Атырау, 21 сентября 14:14
Вечером будет пасмурно+12, ночью +9, возможен дождь
Курсы Нацбанка: $ 387.34  € 428.44  P 6.04

ТОП-Афиша АЖ: Старые песни о главном

31 декабря 2008 в 00:00
ТОП-Афиша АЖ: Старые песни о главномСтранное дело – главный романтический праздник года, а Голливуд так и не представил какой-нибудь внятной рождественской истории. Образовавшуюся пустоту заполнили российские кинематографисты. «Стиляги» Валерия Тодоровского претендуют на лавры главного новогоднего кино. Даже драма – история основана на событиях советского реализма с его непременным выдавливанием человека из раба - облаченная в сладкий жанр мюзикла превращается в фильм-праздник (как заявлено в релизе).
Охота на ведьм была главной забавой человечества во все времена, а уж в тоталитарных государствах являлась чем-то естественным. Человеку всегда нужен враг, и если к моменту описанных в фильме событий с внешним мы уже разобрались, партии осталось найти врагов внутренних. Их охотно заменяли в нашей стране ориентированные на Запад субкультуры.
Страна Советов, середина 50-х. Статью «О поклонении Западу» никто не отменял, но по московскому Бродвею (Тверская) хиляют стиляги в немыслимой расцветки прикидах, танцуют джаз и буги, предаются свободной любви и вообще нагло радуются жизни, в то время как родина неустанно подкладывает кирпичи в основание Железного занавеса. Партия не привыкла мириться с разложением и говорит «фас!» своей надежде и опоре – комсомолу. И кипящая энергия гормонов выплескивается на освещенные кислотными нарядами стиляг улицы. Непримиримые комсомольцы-добровольцы в крысиного цвета робах с ножницами наперевес отстригают пижонские начесы и коки и рвут шмотки с загнивающего запада под лозунгом «Сегодня он играет джаз, а завтра родину продаст!».
В принципе за свойственное всем подросткам желание «не быть как все» приходилось платить дорого не только в 50-ые: даже в 90-ые за мини и кресты в ухе моей подруге вслед летело ненавистное старушечье «проститутка!». Тем более объяснима ненависть «к иным» в условиях холодной войны, когда желание походить на тех, кто за занавесом, расценивалось как идейное предательство. Поэтому шаг «влево» комсомольца, спортсмена и отличника Мэлса, пусть даже из романтических побуждений, стал поводом для войны. А Мэлс влюбился, только и всего. В стилягу-бэби Полину-Полли-Пользу. Влился в тусовку, которую недавно сам разгонял, сменил облик, интересы, имя (состоявшее из инициалов вдохновителей революции, а отсеченная последняя буква «С» означала самого Сталина, за эту дерзость Мэлс поплатится студенческим билетом). Заразился. Морально разложился. А бывшая подружка из идейных будет все оставшееся экранное время его лечить, не гнушаясь методами.
Несмотря на явную отсылку к времени действия, к исторической действительности 50-ых «Стиляги» имеют косвенное отношение. Серая неприметная одежда, портреты Ленина-Сталина, колоритные мощные тетки в пивнушках и ужас коммуналок являют собой постоянные атрибуты советского прошлого существующей киноклассики. Как и любой представитель свого жанра, «Стиляги» скорее ретроромантическая музыкальная комедия, искать в которой признаки исторического соответствия – задача неблагодарная. Она не прячет драму, не приукрашивает, но присыпанная конфетти, блестками, лентами ярких нарядов персонажей и сдобренная песнями и плясками, драма уже не кажется такой страшной и реалистичной. Особенно странный сценарный ход связан с происхождением младенца и просто фантастической лояльностью общества. Как известно, в те годы появление чернокожего ребенка у белой матери не простили бы даже в Америке, а в Москве 50-ых, где и негра-то видели только единицы, такое моральное падение едва ли сошло бы с рук легкомысленной мамаше.
Постановка фильма на противопоставлениях нарочито подчеркивает контрасты истории: буги-кривлянье стиляг и чеканный комсомольский шаг, пестрый раскрас под африканского попугая «низкопоклонников» и серо-коричневая, цвета почти военного хаки, униформа советского человека, счастливая свободная любовь и угрюмый семейный долг… Разумеется, советская промышленность выпускала не только серый текстиль и черные ботинки, наши бабушки и дедушки жили в гражданских браках не будучи стилягами и тоже любили потанцевать на домашних вечеринках даже под зарубежную музыку…
История радикальных отношений советской власти с первыми неформалами щедро сдобрена адаптированными к сюжету композициями 80-ых культовых групп и исполнителей: «Наутилус Помпилиус», «Кино», «Чайф», «Бригада С», «Колибри»… Этот прием использовал в своем «Мулен Руже» Ларс фон Триер, когда в интерьерах начала 20 века удивительно уместно звучали песни Мадонны и Дэвида Боуи. Так и здесь, перепетые куплеты всем известных песен удивительно гармоничны в контексте сцен, а актеры большей частью поют сами. Самая впечатляющая сцена – лишение студенческого билета под рэп-речитатив «Скованных одной цепью» и финальный, гитлеровский выброс руки идейного лидера комсомольцев Кати, нравственное уродство которой позволяет даже отдаться «врагу», лишь бы вернуть его в лоно партии.
Главная героиня знакома зрителю по бодровским «Сестрам». Девочка-подросток явно созрела. Хороши в коротких, но запоминающихся ролях мастодонты советского кино Янковский, Ярмольник, Гармаш и Горбунов.
Словом, первый за годы постсоветского кинематографа мюзикл можно считать удавшимся. «Стиляги» очень красочный, музыкальный, с хорошо поставленной хореографией ностальгирующий по романтике запретов фильм-карнавал, фильм-праздник о необходимости свободы духа. Хотя бы даже из духа молодежного противоречия.
Зульфия БАЙНЕКЕЕВА
Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz

 

2526 просмотровНа главную Поделиться:

Подпишитесь и узнавайте о новостях первыми


На главную

Наш WhatsApp номер для новостей:
1 2 3