Атырау, 22 сентября 00:41
Утром ясно+14, днём +16
Курсы Нацбанка: $ 387.34  € 428.44  P 6.04

Зимний день в Киндиксае

31 декабря 2008 в 00:00
За считанные дни до наступления Нового года мы побывали на одной из дальних зимовок Кызылкогинского района, где узнали о жизни здешних крестьян. Эта зимовка, расположенная в 300 километрах от Атырау, носит название Киндиксай. Ее обитатели с надеждой ждут наступающий Год Быка.

ВСЕ ДОРОГИ – В ПУП ЗЕМЛИ

Да, зима в этих краях действительно суровая. На земле лежит выпавший недавно снег, правда, не такой обильный, как в предыдущие годы. Из-под снежного покрова проглядывает пожухлая летняя трава. Изредка попадаются на глаза и кусты тамариска. Вся степь погрузилась в дремотную мглу. Ни птицы, ни зверька, только безмолвная степь – без конца и без края. Лишь изредка установившуюся тишину нарушают мчащиеся лошадиные косяки. Вот перед нашей машиной пронесся очередной табун откормленных, с лоснящейся шерстью лошадей. Ай, какие красавцы! Снег вдоль дороги усеян бесчисленными следами степного зверья: зайца и волка, корсака и лисы…
Здешние водители, сплошь крепкие ребята, наизусть помнят каждую яму, каждый бугорок на здешних дорогах. Им все нипочем, мчат по степному бездорожью, как по асфальту.
– А волков в эту зиму много?
– Да, ребята отлавливают, но и волки умудрились приспособиться. Иногда им удается улизнуть прямо из-под носа охотников.
– А они не представляют опасности для табунов?
– Если предводитель, вожак табуна, силен и ловок, к своему табуну он волка близко не подпустит. Даже матерый волк после одного-двух увесистых ударов копытом дает деру. В таких случаях серому остается только издали пускать слюни и облизываться.
Расположенный на перекрестке сотен дорог, Киндиксай как нельзя лучше соответствует своему названию (киндик – пуп, пуповина, сай – овраг, лог. – Л. К.). На зимовке всего четыре двора. Чуть далее виднеется старинное захоронение. Вокруг дома рядком стоят всевозможные сельскохозяйственные машины. На крыше сарая и во дворе скирдами сложено заготовленное на зиму сено. Сразу становится заметно, что сельцо отнюдь не из бедных. Выходит, не зря эти люди живут здесь, вдали от цивилизации, на отдаленной зимовке и занимаются своим основным, доставшимся в наследство от предков делом – разведением скота. Дым из печной трубы, словно побаиваясь резкого порыва ветра, извиваясь змейкой, исчезает в небе. Огромный черный волкодав не стал лаять, а затрусил в сторону кошары.
ЕЛАМАН И УЛМЕКЕН

Много лет назад в Киндиксае был колхоз. Чуть позже здесь была создана животноводческая ферма совхоза имени Джангельдина. Некогда вся округа кишмя кишела отарами, стадами и табунами. С распадом Советского Союза поголовье скота заметно сократилось, начался массовый отток жителей, и остались тут всего четыре семьи – Серика, Ашыктая, Мурата и Еламана. Жители небольшого села, где царит покой и порядок, живут в мире и согласии, заботятся друг о друге. Оказалось, семья Еламана Бижанова здесь самая большая. Добродушные сельчане встретили нас нисколько не чураясь, радушно и по-свойски. А мы хотели узнать, как же они намереваются встретить Новый год, который наступит буквально через считанные дни.
Не успели мы расспросить домочадцев о житье-бытье, как нам с пылу с жару преподнесли мясо на большом блюде.
– Зимним согымом (мясо скота, забитого на зиму) впрок мы пока не запаслись. А на блюде перед вами – еще осенний согым, – поделилась своими секретами хозяйка Улмекен апа.
Стекающий по крупным костям говядины жир сразу же дает понять, насколько вкусно только что сваренное мясо. Мы с аппетитом налегли на мясо, не забывая при этом внимательно слушать рассказ Еламана ага.
– Мы давно живем в селе Джангельдина. С тех пор, как Улмекен, после окончания медицинского училища, по путевке послали в эти края. Об отказе мы не могли и подумать, ведь тогда существовала строгая партийная и комсомольская дисциплина. Так получилось, что мы прочно осели здесь, пустили корни, теперь вот жалко расставаться с насиженными местами.
– В те времена о предоставлении служебного транспорта сельскому фельдшеру не могло быть и речи, а потому немало верст мне приходилось наматывать пешком. Хорошо, что Еламан ездил на машине, в свободное от работы время успевали объехать многочисленные юрты чабанов, разбросанные по всей широкой степи. Оставлять детей было не с кем, поэтому приходилось в поездку брать их с собой. Эх, вернуть бы те денечки, – добавляет Улмекен апа.
Еламан ага родился в 1941 году. Старшего брата Карамана уже нет в живых. Жизнь Еламана ага стоит того, чтобы остановиться на ней поподробнее. Когда началась Великая Отечественная война, его отец отправился на фронт, оставив дома жену с двумя детьми. Бабушка, которая свято верила в разные народные поверья и приметы, нарекла второго сына Еламаном (благополучие народа) в надежде, что его отец вернется живым с войны, а в стране будет спокойно. Но от судьбы никуда не денешься, закончилась война, но их отец Бижан с фронта так и не вернулся, пропал без вести. Молодая вдова подняла двоих сыновей, сделала для них все возможное. Их мать была единственной женщиной из этих мест, которой удалось стать депутатом Верховного Совета Казахской ССР.
– Мы не боялись никакой работы, такими же выросли и наши дети. Слава Аллаху, все своим трудом выбились в люди. Доченька, только не стоит их чересчур расхваливать. Ужас, как не люблю, когда хвалят безо всякой нужды. Ты уж лучше напиши, что живем наравне со всеми, – просит меня Улмекен апа.
Еламан и Улмекен вырастили пятерых сыновей и одну дочь. Вчерашние малыши, которые часто так и не дождавшись маму-фельдшера засыпали прямо в машине, давно выросли и создали уже свои семьи. Как же быстро мчится время! Ныне повзрослевшие дети стараются не отстать от жизни, обзавелись своим хозяйством, разводят скот, косят сено. Если у них и есть кое-какой достаток, то он пришел ценой кропотливого труда. Дети Еламана ага создали крестьянское хозяйство и назвали его в честь бабушки «Ынта».
ВСЕ СВОЕ

Когда распался Союз и односельчане в массовом порядке стали покидать ферму, семья Бижановых решила остаться. Но не стала сидеть сложа руки, а занялась выращиванием немногочисленного доставшегося в качестве пая скота. Это на словах все так складно, а на деле занятие животноводством представляет собой тяжелый труд.
– Правительство до сих пор не уделяет сельскому хозяйству должное внимание. Технику предоставляет в кредит, но, увы, с высокими процентами годовых. Цены на горюче-смазочные материалы во время сезона резко взлетают вверх. Немало мороки и с реализацией животноводческой продукции, так что обратить свой выращенный честным трудом скот в наличность – дело не из легких, – говорят киндиксайцы.
– Говорят, что в Год Быка труженикам села будет уделено особое внимание…
– Ой, об этом говорится каждый год. А крестьянский труд сопряжен с большими тяготами. Сельчане никому не доверяют, потому что правительство так и не оказало им обещанной помощи. Работники хозяйства «Ынта» во всем привыкли полагаться только на собственные силы и возможности. Еламан ага приобрел технику не в кредит у государства, а у частных лиц. Сначала машину, в другом случае – трактор, чуть позже – сенокосные агрегаты. В случае поломки техники наготове и ремонтная бригада в составе Еламана ага и его сыновей Манарбека и Айбека. Сыновья его организовали свою сенокосную бригаду и косят сено все лето и всю осень. Пока сенокосные угодья, орошаемые водами Уила весьма плодородны, чтобы создать достаточный запас кормов для скота. Сейчас ребята начали продавать односельчанам сено, машина которого стоит 13 тысяч тенге, – говорят жители села.
– В наличии есть еще 30 машин сена, предназначенного для продажи, – вступает в беседу аким Джангельдинского сельского округа Кайыргали БАЗАРБАЕВ. – Дети Елеке и в этом году засеяли земли, очень близко к которым подходят воды Уила во время разлива. Посевами они занимались и ранее, и вот теперь, после трехлетнего перерыва, вновь возобновили свою прежнюю деятельность. Кызылкогинцы быстро разобрали выращенные ими без применения селитры дыни, арбузы, картофель и прочий урожай овощей и бахчевых. На дастархане – все, что произрастает на земле. Они ничего не покупают, чего же еще желать?
Теперь мы понимаем, почему Улмекен апа так боится сглаза и порчи. Но разве не приходят все успехи к ним в результате самоотверженного труда и пролитого пота? Эх, были бы все наши соотечественники хоть в чем-то похожими на них!
МЕРГЕН АЙБЕК

Дети Еламана ага и Улмекен апа стоят того, чтобы похвалить их. Старший сын Омирбек – нефтяник, живет со своей семьей в городе Алга Актюбинской области. Вначале Омирбек работал в ТШО, а ныне трудится в Баку. Темирбек – сотрудник противопожарной службы в Миялы. Самый младший, Нурбол, учится в колледже в Атырау, а единственная дочь Актолкын – юрист. А вот Манарбек и Айбек – первые помощники отца. Айбек – отменный стрелок. Прошлой зимой он подстрелил четырёх волков. А вчера, когда выпал снег, к его величайшей досаде старенький УАЗ так и не завелся. А без транспорта на охоте никак не обойтись, он тут же позвонил в соседнее село приятелю, с которым и договорился насчет совместной охоты на следующий день. Есть тут на примете один матерый волк, который с недавних пор рыскает по всей округе. Эх, вот это была бы добыча что надо! Поразить волка, сидя в трясущейся машине, для Айбека дело плевое. Но и волки ныне приноровились и, едва завидев машину, тут же стараются удрать. Вместе с молодым охотником мы зашли в сарай, где заметили на земляном полу его свежий охотничий трофей – несколько тушек зайцев. Здесь мы его и сфотографировали на память.
– Через считанные дни наступает Новый год, апа…
– Раньше, когда дети были еще маленькими, мы наряжали елку, заранее приглашали Деда Мороза с подарками. Ныне эти хлопоты взяли на себя молодые. Надо же подарить радость этим крохам – Ералхану и Райхан. На Новый год приезжают дети, что живут поблизости, собираются внуки и племянники, словом, это такой чудный праздник души. Приглашаем всех соседей, – рассказывает Улмекен апа.
…Когда мы собрались в обратную дорогу, небо заволокло тучами. Поднялся резкий холодный ветер, порывы которого едва не сбивали нас с ног. Мороз все усиливался. «Завтра, по народным приметам, будет «сайгачья вьюга», – напоминали друг другу жители зимовки.
В этот день поднимается нешуточная метель и крепчает мороз. Впереди нас ждала дорога. Придется отмахать ни много ни мало 300 километров. На обратном пути я все время вспоминала здешних жителей, в особенности обитателей Киндиксая, дивилась их неистребимому оптимизму, какой-то первобытной спокойной силе. Такими, наверное, и должны быть истинные казахи!
Ляззат КАРАЖАНОВА,
Индер – Атырау – Кызылкога

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz

 

3644 просмотраНа главную Поделиться:

Подпишитесь и узнавайте о новостях первыми


На главную

Наш WhatsApp номер для новостей: