Атырау, 26 августа 12:30
Вечером ясно+23, ночью +18
Курсы Нацбанка: $ 386.34  € 427.25  P 5.88

Топ афиша АЖ: Домовой, ты возьми меня с собой

27 ноября 2008 в 00:00
Топ афиша АЖ: Домовой, ты возьми меня с собойСюжетная идея «Домового» близка каждому, кто когда либо сидел, уставившись в мигающий курсор в левом верхнем углу пустого вордовского файла хотя бы даже за написанием реферата или спича для корпоративной вечеринки. То есть многим из нас хорошо знакомо мазохистское желание призвать на помощь музу в любом ее проявлении, которая бы пусть даже пинками заставила написать требуемое. Конечно, все это от нечистого и попахивает сделками с дьяволом, однако Люцифер весьма разборчив и не на каждый призыв объявится. Необходимы глубокая жизненная драма и тотальный кризис – творческий, личностный, среднего возраста и т.д. и т.п. Автор популярного детективного чтива Антон Праченко, что называется, дозрел. На вопли творческого застоя отозвался Домовой. Это не потусторонний хранитель домашнего очага, но персонаж не менее иррациональный – то есть киллер-то реальный, но по милицейским сводкам давно прописанный на том свете. Возникший из официального небытия профессиональный убийца оказывается вполне себе жив, здоров и даже упитан. Ну да, не самая стандартная муза. Но какая еще нужна автору в жанре pulp fiction?

Странным образом возникший профессиональный убийца берет исписавшегося писаку под почти отеческую опеку. Часами рассказывает под монотонную музыку дождя байки из склепа, делится секретами мастерства, убедительно внушает, что убийство – то же ремесло, что и писательский труд («А ты можешь не убивать?» – наивно вопрошает писатель, «А ты можешь не писать?» – незамысловато, но с нажимом отвечает вопросом на вопрос простой российский киллер). Так, в беседах о рутине непростого ремесла рождается потенциальный бестселлер. Творческий подъем, интерес к жизни, потеплевший голос издателя усыпили бдительность, и незаметно для себя обязанный всем этим киллеру-искусителю автор попадает на тонкий лед подозрительных экспериментов. В газетах такие вещи проходят под штампом «испытано на себе», а в литературе «вживание в образ». Но можно ли остаться верным себе козликом, примерив шкуру волка?
Завязка ясна. Вся интрига, правильно - в развязке. По принятым в мире детективного триллера правилам она наступит только в финале. Тут и нарисуется первый плюс картины. В целом сценарий мудреностью не отличается (что само по себе тоже уже хорошо для подуставших от джеймсбондовских завихрений мозгов), но до самых последних кадров намерений автора сюжетных «заворотов» (а это, как ни странно, не писатель, а киллер) разгадать наверняка не удается: убьет - не убьет, подставит – пожалеет?.. Ромашка сплошная, однако в итоге все эти вопросы окажутся неверно поставленными.
Возможно, в пересказе это выглядит плоско и вульгарно, но в фильме история выглядит объемно, даже естественно, да и сомнительной нравственности персонажи – профессиональный убийца и писатель-мизантроп – уже стали привычной частью современного массового искусства. Веление времени, точней, отражение существующей действительности. В нашем мире востребованы люди из параллельного, способные выстрелить в голову сидящего на унитазе человека и спокойно пойти в кафе неподалеку, чтобы выпить чашечку кофе в ожидании телевизионного сюжета о проделанной работе. Но таких немного, поэтому они будоражат подсознание и щекочут слабые нервы. На этом интересе зарабатывает аморальный с точки зрения традиционной нравственности писатель. Но кто сказал, что писатель обязан быть апологетом нравственности? Во всяком случае, если почитать биографические записки, творцы редко бывают в быту милейшими людьми. Зато они ставят разные метафизические вопросы о смысле бытия и природе творчества. Просто у всех своя карма.
Свою актерскую карму состав «Домового» отработал на уровне. Машков в роли загадочного киллера с собственной философией неотразим (магия кино, однако – даже весьма реалистичные кадры совершенных им подлых и жестоких убийств не могут оттолкнуть от его героя). Хабенский, видно, обречен играть слюнтяев и неудачников, но здесь привычное амплуа как нельзя кстати, Хаматова на любителя, но не мешает, Джигарханян в образе локального крестного отца с живописными белыми усами как у покойного ныне Бадри Патаркацишвили уместен везде.
Криминальная составная тоже «как у людей» - погони, заговоры, подставы, хорошие полицейские, расстрел целого бандитского гнезда...
Словом, тем, кто не любит «новое русское кино», но понимает, что контакты с этим явлением неизбежны в силу быстро развивающегося российского кинорынка, начать можно как раз с «Домового».
Зульфия БАЙНЕКЕЕВА
Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz

 

2732 просмотраНа главную Поделиться:

Подпишитесь и узнавайте о новостях первыми


На главную

Наш WhatsApp номер для новостей:
1 2 3 4

Последние новости