Атырау, 19 сентября 12:16
Днём ясно+22, вечером +16
Курсы Нацбанка: $ 386.77  € 427.26  P 6.00

Судья Жумабаев: «Это просто попытка уйти от ответственности»

15 октября 2009 в 00:00
После инцидента в горсуде, когда два подсудимых порезали себе животы, мы взяли комментарии у председателя суда и адвоката.

Напомним, 7 октября двое подсудимых (теперь уже осуждённых) – Аслан КЕМЕЛОВ и Курманбек БАТАНОВ – предприняли попытку суицида. Им инкриминировали ряд статей УК, в т. ч. участие в организованной преступной группировке. По словам их родственников, обратившихся на следующий день в «АЖ», Кемелов и Батанов «вскрылись» прямо в зале суда, откуда их повезли в травматологический пункт, где оказали первую помощь, а затем вновь доставили в здание Фемиды на вынесение приговора. Согласно справке, у обоих «непроникающее резаное ранение передней брюшной стенки».
Председатель городского суда Парасат КУТКОЖА приговор комментировать не стал, поскольку он не вступил в законную силу. Что же касается самого инцидента, то, по его словам, осуждённые нанесли себе раны в полицейской «Газели» (и это, вероятно, недосмотр конвойной службы), но никак не в здании суда. «Раз медики посчитали, что их раны не опасны, то конвой принял решение привезти их в суд», – сказал он.
«Осуждённые обвиняются по довольно серьёзным статьям УК, – говорит судья Болатбек ЖУМАБАЕВ, выносивший приговор. – Проще говоря, они занимались рэкетом на рынке “Коктем”. Кроме того, у Батанова, ранее судимого за грабёж, судимость ещё не погашена, и совершённые новые преступления считаются рецидивом. А попытку суицида я расцениваю, как желание уйти от ответственности. Да, действительно, во время вынесения приговора один из них сидел на скамье подсудимых, хотя, как вы знаете, приговор выслушивается всеми стоя, а второй демонстративно развалился, явно симулируя плохое состояние. И даже если б их госпитализировали, приговор всё равно был бы оглашён без их присутствия. У нас есть и другие процессы».
А вот как комментирует процесс адвокат одного из подсудимых Кизатолла РАЕВ: «Когда я приехал в суд, их уже увезли в больницу. Действительно, вернувшись, один зашёл в зал заседаний самостоятельно, второго же тащили волоком.
Вообще, согласно нормам УПК, все сомнения должны трактоваться в пользу обвиняемых. Но эта норма действует только на бумаге. Как адвокат я считаю, что по многим эпизодам правоохранительные органы вообще не должны были принимать заявления. Например, по одному эпизоду возбудили два уголовных дела – “вымогательство” и “мошенничество”. На рынке к продавцу подошли парни, взяли пластиковую трубу, не расплатились и ушли. Самой хозяйки там не было, но дело возбуждают по её заявлению. И о каком мошенничестве либо вымогательстве здесь идёт речь? На неё не оказывали психологического давления, не было угроз, никто её не обманывал, чтобы получить эти трубы.
Другой заявил, что Кемелов и Батанов, оказывая моральное и физическое давление, отобрали у него две автомашины марки “ВАЗ”. Однако он не является их собственником. “Шестёркой” он управлял по доверенности, а “семёрка” принадлежит его сыну, который является совершеннолетним и дееспособным человеком, а значит и сам мог при наличии преступных действий написать заявление. Впоследствии в суде его допрашивали в качестве свидетеля.
Далее, согласно материалам дела, за организованной преступной группировкой с 2007 года велась слежка, наблюдение и оперативная разработка, пока в апреле этого года её деятельности не положили конец. Возникает резонный вопрос – почему органы позволяли столько времени им орудовать? Почему допустили все эти преступления, если таковые и были?
И подобные нестыковки не единичны. Возьмём ситуацию с восемью потерпевшими оралманами из Афганистана. Они работают сапожниками на рынке, не знают ни казахского, ни русского языка, заявления вместо них были написаны оперативниками ДКНБ. Батанова арестовали в апреле этого года, а заявления оралманов датированы маем, и в суде никто из них не смог назвать нанесённый ущерб.
Более того, судья Жумабаев иной раз не допускал родственников подсудимых в зал суда, хотя процесс был открытый. Зато комитетчикам и полицейским, сопровождавшим потерпевших и свидетелей, – “зелёный свет”. Дошло до того, что судья, задавая вопросы оралманам, сам же за них и отвечал. К примеру, “Вы имеете претензии к подсудимым?” Те отвечают: “Нет, нам ничего не надо, садака болсын”. – “Как это вы отказываетесь? Нет, вы должны поддерживать свою жалобу…”.
Лев ГУЗИКОВ
Азамат МАЙТАНОВ
Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz

 

5318 просмотровНа главную Поделиться:

Подпишитесь и узнавайте о новостях первыми


На главную

Наш WhatsApp номер для новостей:
1 2 3