о невиновности наших подзащитных и о причастности к преступлению иных лиц. Начнём с того, что подсудимые накануне преступления находились, извините, в компании проституток в одной из квартир в Привокзальном. Конечно, это их личное дело. Так вот. В ходе следствия эти девушки написали заявление в полицию, что нуждаются в защите. Их содержали на тайной квартире, принуждали давать ложные показания против обвиняемых, якобы (по их показаниям) даже насиловали, и они, подсыпав димедрол в питьё охранников, попросту сбежали и обратились в Департамент КНБ. Их заявления обо всём происходящем есть в материалах дела. Имеются аудиозаписи и видеозаписи.
- Что предпринял ДКНБ с их заявлениями?
- Они собрали некий материал, но, почему-то, не принимая процессуального решения, передали его в прокуратуру. Та, в свою очередь, в суд. И тишина.
- В определённых кругах «гуляет» аудиозапись переговоров полицейских с этими проститутками, где называется имя определенного полицейского начальника, с чьей подачи якобы всё и началось. О чём идёт речь?
- На этих записях полицейские пытаются убедить сбежавших от них проституток назвать их местонахождение, адрес, уговаривают встретиться, жалуются, что якобы их уже увольняют с работы за этот «прокол». В ответ девушка говорит: «Вы забыли, как вы нас избивали, насиловали нас, заставляли дать показания против невинных пацанов?» Полицейский, не отрицая этого, все равно настаивает на встрече.
- В редакции есть эта запись, вы представите её суду?
- Да, защита представила эту запись, но суд еще на это никак не отреагировал.
- Эти девушки подтвердили в суде то, что написали в своих заявлениях комитетчикам?
- Нет, лишь то, что утверждали на предварительном следствии.
- Кто-нибудь из подзащитных дал признательные показания?
- Нет, никто из них не признает предъявленного обвинения.
- Что стало непосредственной причиной акции протеста?
- Дело изначально велось и до сих пор рассматривается с обвинительным уклоном. Дошло до того, что суд вкладывает в уста свидетелей именно то, что хочет услышать, оглашает показания, еще не дав возможности защите допросить их, грубо нарушая тем самым нормы Уголовно-процессуального кодекса. Наши ходатайства, рассмотрение которых способно пролить свет на расследование данного уголовного дела, не рассматриваются, вопросы, задаваемые в адрес свидетелей, снимаются. То есть фактически наше присутствие как стороны защиты игнорируется!
- Есть ли у ваших подзащитных алиби?
- Водители этих девушек в суде утверждают, что отвозили и забирали своих клиенток за сутки до совершения преступления. Это ведь можно легко проверить, послав соответствующий запрос в компанию – оператор сотовой связи. Но наше ходатайство об этом суд оставил открытым. По закону, суд либо удовлетворяет ходатайство, либо отклоняет его, давая мотивированный отказ. А в УПК нет такого понятия, как оставить ходатайство без рассмотрения.
Сторона защиты полагает, что можно увидеть картину происходящего благодаря распечаткам не только компании сотовой связи, но и «Казахтелекома». Дело в том, что в 8.30 утра покойная звонила на домашний телефон своей сестре в Туркестан. Значит, в это время она была жива. Ходатайство выяснить этот момент суд тоже отклонил! А это важная деталь. Дело в том, что одна из проституток раньше дала показания, что парни вернулись в дом в это время, заперлись на кухне, спорили, потом мылись в ванной, смывая кровь. Но что любопытно, хозяйка квартиры в суде заявила, что воды в квартире в этот день не было, как и не было в прихожей женской обуви, когда она пришла в 9.00.
- Но ведь со стороны обвинения тоже есть свои свидетели…
- Да, например, есть свидетельница, которая якобы видела трёх парней, скандаливших между собой возле дома, где было совершенно преступление. У одного была кровь на руках. Но её показания сомнительны. На мой вопрос, куда она шла рано утром, она сказала, что шла сдавать кровь во 2-ую поликлинику, так как собирается устраиваться на работу. А на официальный запрос поликлиника ответила, что эта женщина обращалась последний раз в августе 2003-го года! Кроме того, о том, что видела, она сообщила лишь 31-го августа – когда прошло больше месяца после совершения преступления, сообщив в суде, что её попросили позвонить по телефону доверия сотрудники полиции! Это уже о чём-то говорит?
- Есть ли в деле результаты каких-либо экспертиз?
- Да, была проведена масса экспертиз и ни одна из них не только не изобличает подсудимых, наоборот, оправдывает. Так, согласно заключению экспертизы, взлома замка маленьким топором, как утверждает обвинение, не было. Более того, дверь и замок абсолютно целы. Далее, по результатам биологической экспертизы на одежде всех трёх обвиняемых нет следов крови с места преступления. На месте убийства обнаружен крашенный волос, не принадлежащий ни одному из подзащитных, антиген А группы B, причём волос этот вырванный. Причем один волос длиной 28 см, а другой крашенный в красный цвет волос длиной 5 см. Обладателями такого рода волос наши подзащитные также не являются. Как пояснил эксперт, возможно, это женские волосы. В материалах дела с грифом «Не приобщать к материалам уголовного дела» случайно оказалась справка криминалиста, свидетельствующая о том, что на месте преступления оставлены отпечатки пальцев, и ни один из них не принадлежит обвиняемым, они оставлены другими лицами. На следствии говорилось, что у убитой были похищены золотые украшения. Но как показал на суде эксперт, производивший осмотр места происшествия, все золотые украшения были на теле потерпевшей.
И главное: по результатам экспертизы и показаниям эксперта смерть потерпевшей наступила в квартире по ул. Дружбы 24 июля 2009 г. между 9.30 и 12.30 часами. А обвинение утверждает, что ребята убили её 24 июля 2009 г. в период с 5 до 8.30 ч., а затем уехали с Дружбы в Привокзальный.
- Есть ли другие версии убийства?
- Этим должно было заниматься следствие. Во всяком случае, когда моя коллега, адвокат Актолкын Балтабаева попросила предоставить так называемый журнал долгов убиенной, сторона потерпевших ответила отказом, заявив, что это коммерческая тайна.
- Как суд отреагировал на акцию протеста?
- Где-то, через полчаса после начала заседания председательствующая судья Акулова, поинтересовавшись о чёрных лентах, просто заметила: «Акция протеста? – Ну, это ваше право».
Следующее заседание суда назначено на 21-е декабря.
Лев ГУЗИКОВ
Фото В. Истомина


P. S.
Пользуясь случаем, мы обратились за комментариями к члену Президиума Союза адвокатов Казахстана Салимжану МУСИНУ (признанному лучшим адвокатом РК в 2008-м году), который в эти дни находится в Атырау. Нашим полицейским его имя хорошо известно по делу о покушении на Каметова, а по стране прогремело в деле главы «Казахстан темир жолы» Жаксылыка Кулекееева.
Г-н Мусин полностью разделяет обеспокоенность своих коллег сложившейся ситуацией с состязательностью сторон в суде. «Да, сейчас приходится работать именно в таких условиях. Других нет, - подчеркнул он. – И, судя по рассказам коллег из других стран, это твориться по всему СНГ».
Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz

 

6374 просмотраНа главную Поделиться:

Подпишитесь и узнавайте о новостях первыми


На главную

Наш WhatsApp номер для новостей:
1 2 3 4